Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts. On the verge.

Объявление







BEST OF THE BEST





FORUM LIFE
Нам исполнилось четыре месяца! Троекратное ура, чепчики в воздух, праздничный торт во флуде и все такое) Спасибо всем, кто был и остается с нами!
Множество квестов готово к запуску, записываемся. Игра не стоит на месте, идет отыгрыш второго квеста.
19.09.12. Дорогие участники, объявление обновлено. Голосование по конкурсу обнулено и с сегодняшнего дня начинается заново, каждый голос важен, поэтому активно начинаем голосовать. На ваши вопросы в «5 вечеров» отвечает Ремус Люпин. .

PARTNERS
Live Your Life
NOX. Marauders era. and may the odds be ever in your favor White PR
IMPORTANT
время: сентябрь 1997 г.
погода: уточняется в каждом конкретном квесте.

GAME NEWS
Ученики осваиваются в новом Хогвартсе, где после гибели Дамблдора установлены новые порядки. Пожиратели смерти различными способами пытаются установить местонахождение Гарри Поттера. Гарри, Гермиона и Рон скрываются от пожирателей и исследуют дом на Гриммо. Орден Феникса придумывает средства коммуникации, путает следы и пытается расколоть шпиона.

GAME IN LOCATIONS
подвал Малфой-Мэнора
больница Св.Мунго
кухня в Норе
площадь Гриммо, 12
кабинет зельеварения
кабинет ЗОТИ
кухня школы
Запретный лес
школьная библиотека

ADMINISTRATION
Harry Potter, ICQ: 631675991
Remus Lupin, ICQ: 648673057
Chloe Folson, ICQ: 612347698
Ron Weasley, ICQ: 613215782
Astoria Greengrass, ICQ: 646948676
WELCOME
Бесценные участники и дорогие гости! Мы рады приветствовать вас на нашем ролевом проекте, посвященном второму поколению Гарри Поттера - поколению золотой троицы и Темного Лорда. Мы постарались сохранить сказочную и уютную атмосферу книг волшебницы Джоан Роулинг. Пожалуйста, уделите нам должное количество внимания. Мы не собираемся превращаться в массу ролевых-однодневок, столь часто создающихся в последнее время; мы планируем тщательно бороться за место под солнцем и собирать коллектив чудесных и творческих игроков. Надеемся, что вы, именно вы присоединитесь к нам! :)

Рейтинг игры: NC-17
Система: локационная с элементами эпизодов
Временные рамки: 1997 год, Дары смерти
Навигатор: ссылка

WE NEED
В игру требуются каноничные персонажи, в частности: Минерва Макгонагалл, Невилл Лонгботтом, Ремус Люпин, Нимфадора Тонкс, Кингсли Шеклболт, Алекто Кэрроу, Яксли, Рабастан Лестрейндж, а также некоторые другие представители ОФ и ПС. Будем бесконечно рады акционным персонажам, для каждого из которых подготовлено теплое местечко в сюжете.



RATINGS
КЛИКАЕМ ЕЖЕДНЕВНО!
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts. On the verge. » ПОМЕСТЬЕ МАЛФОЕВ » подвал


подвал

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

0

2

4 сентября

<<< Дом Лизы Форбс

   Помещение встретило волшебников своим подвальным полумраком, где источником света была лишь старая лампа, отбрасывающая зловещую сетчатую тень на обшарпанную каменную стену. Насколько были шикарны и богаты интерьеры верхних помещений дома, настолько же мрачны и заброшены были помещения подземные, Малфой даже не сразу вспомнил о них, но не в гостевую же комнату было селить пленницу. Серый потолок украшала паутина, которой здесь было в изобилии. Неплохая компания для упорствующей Форбс – пауки, возможно они будут хорошими советчиками так же как и отсутствие дневного света, да и вообще, отсутствие человеческих условий для проживания. Люциус подвел свою спутницу к деревянному табурету с такой галантностью, будто собирался усадить ее на трон, после с долей сомнения огляделся вокруг. Лавка, стоявшая у стены никак не годилась для того, чтобы на ней можно было ночевать в случае если процесс выуживания информации затянется надолго. Пожиратель воспользовался трансфигурацией, после чего лавка видоизменилась, походя теперь на койку. Малфой утвердительно кивнул, сел на край своего произведения, затем направил палочку на Лизу. Прежде чем снять заклятье подвластия следовало обезопасить себя и саму жертву от проявлений гнева, попыток бежать и прочих резких движений, поэтому руки Форбс опять оказались связаны. Пребывая во власти чар, гостья подземелий находилась в состоянии абсолютного умиротворения и, возможно даже счастья, что вполне традиционное явление для Империо: жертва идет по той линии, которую для нее прочертил автор, она не сопротивляется, а, напротив же, находит радость в исполнении чужой воли. Люциус слегка наклонил голову, он размышлял. Куда торопиться? Почему данное заклинание называют непростительным? Это не больно, не мучительно. Человек абсолютно спокоен, ни на кого не бросается, не рыдает, не испытывает страха… правда, есть небольшой нюансик – объект выполняет чужие указания, становясь безвольной марионеткой, но этот пункт интересовал Малфоя меньше всего. Мрачную идиллию нарушать не хотелось, но что поделать. Люциус неохотно указал палочкой на Лизу, после чего разум ее должен был проясниться.
   - Места меняются и только вопросы остаются теми же. Как ты успела заметить, я выбрал для тебя другое прибежище и очень надеюсь, что оно повлияет на тебя отрезвляюще и поможет вспомнить все детали побега из министерства и дальнейшего общения с Кингсли и этой Софией Кабрера. Хлеб с водой, а то и их отсутствие очень эффективны в припоминании событий, я уже не говорю о других менее гуманных методах. Ты же не думаешь, что мы станем жалеть человека, который покрывает наших врагов? Я заметил, ты подумываешь о самопожертвовании. Конечно, это так романтично и красиво звучит "умереть во имя высшей цели", но поверь, выглядит смерть никак не романтично и совсем не красиво, это мрак и тление, это распад. Последнюю фразу Пожиратель проговорил на одном дыхании, почти переходя на шепот. Он был наблюдателен и знал чего боятся женщины, пусть даже подсознательно. А цель... Какую цель преследуешь ты? Неужели оставить собственного ребенка сиротой? Брось эти мысли! Пока нет информации о Кингсли умереть тебе все равно не дадут. Очень скоро сюда подтянутся остальные люди Темного Лорда, а они менее обходительны с дамами чем я, не усугубляй молчанием. Если начнешь говорить, появится возможность оказаться на свободе, увидеть сына… Малфой заговорил вкрадчиво и проникновенно, пытаясь добиться того, чтобы гостья ему доверилась. Ты же хочешь увидеть своего сына? Ты молода, впереди вся жизнь. Прекрасная, яркая жизнь, полная радости и счастья. Ты же не хочешь стать калекой? Не расстраивай сына… Если расскажешь все, никто тебя не осудит. Люциус поерзал на жесткой поверхности койки, сетуя про себя что приходится сейчас сидеть на этой полуразвалине, в то время как можно было наверху расположившись на мягком диване выпить чаю. Несмотря на внутреннее недовольство, Малфой осознавал, случайность в министерстве может стать роковой, очередного промаха Лорд не простит, а посему Пожиратель продолжил обволакивать эту случайную муху сетями своей паутины. Вашим мы найдем что сказать. Все знают, что Пожиратели могут быть очень жестоки, я даю тебе шанс, ты предоставишь информацию по-хорошему, меж тем все будут твердо уверенны, что тебя жестоко пытали, в противном же случае пытки тебя ждут настоящие. Это подвал, кричать можно пока не охрипнешь, никто не услышит. Никто кроме меня. Малфой указал на толстые каменные стены изо всех сил стараясь не скривиться, вот уж радужная перспектива слушать вопли за завтраком… Окон, как видишь, здесь нет, сбежать не удастся. А самое главное что здесь нет этого идиота Кингсли который, потренировавшись на министерстве, мог бы разнести весь Менор к дементоровым прародителям.
   Глядя собеседнице в глаза, стараясь уже не заклятьем, а вербально подчинить Лизу своей воле, Люциус произносил слова, произносил с выражением, подкрепляя речь еле заметными мимическими движениями. Глаза говорили «доверься мне и я тебе помогу». Лучше пусть она доверится сейчас, а не после того как ее правильное лицо превратится в кровавое месиво. Малфоя передернуло от одной мысли, что женщина может не расколоться так запросто и потребуется еще применять какие-то усилия. Грязная работа как обычно предназначалась для кого-то менее брезгливого, Люциус рассчитывал просто собрать плоды чужой деятельности, но все же, хотелось обойтись малой кровью.
   - Решайся, Форбс, пока не пришел кто-то из членов нашей организации. Решайся! Все в твоих руках.

+3

3

====> уютная квартирка Форбс.

Она была загнанна в угол. Выходов не было, да и никаких возможностей к тому, чтобы сбежать или хоть как-то спрятаться от него. Все закончилось. Закончилась жизнь, которая всегда казалась такой обычной, привычной и скучной. Теперь уж точно нельзя было сказать, что что-то будет скучным. Теперь все будет весело. Для него, отнюдь не для брюнетки.
С опаской оглядев холодное помещение подвала Малфоя, Лиза судорожно сглотнула, понимая, что пощады уже ждать не надо. Ее все равно убьют и, если не похоронят где-то на заднем дворе, то она останется здесь. В темном подвале. Таком огромном, где можно легко потеряться. По крайней мере он казался таким огромным и пустым. Пугающим и не внушающим ничего хорошего.
Пока они были в доме, он утверждал о том, что по-любому найдет Генри. Что все на самом деле принадлежит Темному Лорду. И это было действительно так, она, как работница министерства прекрасно это понимала. Просто не желала признавать, надеясь, что в этом мире еще осталось что-то светлое. Но нет. Если и было что-то светлое, то точно обманчивое. Взять хотя бы Люциуса - блондин со светлой кожей и голубыми глазами - именно так рисуют ангелов, но увы, в этой пьесе он был дьяволом. Еще каким дьяволом.
Но  она не хотела верить его словам. Не хотела думать о том, что он хоть как-то может выйти на ее сына. Она сделала все, что было в ее силах, чтобы оградить Генри от всего этого ужаса, который в последнее время пронизывал весь магический мир. Она специально отправила его к маме, зная, что там безопастнее. Она специально никогда и никому не говорила о том, где живет мать,  а также нигде в министерских делах не на написала этого адреса.  Так что в ее голове было четкое представление о том, что его никто не найдет. И пока она держалась за эту мысль, в ее душе еще была надежда на то, что все будет хорошо.
Но он все же разбивал ее сердце. На маленькие колючие осколки, заставляя ее сдерживать желание завыть или расплакаться. Он говорил том, что отпустит, если она скажет правду. Говорил, что отпустит к  сыну и все будет хорошо. Но Лиза знала, что это не правда и он врет. Просто потому что так просто пожиратели не оставляют свидетелей. Просто потому что они любят развлекаться, мучая людей и убивая их. Просто потому что они зло в этой сказке, а добро не всегда побеждает. А, если и победит, то уже вряд ли Форбс поучаствует в праздновании Дня Победы, ведь у нее нет принца не белом коне, который бы преодалел все невзгоды и расстояния, чтобы спасти ее. Да и она далеко не принцесса и не главная героиня сказки.
Стоп...
Он сейчас сказал то, что заставило ее улыбнуться. Там в душе, ни в коем случае, чтобы улыбка оказалась на ее лице, так, чтобы он это увидел. Он сказал фразу, от которой сразу же зародился в темноволосой головке план. Только бы вытерпеть все... Только бы не сломаться.. Раз он сказал, что, пока она не расскажет про Кингсли, то она будет жить, то пусть Люциус будет уверен - она ни за что не скажет где сейчас он. Просто потому что ей необходимо держаться за жизнь. Теперь мысли о самопожертвовании и дружбе ушли на второй план. Но вот инстинкст самосохранения невозможно отключить. А все инстинкты Лизы просто кричали о том, чтобы она сражалась. До последнего. До последнего чертова дня этой жизни. Хоть она и будет недолгой, судя по тому, как был настроен Малфой.
- Люциус, зачем ты говоришь такие слова? - спрашивает она, подняв на него немного испуганный, но ледяной взгляд карих глаз. - Зачем ты говоришь о помиловании, когда и ты и я знаем о том, что этого не будут. Может, я и не такая послушная, как тебе бы хотелось, но я настолько глупа, чтобы осознать, что вы меня отсюда не отпустите. Ни ты, ни остальные пожиратели. Вы, скорее, насладитесь тем, как я буду гнить в этом подвале, чем позволите мне уйтик сыну, - на последних словах голос дрожит, но она пытается это игнорировать и продолжать говорить. - Даже, если я и скажу тебе что случилось тогда, то твои друзья убьют меня завтра же, или твоя безумная родственница заставит меня стать такой же, какими стали Лонгботтоны. Чтобы я мучилась всю оставшуюся жизнь. И не только я, а все те, кому я хоть немного дорога. Зачем ты пытаешься дать мне ложных надежд? Я все равно в это не поверю. И буду стоять на своем до последнего.

оп

я дико извиняюсь за огромное количество ошибок, но у меня ужасная клавиатура, на которой тяжело и неудобно печатать.

+3

4

------------------- Хогвартс
Линдеманн прибыл в Менор за последними новостями, а та же, доложиться Лорду, что и как у него идёт. Однако, поместье встретило его неожиданной тишиной и сонным спокойствием. Тилль оставил вещи, прошёл в гостинную, в которой домовик подал ему горячий грог и хотел уже было развалиться в кресле в ожидании Люциуса, но в комнату неожиданно вошел Петтигрю. Немец поморщился - он не скрывал что презирает крысёныша. Всё в этом жалком существе вызывало раздражение - хлипкая низкорослая фигура с узкими плечами, но довольно большим пузом, лицо, похожее на крысиную морду с вечно бегающими маленькими глазками, заискивающий голос и уж особенно манера общаться. Тилль собирался послать крысу куда подальше, но тот, запинаясь, сообщил довольно интересную информацию.
Так, так, так... значит, Люц в подвале с некой дамой.. Очень любопытно... Думаю, он не будет против моего общества.
Улыбнувшись, Линдеманн развернулся и, не обращая внимания на Питера, пытающегося пропищать что-то ещё, вышел из комнаты и направился в подземелье.
Обстановка в подвале родового поместья Малфоев была... как в подвале. Ни добавить, ни убавить. хотя. судя по состоянию помещений, пользовались ими не часто.
Раньше... раньше пользовались не часто, теперь подвал врятли будет пустовать...
Пройдя к камере, немец услышал голоса переговаривающихся людей и улыбнулся, поняв что белоручка Малфой пытается воздействовать на гостью словами. Войдя в помещение, тилль наконец увидел обладательницу приятного голоса, отвечающего Люциусу. На вид двадцать восемь - тридцать лет, но скорее всего старше, просто хорошо следит за собой. Фигурка подтянутая, однако бёдра немного разошлись, что скорее всего говорит о наличии детей. Чёрные волосы, приятное узкое лицо с большими глазами, тонким носом и полными чувственными губами. Не эталон красоты, но очень привлекательна, женственна. Закончив осмотр, Тилль ухмыльнулся и перевёл взгляд на блондина, отпивая глоток обжигающего напитка из предусмотрительно захваченного бокала. Неммец принебрёг грубой мебелью, оставшись стоять, прислонившись к стене.
- Здравствуй Люциус, рад тебя видеть! Не против компании? Может познакомишь с нашей гостьей?

+3

5

Как упрямы порой бывают люди, особенно женщины. Эмоции всегда мешают им рассудить что было бы разумнее сделать в той или иной ситуации. Когда имеешь дело с неглупым человеком, во власти которого волей злодейки судьбы ты оказываешься, лучше уступить. По лицу хозяина дома читалось недовольство. Даже путем осторожных убеждений не получалось договориться, что ж, терпение аристократа невечно, и без того слишком много времени он подарил этой упертой девке.
   - Зачем ты говоришь о помиловании, когда и ты и я знаем о том, что этого не будут. Может, я и не такая послушная, как тебе бы хотелось, но я настолько глупа, чтобы осознать, что вы меня отсюда не отпустите.
   - Если бы было незачем, стал бы я утруждать себя сотрясанием воздуха! Ты можешь похвастаться легилименцией? Малфой был зол и отчеканивал каждое слово, чтобы смысл не просто дошел, а впечатался. Ты решила что мысли мои читать умеешь? Это наивно. Или может ты думаешь, что я у себя дома тобой распорядиться не могу согласно возможному договору? Я могу любые лазейки найти если захочу. О наших с тобой делах в курсе очень немного людей и пока они не знают всех подробностей, ты могла бы спокойно пойти на уступки. Я был, есть и буду влиятельным человеком, даже не из-за происхождения, просто в силу своего разума, потому что для управления людьми нужно иметь способности, у меня они есть. Я управлять умею, а главное, люблю. Какое удовольствие мне смотреть на то, как ты будешь здесь гнить? Или у меня дел других нет и увлечений? Люциус развел руками и усмехнулся. Ты ошиблась, я не садист, наоборот, человеколюбив, можно сказать… Фраза была произнесена с налетом сарказма. Малфой не был жесток по натуре своей, это скорее безразличие ко всем кроме себя и кругу особенно близких людей. Я не стал бы с тобой связываться из-за банальной лени и любви к чистоте. Пойми, у меня нет цели жестоко обмануть тебя, я бы вздохнул с облегчением, если бы ты убралась отсюда подальше и чем скорее, тем лучше. Люциус поднялся со своего места, оперся рукой о спинку стоящего у стены стула, который жалобно заскрипел, но тут же затих. Мои товарищи привыкли ко мне прислушиваться, если я не указал на человека, никто ничего не сделает, зато если я скажу «Фас!», эта свора разорвет тебя на куски. Видела когда-нибудь охоту? Вот мне кажется, настал знаменательный момент, когда тебе пора помочь. После беседы с нашими «борзыми» (здесь подразумевались члены ПС) обязательно подам тебе зеркало, полюбуешься отражением и моли небеса, чтобы тебя не привели к самому Лорду, это для тебя худший вариант.
   После некоторого молчания Пожиратель опять внимательно посмотрел на гостью и продолжил разговор, ему нравилась роль кошки в данной игре, пусть даже мышь оказалась слишком живучей. Мужчина по-профессорски заложил руки за спину и принялся расхаживать из стороны в сторону.
   - Ну-ка, вспомни-ка основные правила попавшего в плен заложника… Вести себя тихо, ничем не раздражать похитителей, не перечить… В идеале – прикинуться мебелью. Может из тебя люстру сделать? Будешь в зале висеть.
   В подземелья пришел Линдеманн. Люциус уже давно услышал шаги и теперь ожидал его появления, встав за спиной у сидящей Форбс, лицом к двери.
   - Здравствуй Люциус, рад тебя видеть! Не против компании? Может познакомишь с нашей гостьей?
   - Приветствую тебя, Тилль, мы рады твоему приходу. Особенно я, - подумал Малфой, который уже давно не знал что делать с неразговорчивой дамой, вернее даже она была вполне разговорчива,  только выдавала не то. Что от нее требовалось. Аристократ почувствовал как гора начала медленно сходить с его плеч, наконец-то всеми сложностями займется Линдеманн, а пока можно отдохнуть от разглагольствований. Люциус направил палочку на светильник, от чего на смену полумраку, больше подходящему для доверительных бесед, пришел интенсивный яркий свет, позволяющий пришедшему Пожирателю разглядеть объект.
   - Вот… Малфой отошел чуть в сторонку и указал на заключенную. Это наша гостья, беседа с которой перестала приносить хозяину дома всякое удовольствие. Возможно ты, Тилль, сумеешь найти с ней общий язык, а то у меня уже складывается ощущение, что говорю я на птичьем.
   После вступительной речи, Люциус подвел Линдеманна к небольшому столику, на который кинул Ежедневный Пророк с фото разрушенных коридоров Министерства и вкратце поведал историю сбежавшей троицы.

+3

6

Начало игры
<===Поместье Малфоев, личные покои Тёмного Лорда

Никогда и ничего не бойся. Страх не делает человека сильнее. Тот, кто слаб, не сможет в минуту страха найти в себе смелость. Она порождается не боязнью чего-то.
Тот, кто силен, не должен бояться. Страх может породить храбрость, но она - сестра безрассудства. Сильный должен быть мудрым.
Ты гордишься тем, что ты - слизеринец, но разве твоя безрассудная храбрость - черта змей? Нет, Северус, с годами ты понял, сколько в тебе гриффиндорского, но все еще отказываешься это принять...
Костеря себя разными нехорошими словами, я вышел из покоев Лорда вслед за ним. Пришлось прилагать усилия, чтобы не позволить маске слегка презрительного равнодушия слететь с лица. В ментальные щиты изнутри взбешенной мантикорой билась ярость на всех вокруг. На Лорда с его "должен будешь убить лично", на себя с моей глупой тягой защищать невинных, на Дамблдора, который, сволочь, так не вовремя умер, на Поттера, шляющегося непонятно где, на... На всех, короче. И больше всего мне хотелось поскорее вернуться в школу и, послав всех к Мордреду, запереться в лаборатории в обнимку с котлом. Еще пара коридоров, пройти по аллее, ведущей к воротам - и можно будет аппари... Что?
Через холл в сопровождении Люциуса прошла смутно знакомая женщина. Память услужливо подсунула недавнюю статью в "пророке" о гибели Шеклбота и... вот этой самой дамы. Форбс, вроде как, звали. Любопытно...
Быстро просчитав все возможные варианты происходящего, решил, что наиболее вероятным (и, чего уж греха таить, удобным для меня) был тот, в котором все они живы, здравствуют и скрываются. Вернее, теперь скрываются не все. Одну поймали. А если она знает, где Кингсли, то скоро узнает и Лорд. И будет весело. Циничный голосок в голове заметил, что это не мое дело - спасать тех, кто считает меня предателем, но я усилием воли заставил его заткнуться. Аргументировав тем, что, если я спасу министра, он может передумать на мой счет и одной головной болью станет меньше. Аргументы в пользу личной выгоды, которые не скрывают под собой никаких поводов сомневаться в собственной эгоистичности, всегда действовали успокаивающе.
Не люблю свои приступы альтруизма. Вечно все в итоге получается через задницу...
И тем не менее, найдя своим дальнейшим действиям достойное оправдание в своих же глазах, я не спеша направился в сторону подвалов. А куда ж еще? Не в гостиной же Люциус будет допрашивать гостью, распивая огневиски в креслах у камина...
Неслышно пройдя по подземелью, я нашел нужную камеру и, прислонившись плечом к дверному косяку, едва слышно проговорил:
- Здравствуй, Люциус.
Скользнув мрачным, усталым взглядом по женщине, я встретился глазами со старым другом,в своем отношении к которому я до сих пор разобраться не смог. Легкое движение бровью, намек на вопросительный кивок. "Интересные у тебя гости, мой друг. Помощь не нужна?" - вот что хотел я спросить, но зачем зря сотрясать воздух или пользоваться легиллименцией, если Малфой и так мог меня понять?

+3

7

Лиза Форбс, дважды погибшая – первый раз при взрыве на рабочем месте, второй раз при допросе в полутемном застенке, - представилась ей надпись на надгробной плите. На адреналине и от общей отчаянности эта мысль показалась ей настолько забавной, что она с трудом удержалась от смеха. На самом деле ничего смешного не было. Что если Малфой теперь из-за нее выйдет на Кингсли? Что если он не выйдет на Кингсли, разозлится и убьет её? Что будет с Генри? Разжалобить его не получится. Запугивает, гад. Нужно попробовать взять рационализацией. Срочно придумать убедительную легенду. Вдруг сработает. Но только когда будет задавать прямые вопросы.
Дверь открылась. В подвале появился еще один хлопчик. Этого Лиза видела впервые, и ничего хорошего его вид ей не сообщал, как не сообщил и тон, с которым он обратился к Люциусу. Судя по ответу последнего, этот вновь прибывший, по имени Тилль – немец? – состоял с ним в приятельских отношениях. Люциус не замедлил посвятить его в тематику этой подпольной встречи, и по взгляду Тилля Лиза поняла, что с этим договориться будет непросто. Оставалось собрать в кулак всё оставшееся в наличии самообладание и готовиться к худшему. Молча переводя взгляд с одного на другого, она пыталась прикинуть с какой стороны поступит первый удар.
Дверь открылась еще раз. Да я, оказывается, популярная личность, - съехидничал обалдевший адреналин. Теперь в подвале стало человеком больше, и этот последний, весьма отталкивающего вида, был ей тоже незнаком – хотя нет, его она где-то видела. В газете? Да-да, еще фотография была чуть не на всю передовицу. Назначен новым директором Хогвартса. Ничего себе директор…

0

8

Тилль ухмыльнулся и, отлипнув от стенки, сделал пару шагов по направлению к жертве и остановился, разглядывая молодую женщину и прикидывая дальнейшую нить "беседы" - стоит ли обойтись палочкой или подойти к делу творчески? Рассмотрев женщину как следует, немец припомнил что иногда встречал её в Министерстве, что в принципе ничего не меняло.
- Вижу, вижу, счастье от встречи прямо кипит! - саркастически ответил Линдеманн и, приняв решение, взмахнул палочкой в сторону двери - Акцио, чемодан!
В коридоре послышались шаги, а после в помещение вошёл Северус и поздоровался с Люциусом. Тилль удивлённо изогнул левую бровь.
- Здравствуй, Северус! Видимо, ты слишком много времени проводишь со своими зельями - половины коллег уже не замечаешь.
Тем временем, в приоткрытую дверь плавно вплыл небольшой чемоданчик, обтянутый чёрной кожей. Улыбнувшись, немец взял чемодан и разложил его на небольшой столик, стоящий у стены, раскрыл его и в ярком свете засверкали медицинские инструменты: скальпели, крючочки, зажимы и остальные хирургические приспособления - отец Линдеманна не зря считался лучшим хирургом Мунго и сын перенял у него многие навыки. В том числе и очень специфические. Использовать Круцио Тилль считал слишком примитивным, предпочитая сочетать творческий склад характера и любовь к холодному оружию.
- Ну что ж.... думаю, стоит приступить к разговору - пробормотал немец, надевая перчатки - Люциус, Северус, вы останетесь? 
Слегка рассеяно, Пожиратель стал медленно перебирать инструменты, выбирая с чего начать и напевая под нос слова, рождающейся в голове новой песни:
Du blutest fuer mein Seelenheil
Ein kleiner Schnitt und du wirst Geil
Der Koerper schon total entstellt
Egal erlaubt ist was gefaellt

Ich tu dir weh
Tut mir nicht leid
Das tut dir gut
Hoert wie es schreit

(Ты истекаешь кровью для моего блага,
Один маленький порез и ты возбуждена,
На теле не осталось живого места –
Какая разница, ведь дозволено всё, что хочется!

Я причиняю тебе боль,
Мне совсем тебя не жаль.
Тебе в радость
Слышать свой крик.)

+1

9

Боковым зрением улавливая, что в подземелья Менора наведался еще один посетитель, Люциус внутренне усмехнулся таланту этого человека появляться в нужном месте в нужное время.
   - Северус! Проходи…
   Как часто Снейп мог услышать именно эту фразу, произнесенную слегка лениво, но не без удовольствия. Малфой всегда, еще со студенческих лет, относился к своему слизеринскому приятелю как к человеку, на фоне которого можно выгодно выделиться, быть этаким покровителем, который может защитить мальчишку от гриффиндорских нападок, не без пользы для себя естественно. Малфой был чистокровен, именит, богат, он осознавал что внимание аристократа будет принято за манну небесную со стороны любого  достаточно разумного, но недостаточно знатного студента. Однажды он уже произносил эту фразу «Северус! Проходи…», когда с чуть самодовольной полуулыбкой на лице впервые приглашал  пройти Снейпа в богато украшенную гостиную особняка. Люциусу нравилось производить впечатление, как интересно было наблюдать за реакцией друга, непривычного к роскоши.
   - Очень хорошо что ты зашел. У нас здесь намечается интересный и, я надеюсь, плодотворный разговор.
   Малфой сел на более-менее приличный стул и, педантично разглаживая ладонью складки черной мантии, проследил за действиями Линдеманна.
   - Здравствуй, Северус! Видимо, ты слишком много времени проводишь со своими зельями - половины коллег уже не замечаешь.
   - Половины коллег это конечно хорошо, но целый человек выглядит гораздо лучше, - сыронизировал Люциус достаточно громко и выразительно, чтобы Лиза как следует осознала свое положение и просчитала минусы молчания. Малфой с неподдельным интересом пронаблюдал за парящим в воздухе чемоданом, за тем, как он раскрылся, издавая тихий щелчок, после чего взору предстали разного вида инструменты. Аристократа они впечатлили особенно тот, что был похож на большое пенсне с заостренными концами. Для чего служили данные приспособления было непонятно, зато было ясно как день, что каждая из железок очень легко и просто рассекает мягкие ткани.
   - Люциус, Северус, вы останетесь?
   Малфой даже не сразу понял что имелось ввиду, звучало это как предложение остаться на чай. Чай… Аристократ вник в смысл слов и быстро встал с места.
   - Вообще, я давно думал над тем чтобы уже наконец испить чаю… - Люциус посмотрел на Снейпа, ожидая что быть может тот поднимется наверх и составит ему компанию, это был бы лучший вариант, так как общение с Лизой продолжил уже Тилль. – Хотя, наверное было бы правильнее остаться, чтобы лично присутствовать при даче показаний.
   Малфою вся эта история становилась в тягость, он хотел покинуть помещение, но в то же время было чувство, что если он покинет подземелья, то упустит что-то важное, очередной оплошности допускать было нельзя. Гостья теперь, судя по всему, еле сдерживала волнение и немудрено, ее фантазия наверняка начала рисовать страшные картины. Люциус отошел чуть в сторону, сложил руки на груди и приготовился к тому, что жертва заговорит от одного только вида проступившей на пальце крови.

+1

10

Одарив немца презрительным взглядом и проигнорировав предложение Люциуса о чае, я мимолетным движением палочки и невербальным коллопортусом запер чемоданчик:
- Уподобляться магглам... - на моем лице зазмеилась легкая холодная улыбка.
Пытки посредством физического воздействия инструментами, созданными фантазией Инквизиторов во времена гонений на ведьм - идея, конечно, интересная, однако было два "но". Использовать маггловские приспособления как-то не к лицу тем, кто ратует за чистоту магической крови. А второе - легиллименция и Веритасерум дают ку-у-у-уда лучший эффект. И работают чище. Ненавижу грязь. Я слегка поморщился, представив лужи крови, мочи и дерьма на полу под женщиной, и нечеловеческие крики и проклятья, разрывающие спокойную тишину моих любимых подземелий...
- Да, я зашел вовремя, - тихо признал я, подходя к Лизе и по пути небрежным жестом отодвигая с пути Линдерманна. Наклонился над связанной женщиной, грубо дернул за подбородок, заставляя поднять лицо, и посмотрел в ее глаза.
Мда. Не весело.
Legilimens, - мысленно приказал я, беспощадно врываясь в разум Форбс, ломая преграды на своем пути, не давая ни малейшей возможности защититься...
Первым перед глазами всплыл образ мальчика лет семи-восьми, выскакивающего из-за стола и спешащего обнять Лизу. У тебя есть сын, девочка? Дьявол!..
Картина уютной кухни сменилась образом лежащего на кушетке раненного Кингсли. Гхыров Шеклбот, и тут ты, кошак-переросток...
Так, стоп.
Я моргнул, хмыкнул, распрямился и обернулся к старому другу:
- Защиты разума нет, Люциус. - Взмах палочкой, невербальный Comparēus - и напротив Форбс возник изящный резной стул черного дерева с мягкой алой обивкой и удобными подлокотниками, на который я и опустился. - Legilimens!
Образы чередовались один за другим, некоторые я отбрасывал, лишь мельком обозначив для себя, другие осматривал долго и тщательно, стараясь не упустить ни одной детали. По большей части меня интересовали ее дела с Орденом, но довольно быстро я проникся фактом того, что она о них... о нас ничего не знает. Что ж, это облегчает дело. Тщательно покопавшись в памяти женщины, я также обнаружил и то, что она не знает, где Кингсли.
Я послал ей образ себя же, укутывающего Лизу в мантию и окружающего обоих защитной сферой в надежде, что она поймет мои намерения и не подаст виду, когда я буду отчитываться Малфою.
Позволив себе легкую передышку, я вновь потянулся к воспоминаниям и мыслеобразам Форбс, продолжая поиски нужной информации. Кому нужной? Мне, ей и лорду... Даже если удастся спасти девчонку, Люциус не отстанет, пока не добудет из ее разума чего-то ценного. И лучше это сделаю я, чем этот фанатик. Да, я тоже знаю множество способов извлечения информации, но к чему пытки, если можно без особого труда, я в мыслях мрачно усмехнулся, использовать легиллименцию?

оос:

Не совсем проникся, знает ли Лиза, где наш беглый аврор, и позволил себе в истинно каноничной манере заняться своей работой.

Colloportus - запирающее заклинание.
Comparēus - чары, создающие предметы из воздуха, исключительно невербальные.
Legilimens - чары ментального проникновения.

+1

11

Панический страх разливался где-то в глубинах сознания, сковывал душу опустошал взгляд словно сотни мелких игл впивались в сознание, Лиза слышала их, видела, но так хотела не замечать.  Собрав в кулак остатки самосознание, она видела лишь песок проскальзывающий сквозь пальцы, а сам кулак оставался пуст. Форбс заставляла себя не бояться, но страх склизкой лапой наступал ей на горло, и лишь внешне спокойная Лиза смотрела глазами женщины, не знающей проживёт ли она ещё полчаса. Неужели, всё закончится вот так? Катись к чёрту  со своим счастьем от встречи.
Прогоняя воспоминания, сглотнув комок, подступивший к горлу, она не давала эмоциям взять над собой верх. Гнев, ярость, паника и страх, кипели там  на уровне сознания не получая выход  подавленные эгоцентризмом чувства собственного достоинства. И лишь глаза как зеркало души, блеснули с ненавистью, в сторону немца, и со страхом поприветствовали чемодан.
Дыхание участилось тут  же, стоило только открыть чемоданчик, по инерций она подалась назад, спиной больно впиваясь в спинку стула. Лиза не смогла сдержаться, за что и кляла себя после, наблюдая за реакцией «животного» прикинувшегося человеком, и с таким остервенением желающего причинить ей боль. Лиза бросила взгляд полный смешанных чувств на Малфоя. Нет, нет. Она не хотела просить его о помощи, унижаться. Женщина просто среагировала на его слова о человеке, и прекрасно осознавала, что он сейчас о ней, но взгляд достаточно быстро вернулся обратно к тому чемоданчику что не давал ей покоя. Тот мужчина, уже стоял натянув перчатки и что-то выбирал напевая песню, не зная немецкий она не могла сказать о чём она, но и не об этом она думала на данный момент. Лиза проклинала тот день когда все здесь присутствующие появились на свет, прощалась   со всем что у неё было в этой жизни, потому что чётко понимала, что не скажет ни слова из того что они хотят знать. Попрощалась с сыном.
Чемоданчик захлопнулся и вылетел прочь, она не понимающе взглянула на того мужчину, которого знала лишь  с обложек газет.  Взгляд был полон не удивления, не благодарности и даже не вопроса «зачем?», она смотрела ожидая чего-то хуже чем этот чемоданчик. Но даже когда, её взяли за подбородок не смогла дёрнуть головой, воспротивится этому действу, она ещё не восстановила только что сорванный свой внутренний баланс  силы, то что осталось она бросила на попытку защититься, но в легелеменции она была слаба, и просто обессиленно позволила забрать сокровенные воспоминания. Сын. Кингсли. Дом.
Мерлин, не хочу, не хочу.
В этот момент она подумала, что смерть была бы предпочтительней. Но, Северус – именно так Малфой назвал мужчину, продолжил и в какой-то момент она увидела картинку никак не связанную с её воспоминаниями, а может быть забытую.
Я ведь тебя не знаю. С чего вдруг мне верить тому что я вижу в своём сознание?
Абсолютно без эмоциональное лицо, разве что глаза на мгновение блеснули недоверием, расширились от увиденного сюжета, и тут же вновь опустели, когда её поток воспоминаний снова был во власти этого странного типа. Всё просто, она не знает где Кингсли, и нечего было даже искать, а если бы знала. Даже не зная, Лиза чувствовала что его предала.

+1

12

И боль, и страдания, и страх рано или поздно приходят к концу. Еще день Лиза провела в подземельях Малфой-Менора после чего была убита шальным заклятьем при попытке к бегству. Заклятье было послано Линдеманном, надо отдать ему должное, реакция у Пожирателя хорошая. Женщина только лишь застыла на полпути к желанной свободе, после чего глаза ее закрылись, а сердце сделало последние пару ударов, после чего остановилось навсегда.

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Hogwarts. On the verge. » ПОМЕСТЬЕ МАЛФОЕВ » подвал