Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts. On the verge.

Объявление







BEST OF THE BEST





FORUM LIFE
Нам исполнилось четыре месяца! Троекратное ура, чепчики в воздух, праздничный торт во флуде и все такое) Спасибо всем, кто был и остается с нами!
Множество квестов готово к запуску, записываемся. Игра не стоит на месте, идет отыгрыш второго квеста.
19.09.12. Дорогие участники, объявление обновлено. Голосование по конкурсу обнулено и с сегодняшнего дня начинается заново, каждый голос важен, поэтому активно начинаем голосовать. На ваши вопросы в «5 вечеров» отвечает Ремус Люпин. .

PARTNERS
Live Your Life
NOX. Marauders era. and may the odds be ever in your favor White PR
IMPORTANT
время: сентябрь 1997 г.
погода: уточняется в каждом конкретном квесте.

GAME NEWS
Ученики осваиваются в новом Хогвартсе, где после гибели Дамблдора установлены новые порядки. Пожиратели смерти различными способами пытаются установить местонахождение Гарри Поттера. Гарри, Гермиона и Рон скрываются от пожирателей и исследуют дом на Гриммо. Орден Феникса придумывает средства коммуникации, путает следы и пытается расколоть шпиона.

GAME IN LOCATIONS
подвал Малфой-Мэнора
больница Св.Мунго
кухня в Норе
площадь Гриммо, 12
кабинет зельеварения
кабинет ЗОТИ
кухня школы
Запретный лес
школьная библиотека

ADMINISTRATION
Harry Potter, ICQ: 631675991
Remus Lupin, ICQ: 648673057
Chloe Folson, ICQ: 612347698
Ron Weasley, ICQ: 613215782
Astoria Greengrass, ICQ: 646948676
WELCOME
Бесценные участники и дорогие гости! Мы рады приветствовать вас на нашем ролевом проекте, посвященном второму поколению Гарри Поттера - поколению золотой троицы и Темного Лорда. Мы постарались сохранить сказочную и уютную атмосферу книг волшебницы Джоан Роулинг. Пожалуйста, уделите нам должное количество внимания. Мы не собираемся превращаться в массу ролевых-однодневок, столь часто создающихся в последнее время; мы планируем тщательно бороться за место под солнцем и собирать коллектив чудесных и творческих игроков. Надеемся, что вы, именно вы присоединитесь к нам! :)

Рейтинг игры: NC-17
Система: локационная с элементами эпизодов
Временные рамки: 1997 год, Дары смерти
Навигатор: ссылка

WE NEED
В игру требуются каноничные персонажи, в частности: Минерва Макгонагалл, Невилл Лонгботтом, Ремус Люпин, Нимфадора Тонкс, Кингсли Шеклболт, Алекто Кэрроу, Яксли, Рабастан Лестрейндж, а также некоторые другие представители ОФ и ПС. Будем бесконечно рады акционным персонажам, для каждого из которых подготовлено теплое местечко в сюжете.



RATINGS
КЛИКАЕМ ЕЖЕДНЕВНО!
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts. On the verge. » ЛОНДОН » пл. Гриммо, 12


пл. Гриммо, 12

Сообщений 41 страница 51 из 51

41

Сразу же после того, как я отказалась что-либо говорить, так как и вправду не могла, не хотела выставлять свои эмоции на показ, Гарри отвечает Люпину на поставленный вопрос:
- Все так. Вообще я не думал, что мы настолько здесь задержимся. Мы должны кое-что найти, этого хотел Дамблдор. Критчер должен явиться в ближайшее время, мы который день томимся ожиданием.
Я вздыхаю, отрицательно качаю головой и делаю ещё глоток сливочного пива: ощущение того, что Критчер не явится, не покидает меня ни на секунду. Конечно, с прорицаниями у меня совсем плохо, да, и интуиция в последнее время ни к чёрту, но ведь он до сих пор не появился. Кто знает, что помешало этому вредному, мягко говоря, созданию проигнорировать приказ.
Только сейчас я замечаю, что на меня смотрит Рон. Его реакция на слова Люпина почему-то оказывается более бурной, чем я ожидала:
- Гермиона, если что, я буду говорить, что ты моя родственница. И я расскажу тебе родословную, чтобы ты знала, что к чему…
Для начала я совсем слегка подавилась пивом. Потом я, также совсем слегка, кашлянула, во всяком случае, попыталась. Последнее было как и наиграно, так и необходимо. Сначала я открыла рот, чтобы что-то сказать. Но потом резко передумала, решив, что в данный момент будет уместнее продолжать молчать, вздохнула, закрыла рот и слегка кивнула. "Правда, мне придётся придумать зелье, которое поможет мне изменить цвет волос на рыжий, а также подумать, из чего его здесь сварить и каким образом, ведь, как сказал Ремус, куковать нам ещё придётся довольно большое количество времени. Надеюсь, я не сойду здесь с ума, ведь, существует вероятность, что мой ум может пригодиться Гарри и Рону в сложной ситуации", - думаю я в этот момент, сохраняя абсолютно спокойное выражение лица. И лишь, если очень внимательно присмотреться, можно заметить в моих глазах долю отчаяния, искорки злости и призрачную волну переживания.
Рон переводит полный растерянности взгляд на Ремуса и произносит:
- Но это же неправда? Это ж полная лажа! Люди не допустят…
Я качаю головой, допиваю пиво и... продолжаю молчать. Горло будто обмотали верёвками и сейчас изо всей силы тянут, чтобы задушить меня, а комната будто наполняется водой, а мои ноги прибиты к полу и я тону. На лице опять же спокойствие, а в душе - отчаянный крик. Страшно скорее не за себя, а за всех остальных. "Допустят, Рон, - с горечью думаю я, - уже допустили. И таких, кто думает так же, как они, к сожалению, много. Всё очень серьёзно, страшно и ужасно. И, как бы это ни банально звучало, тем более уж в моей голове, многое зависит от нас".
Я смотрю на пол, чтобы не пытаться анализировать эмоции, мысли и чувства, отражающиеся во взгляде окружающих. Ремус обращается к Гарри:
- Гарри, - голос звучит довольно строго, серьёзно, но при этом спокойно. - Я знаю, это не мое дело, и я пойму, если ты откажешься мне отвечать. Но я всё-таки спрошу. Орден… В Ордене поселился устойчивый слух о том, что Дамблдор оставил тебе некое задание. Так ли это? И можешь ли ты мне сказать, что это за задание?
Я резко поднимаю голову и смотрю пронизывающим взглядом на Гарри. Всем своим видом я беззвучно молю не говорить правды, хотя, зная моего друга, это почти невозможно. Он не может врать Ремусу, но может утаить истину, верно? "Если Орден Феникса узнает, что на самом деле замышляем мы, они, конечно же, сделают всё возможное, чтобы взять это задание на себя, а нас оградить от такой ответственности, будто мы всё ещё маленькие дети, которые с завидной регулярностью не просто влияют на ход развития событий в магическом мире, но и ввязываются в различные мелкие передряги. А Дамблдор доверил это дело Гарри - этот человек знал, что делает, наверняка, он всё взвесил несколько тысяч раз, обдумал и принял это нелёгкое решение. Ну, а мы Гарри не бросим. Не бросили, не могли и не хотели. Он не должен говорить Ремусу правду", - моя позиция в данный момент предельно ясна: ни слова о крестражах.
Я всё ещё смотрю на друга и лишь тихо, почти беззвучно шепчу его имя:
- Гарри...
Я верю, что он поймёт меня без слов.

Отредактировано Hermione Granger (2012-09-21 09:20:35)

+4

42

От возмутительной нелепости сложившейся ситуации, от незаслуженного положения преступника хотелось взять и зарыдать, забывая о гриффиндорской стойкости обо всем на свете, дать волю эмоциям, разнести все как ураган стать подобным стихийному бедствию. Как сложно быть мужчиной, ты не можешь позволить себе такой всплеск, а хочется. Есть рамки, за которые лучше не заходить, лучше сдержать горячий нрав, по-крайней мере попытаться это сделать. Мужчины не плачут и уж тем более не проявляют слабость люди, ведущие за собой других людей. Гарри знал что Рон с Гермионой сразу же почувствуют малейшую слабину, а если почувствуют сами потеряют уверенность в том, что делают, все может рассыпаться в одночасье. Избранный пережил много лишений, многие из которых могли сломить его, но не сломили, пришли новые но и они не сломят закалившийся в невзгодах характер. В таких ситуациях Гарри представлял что внутри у него, где-то за солнечным сплетением находится металлический стержень, он не дает прогнуться под натиском неприятностей и переживаний, не позволяет им сдавливать сердце. Стержень этот проходит так же вдоль горла, от этого рыдания не душат, а еще очень помогает не склонять голову перед врагами. Откуда это взялось?  Естественный ли результат сопротивления на неблагоприятные психологические факторы, влияние ли части души Темного Лорда, так сроднившейся за все эти годы с душой самого Гарри, никто не знает. Может и то и другое.
   Парень покачал головой на слова Рона. Разумеется, было радостно смотреть на трогательную сцену предложения фамилии и родства, грело душу осознание того, что твои два товарища оказывают друг другу такую поддержку, но не верилось Гарри в то, что действительно можно как-то убедить комиссии по регистрации магглорожденных в чистокровном происхождении Гермионы, когда нет на руках никаких документов, подтверждающих это. Наступили времена недоверия, придирчивому отношению к любым официальным бумагам. Правительство не на шутку взялось за исполнение новых постановлений.
   - Разумеется, Гермиону мы всегда прикроем. Я пока смутно представляю как это можно хитроумно провернуть. Чтобы не попалиться на ерунде, одно я знаю точно – своих мы не дадим в обиду. Слуги Темного Лорда думают, что в этом мире все решает сила, только вот сила в правде: кто прав – тот и сильнее.
   В голосе гриффиндорца звучала уверенность, упорство. Пусть тяжело, чем тяжелее, тем упорнее он станет и весь мир поймет кто в этой игре настоящий герой, а кто злодей.
  - Нас хотят сломить, специально распространяют информацию, благодаря которой в сердца обычных людей может закрасться сомнение. Приспешники Лорда и сам Том надеяться, что под таким натиском мы потеряем способность сопротивляться, так постараемся же быть хладнокровными, не позволяя разуму замутниться. Мне сейчас это очень сложно сделать, однако я изо всех сил постараюсь.
   Гарри действительно всего трясло. Истощенный аскетизмом, ожиданиями, а теперь еще и добитый газетной статьей, мальчишка старался найти в себе хоть какие-то резервные силы, последнее, что помогло бы пережить этот удар, а дальше будет легче. Сделав глоток принесенного Ремусом напитка, Избранный стал медленно поворачивать пальцами стоящий на столе стеклянный стакан. Появление Люпина было очень своевременно, присутствие рядом взрослого орденовца несказанно грело душу, в которую коварно начали закрадываться сомнение и неопределенность. Однако пришлось столкнуться с новыми сомнениям. Ремус захотел разделить с Трио их тяготы. Разумеется, когда несешь что-то тяжелое вчетвером, а не втроем, становится куда легче, вопрос только в содержимом. Если нести бочку с порохом по раскаленной жаром пустыне, совсем другая песня. Здесь рискуют все четверо. А еще начинаешь задумываться, сможет ли тот четвертый сделать все правильно или же допустит непоправимую ошибку? Гарри несомненно доверял Люпину, надежнее человека найти было сложно, но завет Дамблдора… Вот через что Гарри переступить не мог. Парень ощущал на себе пристальный взгляд Гермионы, слышал предостерегающие нотки в голосе. Даже она выражала сомнение. Нет. Если быть осторожным, то во всем. Гарри виновато улыбнулся, и, решив вести себя как можно тактичнее и мягче, заговорил с Ремусом.
  - Ты знаешь как я к тебе отношусь. Друг моего отца, человек Ордена… мой друг, старший товарищ. Я бы никогда не позволил себе усомниться в твоей верности нашим идеям, в твоих личностных качествах, но не все так просто. Понимаешь, Дамблдор пожелал чтобы хранителями тайны были только трое и только трое должны выполнить задание…
   Слова давались трудно. Гарри смотрел на отмеченное страданиями лицо, на прежде времени седеющие волосы, было мучительно не признаться, но если бы парень сказал, измучился бы сомнениями вдвойне. Как же соблазнительна была перспектива пополнить свою небольшую команду. Избранный встал из-за стола все так же держа стакан в руке и сделал пару шагов к камину. Огонь помогал думать, вселял необходимую долю уверенности. После небольшой паузы, Гарри повернулся к Люпину.
  - Мне нравится это предложение и я бы согласился… А если ты прав? Я же должен рассматривать разные варианты. Рассуждая сейчас, взвешивая все я осознаю, лучшего помощника чем ты нам не найти. Гриффиндорец пристально посмотрел на собеседника, пытаясь по выражению лица понять некоторые важные вещи. Мы могли бы стать отличной командой, не правда ли? Ты владеешь определенными знаниями, которые могут стать весьма ценными и даже необходимыми для общего дела, у тебя есть опыт. Которым не может блеснуть ни один из нас троих. Гарри бросил мимолетный взгляд на Рона и Гермиону, затем опять сосредоточил внимание на Ремусе. Кстати, как поживает Тонкс? Неужели ты вот так возьмешь и оставишь ее в такое неспокойное время?
   Ну же, ведь шило в мешке не утаишь. Что могло так повлиять, откуда такое рвение пуститься в бега с подростками, которых по всей Англии разыскивают...

+4

43

Очень постепенно в Роновой голове складывалась картина нового положения дел. Ведь действительно, нафига козе баян, а Сами-знаете-кому пыльный министерский кабинет? И, опять же, если учесть повадки пожирателей, то ведь и правда запугать народ могут. Тем более, если вдуматься, магглорожденных-то не так много. А полукровки, пока их не трогают, может, и не захотят вмешиваться. По крайней мере, Рон счел, что может пока не беспокоиться о своих родственниках. Однако всё остальное теперь представлялось ему в очень мрачных тонах. Мыслительный процесс, проходивший в его голове, отражался на лице в больших подробностях. Растерянное выражение, с которым он воззрился на Люпина, сменилось возмущенным, а затем хмуро-подавленным. Возразить было нечего – Люпин, только пришедший из внешнего мира, был наверняка хорошо осведомлен.
Гермиона продолжала молчать. Действительно, что тут скажешь. Гарри, между тем, взял бодрый тон. У Рона было впечатление, что Гарри знает, о чем говорит, что у него есть план действий, и вот сейчас, когда пожиратели по всей стране орудуют почище мозгошмыгов в голове Луны Лавгуд, они втроем, никем не замеченные, будут выполнять свою таинственную и важную миссию. Биллу такое и не снилось. Чарли тоже. И Перси. И даже близнецам. А вот Рон не то что знает, в чем дело, но и сам в этом участвует.
Хотя только ли втроем? Вопрос Люпина вызвал настороженную паузу. Гермиона сделала страшные глаза и явно попыталась передать Гарри какую-то мысль невербальным путем. Что это была за мысль, Рон не знал, но догадывался, что она не хотела бы, чтобы в дело посвящали стороннего человека. Ну естественно. Профессор же велел. А Гермиона у нас человек исполнительный: дали задание – надо выполнить, как велено. Рон-то в глубине души полагал, что даже при наличии Гермионы общество взрослого человека, хорошо разбирающегося в темной магии, не помешает. Правда, с какой стати общество? Он всего-то спросил о задании и пока ничего не предлагал.
Ну и всё равно, - упрямо подумал Рон. – Пусть бы Орден тоже взялся за дело. Хотя дело тогда будет не таким уже важным и интересным.
Но Гарри уже отвечал. Отказался рассказывать. Ну и пожалуйста, может, и правильно. И под конец спросил про Тонкс. Рон про неё и думать забыл, но Гарри, по всей видимости, решил увести разговор подальше от Дамблдоровых секретов.

+2

44

Ответ, который Люпин получил на свой вопрос, был предсказуемым. Строго говоря, ни на что иное рассчитывать и не следовало. Он заметил, как воззрилась на Гарри Гермиона и как насторожился Рон. Тем не менее, он почувствовал маленькое, но внятное разочарование, которое, впрочем, тут же отбросил, так как у него сейчас была более важная задача. Собственно, план Б. Люпин кивнул.
- Да, я ожидал, что ты откажешься посвящать меня в эти дела, Гарри, - он по-прежнему старался говорить веско и спокойно. – И тем не менее, я полагаю, что мог бы быть вам полезен. Вы знаете, кто я и что я умею. И я бы мог пойти с вами, просто чтобы помогать и защищать вас. Мне не обязательно для этого знать, какое у вас задание. Вы ведь понимаете, - Люпин обращался ко всем, - что сейчас вы рискуете столкнуться с очень нехорошими проявлениями темной магии. В школе вы такого не проходили, да даже если бы и проходили – тут опыт нужен. Я мог бы поделиться своим.
Аргументы, которые он выдвигал, казались ему убедительными, и он говорил всё увереннее. В конце концов, ведь это и было его основным стимулом к тому, чтобы присоединиться к этой компании. Ну или одним из основных. Правда, узнать о том, чего они добиваются, тоже, конечно, очень хотелось. И Люпин, хотя и не вполне отдавая себе в этом отчет, надеялся, что, если ему удастся отправиться вместе ними, пусть даже на правах несведущего телохранителя, он в итоге сможет вычислить, чем они занимаются. Но сейчас это в любом случае неактуально.
Так, а вот и Тонкс вспомнили. Люпин напрягся, но виду старался не подавать. Беспокоила его больше всего вездесущая проклятая неопределенность. Он знал, что Хагрид вполне заслуживает доверия и что он наверняка проводил Тонкс к ее родителям. Она в безопасности, и о ней следует беспокоиться гораздо меньше, чем когда она находилась в его обществе. Пожиратели, напавшие пару дней назад на этих самых её родителей, скорее всего, в ближайшем будущем не станут их беспокоить. Хотя, конечно, всё могло быть не так. Тонкс могла закатить истерику и отказаться отправляться к родителям. На Нору могли снова напасть пожиратели. Вряд ли, конечно, но мало ли. Гарантий не было, и узнать о том, каково положение дел, было неоткуда. Но в любом случае, ему лучше держаться подальше. В сущности, идея была в том, что ему вообще следует исчезнуть.
- Тонкс? А что Тонкс? С ней всё в порядке, она сейчас у родителей, - ответил Люпин, давая понять интонацией, что он не хочет углубляться в эту тему. – Так как насчет такого варианта? - он попытался вернуться к основной теме.

+3

45

Я, безусловно, рада ответу Гарри. Он сделал всё, как надо, при этом не соврав. Всегда завидовала этому его умению быть настолько честным, но при этом не прямолинейным. И, самое главное, близкие люди всегда его понимают. Я всегда его понимала.
Смотрю на Рона, по его выражению лица решаю, что он был бы не против, если бы Гарри открыл правду. Глубоко вздыхаю.
Ставлю пустую бутылку на стол и, пока Гарри не ответил Ремусу на вопрос последнего, наконец-таки, начинаю говорить:
- Гарри и вправду не может рассказать вам всех подробностей, про... - я осекаюсь, (ты его ещё и вслух профессором назови! ну, ты и чудишь, милая...), но быстро исправляюсь: - Ремус.
Я вновь глубоко вздыхаю, смотрю на Ремуса, на Гарри, на Рона, потом в обратном порядке (уже который раз за последние десять минут!) и продолжаю:
- Ты действительно мог бы помочь нам. У тебя, как успел заметить Гарри, багаж знаний и огромный жизненный опыт, опять же повторяя его слова, да, и сам ты это тоже говоришь. Я тоже так считаю. Думаю, все так считают и не могут в этом даже усомниться. Но сможешь ли ты помогать нам, не зная, что ты именно должен делать? - я смотрю на Люпина, потом неловко отвожу взгляд в сторону, подхожу к камину, около которого стоит Гарри. Смотрю на огонь и ненадолго кладу руку на плечо другу.
Всё ещё не поворачиваясь, говорю:
- Много жертв есть? Я имею ввиду маглов и маглорождённых. Знаю, что наши, могут защитить себя. А вот для таких, как мои родители, спасения от самих себя ждать незачем. Ещё перед уходом из дома я читала в "Ежедневном пророке" о злодеяниях пожирателей, которые они совершали по отношению к семьям маглорождённых волшебников.
Я внимательно смотрю на огонь. Я не двигаюсь, будто бы не дышу. Голос звучит спокойно, почти бесцветно. Спустя короткую паузу я продолжаю:
- К чему я всё это говорю? - я поворачиваюсь, чтобы вновь обратить свой взгляд на Люпина. - Ремус, я прошу помнить, что главная задача Ордена на данный момент, во время обострённого военного положения - защитить, не допустить новых жертв, попытаться всё прекратить. Ты можешь помочь нам, но, думаю, настанет момент, когда твоя помощь не то чтобы не пригодится, но уже будет неосуществима.
Я замолкаю. Слегка сжимаю руки в кулаки, опускаю взгляд, вновь поворачиваюсь к огню:
- Надеюсь, все меня правильно поняли...
Рано или поздно ему придётся уйти. Ведь мы же не будем просто так коллекционировать при Ремусе различные странные вещи и шастать с ними по свету. Нет, мы должны постоянно что-то обсуждать, что-то искать, иногда рискованно и необдуманно, но быстро действовать... а потом, когда найдём все крестражи, мы должны их уничтожить. И как ему объяснить, зачем мы гоняемся за разными никак не связанными друг с другом вещами, когда на нас идёт охота, а вокруг бушует война?

Отредактировано Hermione Granger (2012-09-23 12:22:57)

+3

46

Парень уже не сомневался, что лучшая тактика в данном случае – молчание или же тактичный уклончивый ответ. Ремус привел свои доводы, разумные надо сказать, но Гермиона, судя по всему, полностью разделяла мнение Гарри и не торопилась раскрывать тайну путешествия. Действительно, как можно скрыть суть происходящего, если человек всегда будет находится рядом: видеть, слышать, ощущать, это все равно что взять мыло и полотенце, умалчивая о том, это идешь в баню. Твой товарищ все равно заметит банные атрибуты и все поймет. С крестражами конечно не так все просто, однако рано или поздно пытливый ум может дойти до истины, сопоставив все детали и собрав всю информацию воедино. Нельзя забывать, что Ремус относился к одной из известнейших в свое время студенческих компаний, он был частью Мародерской четверки, а Мародеры всегда отличались сообразительностью и гибкостью ума. Рон тем временем занял позицию наблюдателя, то же самое сделал и Гарри поднося стакан со сливочным пивом к губам, давая Гермионе возможность порассуждать. Гриффиндорка все говорила правильно. От ощущения ее руки на плече тепло стало расходиться по всему телу, Гарри чувствовал поддержку и знал, что его мнение в данном вопросе станет решающим. Парень не хотел прерывать глас разума, он двигал по столу стакан как шахматную фигуру, изредка поглядывая на Люпина, серьезного как никогда. Все же что-то странное было в наигранном тоне при упоминании Тонкс, но мысль Гарри прерывается на словах о семьях магглорожденных. Избранный осознавал как трудно сейчас его боевой подруге, ведь ее родные хоть и не были в серьезной опасности, но кто знает как повернется жизнь. Когда голос Гермионы затих, Гарри оперся рукой о каменный край камина, чуть нагнувшись, глядя на огонь, затем развернулся к присутствующим и заговорил.
  - Ты пойдешь с нами, а Тонкс останется дома? Как-то не верится что она усидит на месте и не захочет пойти с нами. Как ты удержишь ее? Возможно твое место там, а не здесь, я в этом почти уверен. Нельзя подвергать опасности еще одного человека. Почему ты так рвешься из дома? Я не понимаю…
  Гарри не сводил глаз с Люпина, ожидая хоть какой-то реакции, какого-то вразумительного ответа. Мотивы вроде были ясны, но гриффиндорца не покидало ощущение, что гость что-то недоговаривает. Неумение лгать зачастую проявляется в интонациях, в жестах. В поведении Ремуса была странная принужденность, пропала естественность, которая вызывала доверие со стороны окружающих людей. И не то чтобы Гарри не доверял, но как всегда не выяснить не мог.

+4

47

Чем дальше Люпин развивал свою мысль, тем больше она Рону нравилась. Ведь действительно, если он просто даже в качестве сопровождающего у них будет, всё лучше, чем совсем в одиночку. С другой стороны, он оборотень. Это, конечно, нехорошо. Мало ли что учудит. Правда, если бдить, то можно просто держаться от него подальше, когда следует. И вообще вон Гермиона сама всё время говорит про эльфов там всяких и прочих тварей, а теперь сама отшивать взялась.
Иными словами, Рон продолжал пребывать в колебаниях. Для поддержания боевого духа, он приложился к бутылке с пивом и понял, что там ничего не осталось. А он, можно сказать, только начал приходить в чувство. Ну да ничего, раз Люпин тут, наверняка сейчас что-нибудь можно будет сообразить насчет пожрать. Вот хотя бы его самого отправить. Раз он говорит, что им высовываться не надо. Хотя Рон, конечно, предпочел бы сам при помощи мантии-невидимки. Уж очень тоскливо было просиживать штаны, а тут погулять можно. Люпина он, пожалуй, уболтает.
- А как насчет… - попытался он было вставить свои пять гастрономических копеек.
Разговор явно становился бессмысленным. Новости Люпин уже рассказал, про Дамблдоровы секреты никто говорить не хочет – ну и хрен с ними в конце концов, есть гораздо более насущные нужды. Но нет. Развить мысль Рону не удалось, потому что одновременно с ним заговорил Гарри. И заговорил он не о делах и не о чем-то полезном, а о Тонкс, о которой Рон и думать забыл. В смысле, он помнил, конечно, что есть такая, и вполне неплохо к ней относился, но где она, а где они. И какое им вообще до нее дело? Люпин взрослый в конце концов, куда захотел, туда пошел. Не то что он, Рон (тут Рон с некоторой неприязнью вспомнил наряженного в его пижаму упыря).
- Ну и пошла бы с нами, что такого-то, - проворчал он себе под нос, раскачиваясь на стуле и глядя в потолок скучающим взором.

+2

48

Люпин слушал Гермиону, по возможности стараясь не показывать раздражения, вызванного тем, что её реплики, по его мнению, имели мало отношения к теме беседы, а её тон показался ему неуместно высокомерным. К чему она вообще всё это сказала? Да, магглам сейчас несладко придется, да, Орден будет делать всё возможное и так далее, да, он, Люпин, не сможет вместе с ними участвовать в том деле, которое им поручили, но в конце концов он только что сказал, что хотел бы присоединиться к ним всего-навсего на правах телохранителя, ничего выдающегося. И да, конечно, Грейнджер лучше всех знает, в чем состоит главная задача Ордена.
Высказывать всё это Люпин не стал, потому что сейчас, на таком неоднозначном этапе разговора, важно было не делать резких движений, а действовать осторожно и мягко, чтобы перепуганные дети наконец успокоились и посмотрели на вещи рационально. Надо заверить их, что он не собирается совать нос в их дела, что он готов уйти, как только возникнет такая надобность, что он не собирается их контролировать и обязуется только помогать и, если спросят, выражать свое экспертное мнение.
Гарри явно задумался, и Люпин решил помолчать, потому что к мнению предводителя компании в любом случае прислушаются. Люпин был практически уверен, что тот в итоге, по здравом размышлении, займет его сторону. Но Гарри избрал самое неожиданное и неприятное направление. То есть гипотезы он, видимо заразившись от Грейнджер, выдвигал идиотские (Люпин уже злился), но тему, конечно, затронул наболевшую (и, заметим в скобках, совершенно его не касающуюся). Да начнем с того, что она никогда не узнает, где я. Спокойно, Ремус.
- Тонкс будет у родителей, - сдержанно, членораздельно, но усиленно стараясь всё-таки из приличия скрыть характерную интонацию воспитателя, обращающегося к детям с замедленным умственным развитием, ответил Люпин. – Она будет в безопасности. И нет, она не будет пытаться пойти со мной.
Говорить это всё было очень неприятно. Чувствовать себя как на допросе перед детьми, которых несколько лет назад сам же учил, было неприятно вдвойне. Да какого черта он вообще должен что-то объяснять, когда это его личные дела, к ним-то уж точно не имеющие отношения.
- Она… У нее будет ребенок.
Нафига он это сказал, Мерлин? Впрочем, вероятно, хотя бы благодаря этому Гарри усвоит, что нет, Тонкс не свалится им на голову в самый неподходящий момент, если его это смущает. Однако, высказав это, Люпин почувствовал некоторое облегчение.
- Она будет в надежных руках и под защитой, - снова заговорил он. – Гарри, я уверен, Джеймс бы хотел, чтобы я был с тобой.

+3

49

Я прекрасно увидела реакцию каждого присутствующего на мои слова и поняла, что слишком устала, чтобы убеждать всех, чтобы попытаться как можно корректнее донести до присутствующих те мысли, которые меня волнуют, чтобы сменить тему, что-то исправить, что-то узнать, о чём-то напомнить. Хорошо, что Гарри может задать Люпину вопросы по поводу Тонкс почти напрямую. Я слушаю слова, которые произносятся за спиной, смотрю на огонь и пытаюсь и воспринимать происходящее как можно чётче, и отвлечься от реальности одновременно – не очень-то хорошая идея, спешу заметить.
- Она… У нее будет ребенок, - заявляет Ремус, и я, чуть ли не подскочив на месте, поворачиваюсь.
- Нимфадора беременна?! – я очень рада за Дору, но сейчас этого не высказываю: повод огорчиться тоже есть – за окном бушует магическая война. Да, и не только за окном: она врывается в дома, ломая двери, разбивая стёкла, разрушая стены. Она несёт смерть, разрушения и ещё раз смерть.
Недоумевая, что в данный момент здесь делает Люпин, я восклицаю:
- Ты просто обязан быть с ней! Слишком опасно оставлять её, пусть даже не совсем одну, - произношу я, но вдруг задаюсь вопросом: «А какое сегодня число? Может я что-то пропустила, и Ремус сегодня слегка не в себе… Что может заставить любящего человека пойти гулять по свету с подростками, напрашиваясь на опасные приключения, вместо того, чтобы день и ночь оберегать беременную жену?!»
- Она будет в надежных руках и под защитой, - снова заговорил он. – Гарри, я уверен, Джеймс бы хотел, чтобы я был с тобой.
Ну, вот. Ремус приводит такой аргумент, против которого я была бы бессильна, даже если бы была в состоянии сделать что-то стоящее. Упомянуть имя Поттера старшего… «Хитро, от души, я понимаю, но слегка подло, не находишь, Люпин?» - я качаю головой, будто бы понимая, что уже всё решилось. Теперь Гарри точно согласится на предложение Ремуса. Они все теперь, наверняка, думают, что это хорошая идея, ведь даже Рон, как я успела заметить, тайно загорелся желанием пополнить нашу команду.
- А знаете что, делайте, что хотите… - бурчу я совсем тихо себе под нос и вновь отворачиваюсь.
«Я слишком устала. Устала так, как будто больше ни на что не годна. Наверное, если бы мы в буквальном смысле убегали от пожирателей, отбивались, боролись за жизнь, дрались, делали что угодно, но не бездействовали, лишь рассуждая о насущных проблемах, я бы себя так не чувствовала: я бы чувствовала, что я живу. А сейчас мне хочется лишь где-нибудь прилечь, закрыть глаза, задремать, а, когда проснусь, осознать, что всё это было просто сон… Всё, с самого начала. Со дня моего рождения в тот год, когда мне исполнилось одиннадцать и мне пришло письмо из Хогвартса, подтверждающее, что я волшебница. Конечно, было бы безумно больно, о том, что я не была знакома с Гарри, с Роном, со многими другими людьми, с Люпином, что канули в небытие те мгновения, которые вызывали восторг, радость, заставляли смеяться, чувствовать себя настоящей, наполненной эмоциями и чувствами, но гораздо больнее думать, что всё может измениться в худшую сторону…»

+3

50

Гарри раздраженно посмотрел на Рона, который скажется совсем не осознавал неуместность такого предложения. Еще одного хранителя опасной информации им только и не хватало, как же. Во-первых, слишком рискованно, во-вторых, чем больше людей хранит какой-либо секрет, тем больше возможностей у врагов выудить его. Вообще, в идеале, о хоркруксах должен был знать только Гарри, как он сам считал, не хотелось подвергать опасности кого-то еще, но раз Дамблдор выдал каждому представителю Золотого Трио по предмету, безмолвно таящему в себе непонятный секрет, нужно было воспользоваться помощью товарищей. За окном начинало темнеть, погода портилась. Гарри отодвинул фарфоровую птицу, «пригнездившуюся» на полке камина, подальше от края, для сохранности и посмотрел на Ремуса, лицо которого выражало новую гамму эмоций. Гриффиндорец вел внуренний спор с самим собой. Люпин, рискуя, явился сюда. Дабы предложить помощь, защиту, а они сейчас так упорно отнекиваются. Неудобно как-то... С другой стороны. Почему он так настойчив в то время как ему уже мягко дали понять, что лучше бы им путешествовать без помощников. Гарри хотел быть тактичнее, подобрать правильные слова, чтобы Люпин уходя не думал что они просто неблагодарные и упертые дети. Надо было привести хорошие аргументы, которые убедили бы столь разумного человека. Только парень открыл рот, чтобы выразить свою мысль, как Люпин  возвестил, что станет отцом. Гриффиндорец даже позабыл что сказать хотел, а только застыл на месте, произнеся одно слово: «Поздравляю». И почему он так удивился, ведь не новость что у супружеских пар иногда еще и дети рождаются. Хотя, Гарри все же понял что его смутило: Тонкс всегда была пацанкой, этаким мальчишкой в юбке, боевая и этот образ ну никак не вязался с образом матери. А еще гриффиндорец подумал о том, что Люпину несказанно повезло и что отец из него получился бы нежный и заботливый. О главном Поттер конечно не подумал. Возможная наследственность.
   - Но… Так нельзя! – выпалил Гарри, забывая о всякой тактичности, потом парень осекся, но продолжил, потому что эмоции просто кипели в нем. – Мы уже не дети, а там у тебя скоро будет нечто хрупкое, нуждающееся в отце… наверное… Гарри совсем уже растерянными глазами посмотрел сначала на Рона, потом на Гермиону, будто ищя в их глазах поддержки. Гриффиндорец сам рос без отца, ему было дико от того что Люпин идет на такой риск, а вдруг он погибнет и что тогда? Его сын или дочь увидят его только на фото, так же как и Гарри? Это была больная тема и спокойно гриффиндорец говорить уже не мог. Жизнь так непредсказуема, а если с тобой что-то случится? Я уверен, мой отец, не стал бы рисковать собой, старался бы быть осторожнее чем прежде ради того, чтобы жить и защищать меня. Люпин, там ты нужен больше, нежели здесь.
   В голосе Гарри звучал открытый укор. Парень проводил параллели между собой и тем, еще не родившимся, но уже живым ребенком, он имеет право расти в полной семье и не должен хлебнуть сиротского горя, что может быть хуже. Теперь, зная все подробности, гриффиндорец никак не мог допустить, чтобы Ремус составил им компанию, да и вообще, как он мог допустить хотя бы мысль, о том, чтобы бросить ребенка в такое сложное время. Дрова в камине потрескивали, воздух нагревался, обстановка меж тем накалялась.

+3

51

Люпин был бледен как никогда, Гарри стало даже как-то страшновато ловить на себе столь суровый взгляд, удивительно как обычно добрый и тактичный человек в один миг мог так измениться. Тема, затронутая гриффиндорцем, вызвала со стороны Лопина бурю негативных эмоций, он крикнул Гарри, что чужая личная жизнь это не его дело, что от такого предложения не отказываются, от сопровождения, от помощи. Парень в свою очередь потерял всякое терпение и произнес, то чего говорить было нельзя, задел за больное. Хочешь от собственной семьи сбежать ради приключений? Может тебе лавры Сириуса покоя не дают? - роковая фраза, после которой Люпин, теряя самообладание схватил Гарри за ворот и с силой толкнул к стене. Доли секунд они смотрели друг на друга, после чего Ремус отпустил руку, а гриффиндорец молча сполз на пол. Оборотень стремительно вышел из помещения, после чего аппарировал в неизвестном направлении. Гермиона была ошеломлена, Рон смотрел на товарищас жалостью и некой долей осуждения, сам Гарри произнес решительное Пусть идет! И не пытайтесь удерживать. Все было правильно.

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Hogwarts. On the verge. » ЛОНДОН » пл. Гриммо, 12