Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts. On the verge.

Объявление







BEST OF THE BEST





FORUM LIFE
Нам исполнилось четыре месяца! Троекратное ура, чепчики в воздух, праздничный торт во флуде и все такое) Спасибо всем, кто был и остается с нами!
Множество квестов готово к запуску, записываемся. Игра не стоит на месте, идет отыгрыш второго квеста.
19.09.12. Дорогие участники, объявление обновлено. Голосование по конкурсу обнулено и с сегодняшнего дня начинается заново, каждый голос важен, поэтому активно начинаем голосовать. На ваши вопросы в «5 вечеров» отвечает Ремус Люпин. .

PARTNERS
Live Your Life
NOX. Marauders era. and may the odds be ever in your favor White PR
IMPORTANT
время: сентябрь 1997 г.
погода: уточняется в каждом конкретном квесте.

GAME NEWS
Ученики осваиваются в новом Хогвартсе, где после гибели Дамблдора установлены новые порядки. Пожиратели смерти различными способами пытаются установить местонахождение Гарри Поттера. Гарри, Гермиона и Рон скрываются от пожирателей и исследуют дом на Гриммо. Орден Феникса придумывает средства коммуникации, путает следы и пытается расколоть шпиона.

GAME IN LOCATIONS
подвал Малфой-Мэнора
больница Св.Мунго
кухня в Норе
площадь Гриммо, 12
кабинет зельеварения
кабинет ЗОТИ
кухня школы
Запретный лес
школьная библиотека

ADMINISTRATION
Harry Potter, ICQ: 631675991
Remus Lupin, ICQ: 648673057
Chloe Folson, ICQ: 612347698
Ron Weasley, ICQ: 613215782
Astoria Greengrass, ICQ: 646948676
WELCOME
Бесценные участники и дорогие гости! Мы рады приветствовать вас на нашем ролевом проекте, посвященном второму поколению Гарри Поттера - поколению золотой троицы и Темного Лорда. Мы постарались сохранить сказочную и уютную атмосферу книг волшебницы Джоан Роулинг. Пожалуйста, уделите нам должное количество внимания. Мы не собираемся превращаться в массу ролевых-однодневок, столь часто создающихся в последнее время; мы планируем тщательно бороться за место под солнцем и собирать коллектив чудесных и творческих игроков. Надеемся, что вы, именно вы присоединитесь к нам! :)

Рейтинг игры: NC-17
Система: локационная с элементами эпизодов
Временные рамки: 1997 год, Дары смерти
Навигатор: ссылка

WE NEED
В игру требуются каноничные персонажи, в частности: Минерва Макгонагалл, Невилл Лонгботтом, Ремус Люпин, Нимфадора Тонкс, Кингсли Шеклболт, Алекто Кэрроу, Яксли, Рабастан Лестрейндж, а также некоторые другие представители ОФ и ПС. Будем бесконечно рады акционным персонажам, для каждого из которых подготовлено теплое местечко в сюжете.



RATINGS
КЛИКАЕМ ЕЖЕДНЕВНО!
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts. On the verge. » ЛОНДОН » пл. Гриммо, 12


пл. Гриммо, 12

Сообщений 1 страница 40 из 51

1

http://savepic.su/2474729.jpg

Дом по адресу «Лондон, площадь Гриммо, 12» издавна принадлежал семье Блэков. Дом отсутствует на всех картах, как магловских, так и магических; дом невозможно увидеть или обнаружить при помощи зрения, обоняния, осязания, приборов и даже заклинаний. После смерти Сириуса, последнего наследника Блэков, дом на пл. Гриммо, 12 переходит по завещанию Гарри Поттеру - его крестнику.

0

2

31.08.1997 Вечер

В тот знаменательный день Рон чуть было не блеванул, причем три раза за один вечер. Началось с того, что еще во время свадебного мероприятия он подцепил с подноса какое-то хитроумное кулинарное творение размером чуть меньше его кулака и упихал его себе в рот. Творение было приятным на вкус и довольно мягким, но прожевать его сразу не получалось. Патронус, явившийся с известием о захвате Министерства и гибели министра магии, застал Рона врасплох, и он так и замер, как был, с оттопыренной щекой. Потом началась суматоха, и Рон толкался, пытаясь найти среди хаоса Гермиону и Гарри. Его челюсти в это время машинально доделывали свою работу по измельчению объекта, занимавшего ротовую полость. Глотательное движение пришлось ровно на тот момент, когда он одной рукой вцепился в Гермионину руку, а другой – в руку Гарри. После этого его желудок нещадно скрутило, а в следующий момент он уже был дементор знает где, среди уже какой-то другой безумной толпы. Не блеванул он по счастливой случайности. Довольно скоро они оказались в каком-то темном тупичке, где его до такой степени поразила Геримонина сумка, а точнее гермионовы шпионские способности, что его желудок мигом затих.
Потом была какая-то маггловская забегаловка, в которой ему принесли в чашечке сероватую жидкую дрянь, покрытую белой пеной. Название этого ужаса он не запомнил. Гермиона, делая заказ, произнесла  какое-то слово, отдаленно напоминающее по звучанию заклинание. Он отхлебнул и сразу очень позавидовал Гарри, которому ничего не заказывали, ибо он в это время прятался под своей мантией-невидимкой. Желудок опять начало противно скручивать, и он уже запросился вон из этого гнусного места, когда нагрянули Пожиратели, и блевануть опять не удалось, потому что были более важные дела.
А потом они втроем переместились к орденовскому штабу, где теперь, по слухам, были установлены антиснейповские заклятия. Поначалу, когда они вошли, ничего выдающегося вроде бы не произошло. Газовые светильники загорелись, всё как положено. А вот дальше началось. Голос покойного Грюма вопросил, не Снейп ли это сюда пожаловал. Сразу после этого Рон почувствовал, что его язык пытается залезть ему в глотку, хотя он вовсе не давал ему таких распоряжений. Да и вообще ощущение было преотвратное. Он попытался что-то сказать, но безуспешно. Зато желудок отреагировал недвусмысленно, и Рон понял, что теперь блеванет неизбежно. Но тут раздались вопли – вначале рядом с ним (Гермиона), потом со стены (госпожа Блэк пробудилась), и Рон в ужасе увидел надвигающуюся на них жуткую фигуру покойного директора.

офф

Я всё-таки попытался приблизить к канону, хотя эпизод, отыгранный на кухне, несколько от него отклоняется. Если коллегам больше хочется внутриигровой связности, нежели канонической последовательности, могу отредактировать

+1

3

<<< Нора

Гарри смотрел на высокие здания с изъеденными временем серыми каменными стенами и вспоминал как впервые Дамблдор раскрыл ему секрет местонахождения дома номер двенадцать. Вот он, мрачный штаб, место, где жило семейство Блэков и вырос покойный ныне Сириус. Слух Гарри уловил непонятный шорох, парень резко обернулся, но причиной звука был всего лишь голубь, которого спугнула бездомная кошка. Оглядевшись по сторонам и сделав друзьям знак поскорее пройти в помещение, Гарри Поттер вбежал вверх по ступенькам и, пройдя за дверь, погрузился  в полумрак зловещей, но богато обставленной прихожей. Мебель из черного дерева покрывал толстый слой пыли, в углах и на потолке плели свои узорчатые сети пауки. Гарри хотел было известить о столь печальном факте Рона, но решил что неведение в данном случае куда полезнее, чем крики, паника, попытки сбежать через окно и так далее со стороны впечатлительного Уизли. Слабый мерцающий свет будто «оживлял» головы домовиков, безмолвных свидетелей разворачивающихся некогда здесь событий. Взгляд парня скользнул по старинным позолоченным часам. Циферблат с зеленой малахитовой каймой держали в когтистых лапах две горгульи, стрелки показывали давно минувший момент: без четверти десять. Часы стояли. Портрет миссис Блэк, сварливой матушки Сириуса, висел все на том же месте где и раньше, только теперь был занавешен черной тканью, дабы не искушать судьбу. И все бы ничего, но смущало одно обстоятельство: в то время, когда все вещи стояли как полагается на своих законных местах, подставка под зонты валялась у стены, будто кто-то второпях задел ее. Гарри обменялся многозначительными взглядами с товарищами, затем прижал указательный палец к губам и стал говорить настолько тихо, что фразы можно было разобрать, не столько по звучанию, сколько по движению губ.
   - Будем вести себя осторожно, громко не говорите, вдруг в помещении кто-то есть.
   Парень достал волшебную палочку и, не сводя глаз с темноты удаляющегося коридора, направил ее вперед.
   - Хоменум Ревелио… Если в доме кто-то есть, мы должны знать это наверняка.
   Гарри выдержал паузу, вслушиваясь в тишину, однако никаких признаков обитания в помещении нежелательных личностей не обнаружилось. Гриффиндорец сделал шаг вперед, затем обернулся к друзьям и в полный голос произнес - Уже хорошо, но на доме стоит защита от проникновения Снейпа, а ее признаков я до сих пор не уви…  Не успел Избранный договорить фразу, как из сумрака коридора на гостей начало надвигаться что-то нематериальное и зловещее. На вид это был летящий по воздуху старик с длинной бородой, пустыми глазницами и протянутой костлявой рукой, но хуже всего тот факт, что видение напоминало покойного директора. Гарри так и застыл в немом ужасе, загородив собой Рона с Гермионой. Сердце бешено заколотилось, парень собрал всю смелость, которая у него только была и крикнул  - Я Гарри Поттер, я пришел в дом своего крестного!  Призрак остановился в нескольких шагах от ребят и, издав звук сдувающегося шарика, исчез, разлетаясь на тонкие струйки дыма.
  - Еще парочка таких фокусов и я умру раньше, чем до меня доберутся Пожиратели.
   Гриффиндорец старался не показывать друзьям насколько его поразил призрак. Образ до сих пор стоял перед глазами парня, в памяти как кадры на кинопленке поочередно стали оживать самые печальные моменты, связанные с Дамблдором. Гарри ощутил потребность опереться о стену, но случайно покачнул подставку с часами. Подставка с грохотом упала, но мальчишка успел схватить съезжающие тяжелые часы. Поттер с облегчением вздохнул, но счастье было недолгим.
   - Проклятые предатели крови и грязнкровки громят мой дом! Убирайтесь прочь. Видели бы наши предки…
   Прислушиваясь к тиканью, гриффиндорец пожал плечами и произнес первое, что пришло в голову.
   - Ваши предки сказали бы мне спасибо за то, что я им часы починил.
   Водрузив предмет на стол, Гарри Поттер сделал друзьям знак следовать за ним. Высокие ступеньки лестницы заскрипели под ногами, но парень не обращал внимания, ему хотелось поскорее упасть на какой-нибудь диван и, отложив в сторону очки, закрыть глаза на несколько мнут, а может даже часов.

+4

4

Гарри каким-то образом утихомирил монстрилу, отчего покойный директор рассыпался пылью. Как именно ему (Гарри в смысле) это удалось, Рон толком не усёк, потому что во-первых, его самого била крупная дрожь, а во-вторых, там еще и Гермиона вдруг сползла вниз и скрючилась у самой двери. Рон испугался, что она случайно наступила в еще какую-то антиснейповскую ловушку, и беспокойно забил лапой по ее плечу. Нет, к счастью никакой ловушки там не было. Это она просто испугалась. Рон злобно посмотрел на пыльный коврик, в который осыпался ужастик, и тут же подпрыгнул на месте, потому что услышал душераздирающий грохот. Но это тоже была ложная тревога. Просто Гарри куда-то удачно прислонился и свернул подставку с часами. Неудивительно. Не нужно даже быть Тонкс, чтобы повалить всё к дементорам в этом захламленном помещении.
Потом Гарри проверил, нет ли кого в доме, произнеся какое-то заклинание, действие которого было Рону неочевидным, но он всё равно уважительно удивился, откуда это Гарри про такое узнал. Сейчас, правда, было не до расспросов. Гарри направился вверх по скрипучей лестнице и сделал ему с Гермионой знак следовать за ним. Рон тоже полез наверх, автоматически скользя рукой по перилам, и вляпался в какую-то гадость, подозрительным образом напоминавшую паутину. В другое время это, пожалуй, произвело на него сильное впечатление, но сейчас он был уже набит впечатлениями настолько, что больше не лезло.
Наверху Рон первым делом подскочил к окну, сделал себе наблюдательную щель в тяжелых занавесках и стал обозревать окрестности. То, что их так ловко выследили Пожиратели в маггловской забегаловке, ни о чем хорошем не свидетельствовало, и хотя дом, как известно, был скрыт от посторонних глаз, всё-таки было неуютно. В щель был виден безлюдный кусок площади, деревья и фонари.
- Вроде никого не видать, - сообщил он.
Тут же почувствовал, что вообще-то устал. Всё было тихо, можно было наконец немного расслабиться. Но тут Рона впервые за это суматошное время громом поразила мысль о том, что позади осталась атакуемая Пожирателями Нора, а в ней его мать, отец, сестра и братья. Он почувствовал смутный импульс тут же метнуться обратно, но этот импульс не успел даже развиться в намерение, потому что Гермиона вдруг снова взвизгнула, и Рон увидел серебристое свечение, которое почти сразу приняло форму зверя наподобие ласки и заговорило голосом Артура Уизли:
- Семья в безопасности, не отвечайте, за нами следят.
С этими словами тварь растаяла в воздухе, Рон громко выдохнул и от облегчения почти свалился на удачно стоявший позади него диван. Рядом с ним села Гермиона, которая ему что-то говорила, но он толком даже не разобрал что, а просто издал какой-то нервный полусмешок и от избытка растрепанных чувств сгреб ее в объятия. Тут ему показалось, что с Гарри происходит что-то нехорошее, и он встрепенулся:
- Что случилось, эй! Гарри?

+2

5

Когда Гермиона узнала о том, что она волшебница, ее голова рисовала различных принцесс и добрых волшебниц, которые все время делают добро, а зло если и есть в этом мире, то незначительное. Она мечтала спасать мир, но не знала, что играть в спасительницу-волшебницу будет гораздо сложнее, чем играть в маглосвкую девочку ботаника.
Последние часа эдак три она помнила смутно. От пережитого хотелось плакать, кричать, рассуждать о несправедливости жизни. Девочкам можно, но не Гермионе. Гермиона прошла огонь, воду, медные трубы, а если серьезно, то тайную комнату, гремучую иву, подготовку к Турниру Трех волшебников, министерство и так далее. И везде были сюрпризы, ужасные сюрпризы, которые определенно оставили свой след в ее памяти. Были слезы, крики, но всегда, всегда она держалась. А сейчас она устала, и единственное желание - упасть на пол и расплакаться. Но делать она этого не будет.
Когда девушка увидела приведение директора, она решила, что сходит с ума, а может даже уже с ним и распрощалась. От неожиданности главная гриффиндорская всезнайка просто-напросто вскрикнула. Сейчас нужно было слушаться Гарри. И она так и делала.
-Еще парочка таких фокусов и я умру раньше, чем до меня доберутся Пожиратели.
Гермиона подавила смешок. Здорово, что в столь тяжелый момент, они еще могут шутить. В их жизни без доли смеха было бы в разы тяжелее.
Девушка последовала по лестнице вслед за мальчиками, крепко сжимая палочку в руках и прикидывая, где и в какой ситуации какое заклинание ей стоит применить.
- Вроде никого не видать
- Теперь со спокойной совестью можно перевести дух - на этой мсли девушка глубоко вздохнула. В воздухе появилась фигура Артура Уизли, девушка вновь вскрикнула, но когда поняла, что все обошлось, вернулась к своей релаксации.
- Рон, я так рада, что все обошлось. Ты знаешь, я искренне верю, что все будет хорошо. - Гермиона говорила эти слова с необыкновенной нежностью, но когда поняла, что Уизли ее не слушает, тут же замолчала. Вместо ответа Рон обнял ее, что заставило девушку раствориться в его объятиях.
- Что случилось, эй! Гарри?
Крик друга напугал ее больше, чем приведения. Девушка резко обернулась.
- Гарри!

+3

6

Оказавшись в одной из сумрачных комнат дома (шторы были плотно занавешены, чтобы с улицы никто не смог заметить новых гостей), Гарри, к своей радости, нашел на столике у кресла графин с водой. Уже несколько минут парня терзал жар, но списывалось это на обычную простуду.
   - Только не отодвигайте шторы. Если за домом слежка, нас заметят. Отдохнем немного, а потом я хотел еще заглянуть в комнату Сириуса…
   Гриффиндорец сел в кресло, потянулся за графином, чтобы налить воды, графин выскользнул из пальцев и раскололся. Осколки слегка поблескивали, вода стала растекаться, смачивая ковер. Вся комната погрузилась во тьму, непонятно откуда стали появляться образы, доносится голоса, которые не принадлежали ни Рону, ни Гермионе. Шрам горел, будто к коже приложили раскаленное железо. Парень даже не заметил, что сам частично мокрый, не заметил что Рон окликает его. Только когда взволнованная Гермиона повторила вопрос, Гарри вышел из этого странного состояния, когда сон смешивается с реальностью.
   - Что? Я кажется разбил это… Вальбурга Блэк мне не простит.
Парень попытался улыбнуться, но выходило не очень убедительно, так как лицо стало бледным как мел, а рука, державшая несколько мгновений назад злополучный сосуд для воды, тряслась. Скрывать свое состояние было бессмысленно, все поняли, что это очередная волна видений, связанных с Темным Лордом. Гарри снял очки, провел кончиками пальцев по шраму, затем задумичво подпер подбородок ладонью. Мальчишка понимал, что сейчас Гермиона станет укорять его за отсутствие усердия в занятиях окклюменцией, за то что он мало тренируется и не освобождает свой разум, давая возможность посторонним потокам мыслей вторгаться в сознание. Гарри Поттер решил преуменьшить то, что с ним произошло.
   - Да, я опять почувствовал что-то, но не переживайте, у меня же и раньше так было. Наверное Волдеморт испытывает какие-то сильные эмоции. Судя по тому, что я ощутил небывалый наплыв ярости… Он зол. Очень зол. Избранный с тревогой посмотрел на товарищей. Интересно, для нас это хорошо или плохо? По крайней мере, я не видел никого из наших близких рядом с ним, патронус Артура Уизли же сказал что у них все в порядке. Возможно Волдеморт в ярости из-за того, что Пожирателям никак не удается нас схватить?
   Парень понимал, что его вины в этой постоянной связи нет, но все равно было желание как-то оправдаться. Гарри обратился к Гермионе.
  – Я правда пытался прервать это, но у меня не получается. Возможно просто у меня не было достаточно хорошего учителя, который смог бы мне объяснить… Ты же знаешь, Снейп на индивидуальных занятиях только издевался. У меня ощущение, что ему просто перед Дамблдором отчитаться надо было, что, занятия проведены, а помогло ли мне это, плевать…
   Гриффиндорец печально поглядел на стакан, который так и остался пустым, затем достал палочку, чтобы убрать осколки с пола, но вторая волна накатила с большей силой. Сопротивляться стало невозможно, парень только успел сказать Рону «Прибери здесь, я отойду…» и почти выбежал из комнаты, спеша спрятаться в ванной, чтобы друзья не стали свидетелями того, что будет происходить дальше.

+4

7

Многие мечтают дружить с Избранным мальчиком, все думают, что эта дружба подарит славу и популярность, но правде в глаза - так думают только дураки. Дружить с Гарри сложно. И не по причине того, что у него сложный характер, а по той причине, что у него сложная судьба. И Гермиона, и Рон вот уже семь лет ее разделяют и ни на секунду не пожалели.
- Да, я опять почувствовал что-то, но не переживайте, у меня же и раньше так было. Наверное Волдеморт испытывает какие-то сильные эмоции. Судя по тому, что я ощутил небывалый наплыв ярости… Он зол. Очень зол.
Слова, сказанные Гарри, не успокоили Гермиону. Она знала, что Темный Лорд не испытывает эмоции на пустом месте, его что-то бесит, что-то раздражает. И не исключено - причина столь надоевший ему мистер Поттер. Но темный волшебник сам заварил эту кашу, ему и расхлебывать ее.
Интересно, для нас это хорошо или плохо? По крайней мере, я не видел никого из наших близких рядом с ним, патронус Артура Уизли же сказал что у них все в порядке. Возможно Волдеморт в ярости из-за того, что Пожирателям никак не удается нас схватить?
- Знаешь, я думаю, что он в ярости, так как его планы рухнули вновь. -Гермиона сделала глубокий вдох -Мне кажется, нашими поисками уже занимаются. И вполне возможно, что наведаются сюда. Здесь нельзя оставаться.
Эти слова дались Грейнджер с трудом. Она устала. Устала во всех смыслах этого слова: и морально, и физически.
- Нам нужно отправиться туда, где нас меньше всего будут ждать. Он знает, что ты занимаешься поисками крестражей, поэтому на пути к ним нас поджидает не одна ловушка с пожирателями. Нужно выбрать тот маршрут, который будет несколько иным, чем мы планировали ранее. Нам нельзя появляться в Годриковой Впадине - девушка приобняла Гарри за плечи, она знала, как давно и как сильно он мечтает посетить это место.
-Что ты думаешь? - Гермиона обратилась к другу, слегка улыбнувшись.
Атмосфера вокруг пугала, по коже бегали мурашки. Тишина напрягала. Хотелось слышать голоса друзей все время, лишь бы не бояться, не бояться неизвестности.
– Я правда пытался прервать это, но у меня не получается. Возможно просто у меня не было достаточно хорошего учителя, который смог бы мне объяснить… Ты же знаешь, Снейп на индивидуальных занятиях только издевался. У меня ощущение, что ему просто перед Дамблдором отчитаться надо было, что, занятия проведены, а помогло ли мне это, плевать…
Девушка бы сейчас с удовольствием бы начала перемывать косточки Снейпу, как они это любили делать в школе, сидя в любимых креслах в общей гостиной родного Гриффиндора. Жаль, сейчас не время. Гермиона собиралась ответить, но тут Гарри резко рванул в сторону ванной, что-то пробормотал Рону, но она не смогла разобрать.
-Гарри! Гарри! Ты куда?

+1

8

Бывают такие дни, когда отдельные индивидуумы наносят особо сильный ущерб окружающему их материальному миру. Рон, например, регулярно оказывался в такой ситуации (шутка ли дело на втором же курсе сломать волшебную палочку). Сегодня, правда, он наблюдал этот процесс со стороны: источником бедствия был Гарри Поттер. Не более четверти часа назад он сбил часы и еле успел предотвратить их окончательную гибель, поймав их налету. Теперь он удачно грохнул графин с водой. Зачем он вообще трогал этот графин, было далеко за пределами Ронова понимания: он сам со свойственной ему брезгливостью разве что под угрозой непростительного стал бы пить непонятную жидкость, простоявшую в этом малоприятном помещении неизвестно сколько времени.
Правда, Рон быстро сообразил, что графином дело не ограничивается, потому что даже в не слишком ярко освещенной комнате было видно, что Гарри сильно сбледнул с лица. Гермиона тоже забеспокоилась. Рон обреченно подумал, что она сейчас пустится в морализаторство по поводу того, как это безответственно со стороны Гарри не сопротивляться мозговторжениям со стороны Того-Кого-Нельзя-Называть. Но отступать было некуда. Гарри уже успел выяснить, что Неназываемый вне себя:
- Возможно Волдеморт в ярости из-за того, что Пожирателям никак не удается нас схватить?
Рона передернуло, как и всегда, когда он слышал это имя, произносить которое он сам никогда не решался. Но одергивать Гарри он не стал, потому что было не до того.
- Эээ… - сказал Рон.
Гарри, впрочем, уже перешел к задабриванию Гермионы и стал объяснять ей в сотый, кажется, раз, что он не всегда может контролировать издержки своего ментального родства с Неназываемым. Гермиона сегодня оказалась на редкость терпима к слабостям ближних и пилить не стала. Кроме того, Гарри явно полегчало, и Рон почти успокоился. Гермиона, правда, тут же начала развивать тему поиска убежища, отчего Рон изрядно поскучнел. Он устал и хотел спать. Для Гарри, кажется, сеанс вещания на сегодня был закончен, и можно было подумать о насущном.
- Может, завтра с утра лучше обсудим? – не очень уверенно предложил он.
Но Гермиона и Гарри, кажется, не то не услышали его реплики, не то проигнорировали ее. Гарри вдруг вскочил с места, буркнув Рону что-то про прибрать здесь, и ринулся в сторону ванной.
- Гарри! Гарри! Ты куда? – воскликнула Гермиона.
- Куда, куда. По делам человек пошел, что непонятного, - сказал Рон. – Ну серьезно, Гермиона, ну чего ты к нему пристала? Сегодня ж всё равно уже ничего нельзя сделать. Лучше завтра с новыми силами. Давай спать укладываться.
Рон еще раз посмотрел в ту сторону, куда удалился Гарри, и подумал о сложности и непредсказуемости бытия. В самом деле, весь вечер позывы к рвоте испытывал он, а в итоге в ванную понесся его товарищ.

Отредактировано Ronald Weasley (2012-06-09 15:37:27)

+2

9

В ванной комнате…

   Уже не ощущая земли под ногами, задевая дверные косяки, Гарри устремился туда, где можно быть одному, чтобы пережить приступ как стихийное бедствие. Всякий раз это происходило по-разному: то вечером при наступлении фазы тонкого сна, то во время сильных душевных переживаний, когда сознание становится особенно уязвимым, то, как сейчас, постепенно, все нарастая и заставляя целиком и полностью подчиниться этому неумолимому процессу. Замок в виде двух серебристых переплетенных змей защелкнулся, опираясь о края раковины, мальчишка смотрел в огромное зеркало. Гарри плохо видел без очков, очертания собственного лица казались мутными, однако они постепенно стали проясняться. Парень поверить не мог в увиденное. Теперь перед ним стоял светловолосый  юноша… "Это Драко", – пронеслась молниеносная мысль. Орнаментированная рамка зеркала стала растворяться в воздухе, тем самым устраняя все преграды между гриффиндорцем и видением, которое становилось все материальнее. Раковина, стеклянные полки, и прочие предметы закружились в безумном хороводе, после чего рассеялись как дым. Гарри Поттер лежал слегка запрокинув голову, даже не ощущая холода мраморного пола. Чудовищная пульсирующая боль пронзила шрам, далее наступила тишина. Отсутствующий взгляд Избранного был направлен в потолок, веки слегка подрагивали, а руки спокойно лежали вдоль тела. Теперь парень был безмолвным свидетелем того, что происходило в Малфой-Меноре. Гарри видел все глазами самого Темного Лорда, чувствовал гнев, сильнейшую ненависть, наполнившую все глубины души. Гриффиндорца поражало насколько реально происходящее, ярки эмоции, будто две души существовали в одном теле… Большая комната была слабо освещена пламенем  камина, на полу лежал человек, корчась в муках, явно вызванных заклинанием Круциатус. Над мужчиной стоял сам Гарри (по его же ощущениям), он держал волшебную  палочку.  Судя по всему, именно он привел заклятие пыток в действие, а другой, это был парень, только опустил голову и остекленевшими от страха глазами смотрел на жертву. Избранный стал говорить, это был чей-то посторонний, но до боли знакомый высокий голос. Человек, в «оболочке» которого находился сейчас Поттер, злобно, почти издевательски отчитывал лежащего на полу, угрожал, а затем перевел внимание на светловолосого юношу.
   - Раньше, когда гонец приносил дурную весть, ему отрубали голову, но мы будем более милосердны… Правда, Драко? Научи его уму-разуму, вперед!
   На последней фразе Гарри увидел бледное, заостренное лицо своего старого знакомого. Малфоя, казалось, била мелкая дрожь и неудивительно, ведь теперь его практически заставляли пытать человека. Драко так и застыл с палочкой в руках, после чего кругом стало темно, видение рассеялось, а гриффиндорец вдохнул полной грудью и открыл глаза.
   Избранный, как и несколько минут назад, лежал на полу в ванной, ощущая, что все тело находится в состоянии огромного колокола: удар уже миновал, а вибрация держится до сих пор, постепенно сходя на нет и разнося отголоски от туловища к конечностям. Парень с трудом поднялся, открыл холодную воду и умылся, чтобы прогнать  остатки кошмара, который ему сейчас привиделся. Сомнений быть не могло: Волдеморт не на шутку рассержен и Драко был рядом, он имеет непосредственное отношение ко всем делам. Гарри взял полотенце, сел на край ванной и задумался.
   Что ж, к этому все и шло, Малфой стал марионеткой в руках безумного темного мага. Незавидная судьба, хотя и своей судьбой я похвастался бы с трудом. Быть зависимым от настроений ненавистного тебе человека, знать, что он может считывать информацию с твоего сознания, куда уж хуже. Не получив желаемого враг будет действовать с большей фанатичностью и жестокостью, досада разожгла в нем еще большую злобу.
   Такие вот невеселые мысли поселились в голове Избранного. Приведя себя в порядок, парень решил не задерживаться более в ванной комнате, к тому же друзья могли начать волноваться.  Гарри заставил себя ни о чем на сегодня больше не думать и отправился спать. Прежде всего, сейчас нужно было отдохнуть и восстановиться, ведь неизвестно что ждало «золотое трио» впереди, какие неприятные неожиданности судьба готовила юным героям.

+5

10

1.09.1997. Утро

   Если бы этой ночью кто-то мог видеть спящего гриффиндорца, ему показалось бы что парень мертв. Однако, бесшумное дыхание, отсутствие движений и бледность лица были вызваны переутомлением, сейчас организм восстанавливался. Последний приступ, связанный с видениями, отнял у Гарри все силы. Только голова Избранного коснулась подушки, как сознание поглотила какая-то черная дыра, несущая в себе сон без сновидений, провал в никуда. Пробуждение наступило в период, когда последние звезды сходили со светлеющего небосвода. За окном уже слышалось пение какой-то ранней птахи. Парень нащупал очки, надел их, затем поднялся с дивана  и слегка отодвинул штору из плотной темно-зеленой ткани, после чего стал вглядываться в крону близ растущего дерева. Исполнителя трелей гриффиндорец так и не увидел, зато увидел большого полосатого кота, сидевшего на одной из толстых веток. «А вот он точно птичку заметил», - пронеслось в гриффиндорской голове, - надеюсь только, что это не видоизмененный Пожиратель Смерти, решивший таким оригинальным способом проследить что происходит в доме». Рон и Гермиона все еще крепко спали, поэтому Гарри начал исследовательскую экспедицию по дому без них.
   Гриффиндорец вышел из комнаты и направился по темным коридорам к комнате своего крестного, стараясь меж тем не задеть и не обрушить ничего из старинных вещей дома и ни в коем случае не потревожить миссис Блэк, ведь это могло кончиться очередной порцией громких  проклятий в адрес гостей. Пройдя еще немного вперед, Гарри заметил на стене картину, судя по надписи, это был портрет прадеда Сириуса - Финеаса Нигелуса, которого, кстати сказать, не было на месте. «Наверное перебрался в Хогвартс. В кабинет директора», - подумал гриффиндорец. Осветив волшебной палочкой одну из двух имеющихся на этом этаже дверей, парень улыбнулся и прочел вслух надпись на табличке: «Сириус Блэк». С замиранием сердца Избранный толкнул дверь и, освещая себе дорогу, прошел внутрь.
   Шторы просторной комнаты были так же занавешены  как и везде в этом доме, красивая мебель с резными элементами и небольшие портреты на столе были покрыты слоем пыли. На полу в художественном беспорядке были раскиданы одежда, а так же какие-то личные предметы, будто кто-то в спешке произвел столь варварский обыск, не заботясь о конспирации. Гарри, стараясь не наступать на вещи, прошел к тумбочке, сел на пол для удобства и начал разбирать бумаги и письма, среди которых изредка попадались колдографии.

+2

11

Рон так устал после своих приключений, что на следующее утро едва ли мог вспомнить, как он устраивался на ночлег в спальном мешке на полу, как убеждал Гермиону, что именно ей, а не ему лучше спать на диване, как вернулся из ванной Гарри и свалился на второй диван, как он сам подумал, что надо бы кого-то оставить на страже и потом меняться, после чего он мгновенно провалился в глубокий сон.
В этом сне он шел по лестнице в этом самом доме, точно так же, как накануне вечером, и вел рукой по перилам, пока не почувствовал, что вляпался в липкую дрянь, напоминавшую паутину. Он попытался отдернуть руку и понял, что намертво прилип. Он в ужасе вгляделся в то, к чему приклеилась его рука, и увидел, что это огромная паучья нить, уходящая куда-то вверх. Проследив за нитью, он осознал, что находится уже не в доме, а в лесу с гигантскими деревьями, из-за которых почти не видно неба. Между этими деревьями была натянута огромных размеров паутина, а под ней, почему-то на спине, лежал здоровенный паук и размахивал лапищами, напоминая Гремучую иву. Рон знал, что эта тварь вот-вот перевернется на лапы и бросится на него. Бежать он не мог, а вместо этого упал и покатился по склону прямо к чудищу.
Он запаниковал, вскрикнул, сел и открыл глаза. Паука не было, леса тоже. Вместо этого была комната, но всё равно было очень страшно в темноте. Но Рон мужественно выкарабкался из спальника и нетвердой походкой целеустремленно направился к окну. Он раздвинул шторы, плохо отдавая себе отчет в своих действиях, и комнату заполнил тусклый свет ночной улицы, лег неправильной геометрической фигурой на потолке и отразился на обращенных к нему поверхностях предметов. Рон успокоился и пошел обратно к своему спальнику. По дороге вспомнил, что окна открывать нельзя, вернулся к окну и задернул шторы, отчего сразу стало страшнее, и он заторопился к своему месту. Забираясь в спальник, он своей возней, видимо, потревожил Гермиону. Она подняла голову и молча воззрилась на него, но так как ничего катастрофического не происходило, легла обратно, повернувшись, отчего ее рука свесилась с дивана. Гарри, которого Рон еле различал, спал бесшумно и неподвижно. Рон убедился, что всё в порядке, тоже лег и заснул, на этот раз без сновидений.
Проснувшись утром, он некоторое время пытался понять, где он находится и почему лежит на полу. Потом вспомнил про вчерашнее и полез из спальника. Гермионы на диване не было, но Рон, оглядев комнату обнаружил ее у окна – она смотрела на улицу сквозь щель между шторами. А вот Гарри он не обнаружил.
- Привет, - сипло и довольно хмуро сказал он Гермионе. Потом почесал затылок и задумчиво направился в ванную в полной, впрочем, уверенности, что ее занимает Гарри. Но нет, дверь была открыта. Хм, - подумал Рон. Он посмотрел по сторонам, потом вернулся в комнату.
- Гермиона, ты Гарри не видела? – спросил он и сам удивился, как тревожно прозвучал этот вопрос.
Гермиона несколько изменилась в лице, мотнула головой и решительно двинулась из комнаты. Рон направился вслед за ней, на ходу извлекая волшебную палочку. Гермиона прошла по коридору мимо лестницы, ведущей вниз.
- Ты поищи тут, а я внизу гляну, - сказал он вслед Гермионе и отправился обыскивать первый этаж.

+2

12

Как порой интересно приоткрывать завесу тайны, разбирая старинные вещи, принадлежавшие некогда тому, кто был тебе дорог. И тем более приятно осознавать, что посредством этих вещей ты можешь прикоснуться к прошлому, которое осталось далеко позади, но теперь вновь оживает, возвращая нам образы близких людей.  Гарри достал отдельную стопку писем и придерживая их одной рукой, второй взял старую книгу в кожаном переплете. На обложке золотистыми буквами  было пропечатано название, на пожелтевших страницах виднелись карандашные пометки и забавные зарисовки, сделанные некогда хозяином комнаты. Гриффиндорец улыбнулся.
   Сириус такой затейник. Не зря отец на первом курсе при выборе друзей отдал ему предпочтение. А это похоже стихи какие-то…
   Гарри долго вглядывался в строки и вдумывался в смысл и, наконец, поняв все аллегории, тихо засмеялся и положил книгу на место. В заброшенной комнате было на удивление спокойно.
   Замысловатая люстра, герб, разноцветные плакаты, добавляющие своеобразный уют… Убрать все лишнее, привести в порядок и я бы жил здесь. Красиво, несмотря на беспорядок. Хотелось бы мне иметь такую комнату с детства, одна из тех «мечт», которые сбываются слишком поздно. Все же нельзя не заметить, что в каморке на Тисовой было тесновато.
   Взгляд парня остановился на гриффиндорском красном гербе с вышитым золотом львом. Вот уж поистине сам собой возникал вопрос «Как же при такой нетерпимости к данному факультету со стороны всей семьи Блек, это не сняли, не сожгли и не потопили?». Гарри всегда внутренне уважал крестного, представляя каким гонениям может подвергаться человек, отличающийся чем-то от окружающих и далеко за примерами ходить не надо. Избранный, проживая в мире магглов, испытал на себе и унижения, и непонимание. Надо иметь особую стойкость характера, так называемый внутренний стержень, чтобы не сломаться, не поддаться давлению. Из множества портретов, что стояли на ближнем столике, внимание Гарри  привлекла волшебная фотокарточка, с которой на парня глядели веселые лица четырех Мародеров. Среди мальчишек подростков самым эффектным оказался молодой Сириус. Чуть надменный взгляд сразу выдавал принадлежность к чистокровным и гордым Блэкам, волосы были кудрявы, на губах играла дерзкая улыбка. Рядом с Сириусом стоял отец Гарри, такой же обладатель очков и темных непослушных волос. С левого края стоял  счастливый, но по виду немного изможденный Ремус, с правого края расположился Питер. Вся четверка, запечатленная в один из лучших моментов той жизни, когда еще не было страха, предательства, когда еще руки не были смочены кровью, а по глазам не читалось недоверие. Продолжая изучать старые письма, гриффиндорец обнаружил одно послание, адресованное Сириусу, в котором Лили Поттер благодарила того за подарок для еще маленького Гарри. К письму прилагалось фото счастливой семьи Поттеров, однако поражало одно обстоятельство: та часть изображения, где сидела Лили, была оборвана, будто кто-то целенаправленно выдрал именно кусок с лицом. Гриффиндорец внимательно вчитывался в строчки, он никак не мог поймать что-то очень важное, слова, казалось, закружились, некоторые части предложений отсутствовали что еще сильнее усложняло задачу.
   Мантия, Дамблдор, Батильда Бэгшот, Петтегрю… предатель Питер. Батильда хорошо была знакома с профессором Дамблдором…
   Гарри некоторое время сидел, бессмысленно остановив взгляд на красном плафоне светильника, затем вскочил и принялся искать недостающую часть письма. Перевернуто было все, парень обыскал ящики стола, тумбочки, заглянул под кровать, но тщетно. Обрывка с продолжением нигде не было. Гриффиндорец сел на кровать, озадачено подпер кулаком подбородок и стал размышлять над информацией, которая могла быть похищена кем-то из приспешников Темного Лорда.

+2

13

Гермиона с самого пробуждения испытывала навязчивое желание кого-нибудь убить. Ну, или хотя бы покалечить. Идеальным для девушки вариантом было бы столкнуть лбами двух своих друзей. До искр и сотрясения мозга. Может быть, если бы хорошенько перетряхнуть содержимое их черепных коробок, то мысли бы там забегали бодрее. Ну стучат же магглы молотками по телевизорам, когда те плохо работают, верно?
Особняк Блэков Грейнджер ненавидела всей своей душой. Потому что в нем Гарри ударялся в хандру, которая постепенно переходила в очередной виток всплеска комплекса вины за все, что сотворил Волдеморт, причем едва ли не с момента рождения. Друг-который-выжил-и-имеет-неплохие-шансы-выжить-других резво надел на себя мученический венец и, похоже, даже стал находить в этом некое извращенное удовольствие. Рон его жалел. Гермиона... не могла. Вообще, жалость - эмоция непродуктивная и вредная, она тянет ко дну. Можешь помочь - помоги, не можешь - не лезь. Поэтому гриффиндорка считала, что куда полезней дать Гарри затрещину, чтобы не думал о том, о чем не следует, и как можно быстрее убраться из этого мрачного дома. Пока их не нашли. И пока никто здесь не рехнулся.
- Гермиона, ты Гарри не видела? - обратился к девушке проснувшийся Рон. Вчера он практически по-джентельменски уступил ей диван. Не будь обстановка столь нервозной, Грейнджер могла бы даже оценить этот явный прогресс.
- Не видела, - покачала головой гриффиндорка, вновь отвернувшись к окну. - Этот дом на него странно действует. Хотя он на всех странно действует.
Грейнджер вышла из комнаты и двинулась по коридору. Где их национального героя могло носить всю ночь? Уж явно не в библиотеке... Единственное, что могло бы привлечь внимание Гарри - это вещи его крестного. А значит, искать стоит именно комнату Сириуса и надеяться, что друг именно там,  а не валяется где-то в доме, попав под воздействия какого-нибудь артефакта или проклятия... В безопасность особняка Гермиона бы не поверила даже проведи тут обыск аврорат в полном составе.
Спустя пять минут дверь с искомым именем была обнаружена и Грейнджер, нацепив на лицо самое "раздраженно-правильное" выражение, шагнула внутрь как на поле боя.
Гарри весь закопался в старые письма, вещи... старые воспоминания людей, которых уже нет на свете.
- Гарри Джеймс Поттер, я очень  сильно надеюсь, что тебе хватило ума поспать,  не сидеть тут ночь напролет! - безо всякого перехода напустилась на Поттера девушка.
Хотелось еще добавить, как она не выносит этот особняк, который временами наполняется криками совершенно спятившей старухи с портрета, которая вопит о гибели магической аристократии и наводнивших все вокруг мерзких грязнокровках. Но не стоило еще больше нагнетать обстановку.

Отредактировано Hermione Granger (2012-07-20 09:28:26)

+4

14

офф

Я таки исхожу из того, что согласно канону спальни Сириуса и Регулуса находились на верхнем этаже. В принципе в предыдущих постах я не нашел этому вопиющих противоречий, но всё же хочу этот момент подчеркнуть.

Рон сбежал по ступенькам на первый этаж. Звать Гарри во весь его неслабый голос там было нельзя, потому что был большой риск разбудить гнусный портрет. Поэтому он позвал вполголоса:
- Гарри?
Хрен бы там. Рон заглянул в кухню. Гарри там, конечно, не было. Зато вид кухни пробудил у Рона здоровый юношеский аппетит. Но нет, еды там тоже не было. Была серая глыба засохшего хлеба, при взгляде на которую Рон икнул от отвращения и поспешно покинул кухню. Кстати, какое это там заклинание вчера Гарри вчера употреблял? Которое показывает, есть ли где-то люди? Рон не запомнил. На всякий случай он осторожно подошел к входной двери и проверил засовы. Всё было вроде бы в порядке. Он еще раз с опаской посмотрел на пыльный коврик, который накануне стал источником очередной порции незабываемых бодряков, но больше не подавал признаков жизни. Блин, но куда подевался Гарри? Если бы Гермиона его нашла, то позвала бы уж, наверно, Рона, чтобы он прекратил ненужные поиски.
Но его никто не звал. Ладно. С первым этажом покончено, надо выяснить, что там с Гермионой. Рон целеустремленно полез вверх по лестнице, на этот раз внимательно следя за тем, чтобы ни во что не вляпаться. Второй этаж был пуст.
- Гарри! Гермиона!
И тишина. Да что ж такое-то. Рон стал подниматься выше.

+1

15

Когда Гермиона возопила своим громогласным голосом, Поттер, решивший еще для верности проверить подкроватное пространство, вздрогнул и больно стукнулся головой о нижнюю часть, собственно, кровати. Потирая затылок и отдуваясь от паутины, Гарри воззрился на гриффиндорку и попытался изобразить на лице подобие улыбки.
- О... Гермиона… Парень немного растерялся, он не думал, что его товарищи так рано покинут спальные мешки. К тому же, Гермиона смотрела так строго, что стало понятно: чтения нотаций не миновать. А я тут, знаешь ли, ищу всякие сведения, которые могут оказаться весьма полезными в дальнейшем. И я даже кое-что нашел, смотри…
  Избранный встал, подошел к девушке и с выражением радости на лице показал обрывок письма и старую фоторгафию. Как хотелось, чтобы и Гермиона это увидела, поняла насколько находка важна для общего дела.
   - Исходя из этого письма, моя семья знала некую Батильду Бэгшот, а Батильда хорошо знала Дамблдора. Знаешь что из этого всего следует? Что мы просто обязаны наведаться в Годрикову Лощину, там могут находиться ответы на вопросы, может тайна только и ждет, чтобы ее раскрыли. Нужно только лишь приоткрыть На этих словах Гарри сам того не ведая сделал поистине театральное движение рукой приоткрыть завесу этой тайны…
   В зеленых глазах гриффиндорца заблестели искорки надежды, ведь помимо сведений о ныне покойном директоре Хогвартса парень жаждал узнать что-то новое и о своих родителях, которые так рано покинули этот мир. Гарри давно мечтал возложить цветы к надгробиям погибших от руки темного волшебника близких людей, ему даже в голову не приходило насколько это может быть опасно в сложившейся ситуации.
  - И знаешь, здесь такой беспорядок... Похоже на последствия поспешного и досконального обыска. Только интересно, нашли ли Пожиратели то, что искали? Ведь это наверняка были Пожиратели. А может это был Снейп, как считаешь? Остается надеяться, что поиски, проведенные нашими недоброжелателями не увенчались успехом.

+2

16

Изгвазданный в пыли и паутине встрепанный больше обычного Избранный выглядел так, будто напрашивался на очередное нравоучение. Гермиона лишь красноречиво возвела глаза к потолку, за неимением неба.
- Отлично, сделаем вид, что ты ответил мне, что даже проспал положенное количество часов, а не провел тут все время, совершенно не заботясь о своем здоровье, - проворчала недовольная гриффиндорка, плюхнувшись рядом с другом на пол, чтобы поближе рассмотреть добычу Гарри.
Грейнджер внимательно изучила письмо, на фото же взглянула мельком. Восторга своего товарища она не разделяла ни в коей мере, да и вообще идея прогуляться до места, где некогда жила чета Поттеров у ведьмы не вызвала ни единой положительной эмоции.
- Гарри, - со вздохом начала она, - давай начистоту. Тебя туда влекут не столько загадки, сколько... память о твоих родителях. Едва речь заходит о них, и ты теряешь все благоразумие напрочь, а его вообще-то и так не очень много.
Девушка участливо тронула плечо своего друга, но во взгляде ее читалась решимость противостоять очередной авантюре.
- Темный Лорд знает, место тебя влечет. Всегда влекло. И он наверняка приготовился к встрече... - Грейнджер смолкла, тяжело вздохнув. - Я считаю, что это последнее место, куда нам следует являться, Гарри. Твоя жизнь тебе не принадлежит сейчас. Прежде чем рисковать ей, вспомни, к чем может привести твоя гибель и сколько людей надеются на тебя.
- И знаешь, здесь такой беспорядок... Похоже на последствия поспешного и досконального обыска. Только интересно, нашли ли Пожиратели то, что искали? Ведь это наверняка были Пожиратели. А может это был Снейп, как считаешь? Остается надеяться, что поиски, проведенные нашими недоброжелателями не увенчались успехом.
Комната действительно выглядела разгромленной. Обыск или нет, но это выглядело странным.
- Это совершенно точно не Пожиратели, - задумчиво произнесла Грейнджер. - Если бы это были они, то это означало бы, что чары Фиделиуса разрушены, и тогда нас просто бы встретила делегация из очень доброжелательных джентльменов в черном. Может быть, и правда Снейп... Я не знаю. Прорицания - это не мой конек.
До друзей донесся оклик Рональда Уизли, чьи поиски оказались куда как менее успешными, чем у Гермионы.
- Мы здесь! - подала голос гриффиндорка.

Отредактировано Hermione Granger (2012-07-29 09:09:22)

+4

17

После того как Гарри обследовал комнату Сириуса Блэка, он (вместе с Роном и Гермионой) выяснил возможное значение аббревиатуры Р.А.Б. Далее последовал разговор с домовым эльфом Кричером, который поведал историю о Регулусе и медальоне, после чего Гарри отправил его на поиски Мундангуса Флетчера, который украл этот медальон-крестраж. Теперь все трое ждут, когда Кричер вернется с добычей, а он всё не возвращается и не возвращается.

0

18

3 сентября

Прошел день с того момента, как домовой эльф Кричер отбыл на поиски подлого паршивца Флетчера. Прошло два дня. День клонился к вечеру. Шторы на окнах были задернуты, несмотря на то что увидеть, что происходит в доме, как и вообще увидеть этот дом, людям непосвященным было невозможно. На улице еще было вполне светло, а в комнате из-за этих штор уже стоял полумрак, так что пришлось зажечь свет.
Рон отчаянно скучал. Он спустился на первый этаж, шмыгнул в кухню, пощелкал делюминатором. Подцепил какой-то серый мусор с тарелки - плод трансфигурационных упражнений Гермионы, - пожевал его, с усилием проглотил, поморщился и потащился обратно на второй этаж, где они преимущественно коротали время в ожидании хамовитого домовичка. Не любил их Рон, домовичков этих. То есть когда они тихо занимались своими делами и не высовывались, то нормально. А то еще обзываются, мнение какое-то там своё выражают, как будто их кто-то спрашивает. И после этого Гермиона еще с ними возится, выгораживает. Гарри тоже хорош. Вечно с ними политес разводит, а они ж ни в одном глазу не понимают, потому что от природы умишком не вышли, только на то и годятся, чтобы по хозяйству соображать.
Рон, не заходя еще в гостиную, припал в очередной раз к окну. На вечереющей площади изредка появлялись пешеходы. Рон зевнул, почесал коленку и хотел уже пойти составить компанию Гермионе с Гарри, как вдруг увидел напротив дома едва различимую в тени фигуру в мантии. Человек стоял, прислонившись спиной к какой-то постройке, и смотрел явно в направлении дома, на дома 11 и 13, между которыми по старинной ошибке застройщиков отсутствовал искомый номер 12. Лица человека видно не было, но Рон ни секунды не сомневался, что это пожиратель по Гаррину душу пришел. Присмотревшись повнимательнее, он узрел еще одну такую фигуру чуть подальше от предыдущего. Он почти обрадовался, потому что это было первое хоть сколько-нибудь значимое событие за два дня нудного ожидания и вынужденного безделья. То есть к безделью как таковому Рон относился более чем положительно. Но сейчас, когда всё было неопределенно и неспокойно, его угнетала необходимость сидеть взаперти. Поэтому, увидев на площади как минимум двух вражеских разведчиков, он бодро состроил им страшную рожу в окно, даром что они не могли насладиться этим зрелищем, после чего резво поскакал в гостиную.
- Там по ходу нам почётный караул прибыл! – заорал он и для пущей убедительности вырубил делюминатором свет.

Отредактировано Ronald Weasley (2012-07-28 14:26:31)

+2

19

Когда Гермиона пребывала в дурном расположении духа, она спасалась от всех невзгод и неурядиц в библиотеке, среди обожаемых книг, которые не задавали идиотских вопросов, не просили дать списать и не попадали в неприятности. Поэтому неудивительно, что после того, как пришлось провести с друзьями несколько дней нос к носу без возможности занять себя чем-то стоящим или пообщаться с кем-то помимо Гарри и Рона, Грейнджер засела в библиотеке, делая вид, что ищет что-то полезное. Друзья привычно верили, потому что их безотказная Гермиона, разумеется, занимается только чем-то полезным и безостановочно решает их общие проблемы, и это непреложная истина. Девушка их не разубеждала, хотя порой чувствовала себя кем-то вроде ходячей энциклопедии не все случаи жизни.
Кричер, это зловредное и злокозненное чудовище, которому Грейнджер самолично связала бы весь комплект одежды только чтобы никогда больше его не видеть, отправилось за Флетчером, который поживился медальоном Слизерина, но неизвестно, сколько времени будут продолжаться поиски. В том, что вора домовой эльф поймает, у гриффиндорки не было ни малейших сомнений. Домовики способны очень и очень на многое... На несчастье волшебников. Один Добби чего стоит. Второй курс со свихнувшимися бладжерами и прочими радостями до сих пор вспоминали исключительно с содроганием.
Размышления гриффиндорки были прерваны воплем Рональда:
- Там по ходу нам почётный караул прибыл!
"Почетный караул" у них трех мог быть только один... Но верить в подобное не хотелось.
Девушка отложила книгу и подошла к окну. Две высокие фигуры, так многозначительно поглядывающие в сторону того места, где должен был бы находиться особняк, вызывали небольшой озноб. Грейнджер тряхнула своей поистине львиной гривой, надеясь вытряхнуть из головы все эти паникерские глупости и решительно пошла туда, где слышала голос Рона.
Тот вполне в своем духе корчил рожи у окна. На лице Гермионы обозначалась едкая усмешка.
- Что ж, если они и не знают наверняка, то уж совершенно точно догадываются, где мы находимся, - удрученно вздохнула она, сложив руки на груди. - Надеюсь, Волдеморт оценит их усилия и позволит лишний раз поцеловать край мантии.
Грейнджер еще раз выглянула в окно, в глубине души надеясь, что ей просто показалось. И Рону.
- Теперь нужно быть еще осторожнее. Фиделиус - хорошая защита, но и он не всегда помогает спастись...

Отредактировано Hermione Granger (2012-07-29 19:24:37)

+3

20

Что ни говори, а Гарри был очень доволен что вовремя додумался до такого хода как дарение медальона Критчеру. Ко всеобщему удивлению, эльф сменил дурное расположение к гостям дома Блэков на доброжелательность и, более того, благодарность. Вздохнув с облегчением, гриффиндорец порадовался так же решимости домовика во что бы то ни стало найти и притащить Флэтчера. Проходил день за днем, Гарри в тягостном ожидании нервно сминал края старых газет, найденных на чердаке, дабы скоротать время прочтением статей, ходил из угла в угол, невольно добиваясь возмущения и нотаций Гермионы. Если говорить о кухне, то это отдельная тема. Посещая ее, Избранный в первую очередь искал не то, чем бы утолить уже ставший привычным голод, парень искал глазами Критчера, жаждал любых сведений о местонахождении подлинного медальона. Время работало не на руку Золотому Трио и Гарри это знал, нужно было действовать быстрее, не засиживаясь на одном месте. Преимущество зайца перед хищником в его прыткости, в умении петлять и путать след. Промедление порой бывает смерти подобно.  Гриффиндорцу так надоело сидеть взаперти, хотелось делать хоть что-то, без перерывов, приближая победу над врагами. Гарри каждый день вспоминал тех, кто пострадал в борьбе со злом, он с болью в сердце вспоминал погибших и с трепетом думал о живых, о тех, кто еще может пострадать. Жив был в памяти момент гибели Сириуса, парень чувствовал за собой вину, а уж после смерти Дамблдора самобичевание приобрело еще более серьезный характер. Теперь Гарри думал что если бы тогда, на Астрономической Башне он по велению директора не спрятался, все могло бы быть по-другому. Возможно, вдвоем они смогли бы дать хоть какой-то отпор Пожирателям, Дамблдор бы не погиб, ведь не раз судьба дарила мальчишке шансы, может и в тот раз, не покорившись просьбе, каким-то чудом удалось бы выпутаться. Да и пусть не удалось бы. Смерти Гарри не боялся, он бы умер с профессором в один день и это был бы достойный поступок. По-крайней мере, не было бы этого странного чувства похожего на угрызения совести. А с другой стороны, может стоит забыть о собственном эгоизме и понять, что Дамблдор все сделал правильно и смерть одного, а не двоих – единственное правильное решение, ведь главная задача еще не решена. Темный Лорд не повержен, а значит надо беречь себя до того момента, когда самопожертвование будет действенно и уместно.
   
   Вот подходил к концу очередной день в доме на Гриммо, а Критчер все не появлялся. Гарри приволок в гостиную доску с зачарованными шахматами и теперь почесывал кончик носа, размышляя, по какой дороге пустить белого ферзя, чтобы партия завершилась победой светлых фигур. 
   - Там по ходу нам почётный караул прибыл!
   Белый ферзь выскользнул из пальцев и, падая, благополучно завалил троих вражьих одним махом. Тем временем Избранный забыл обо всем на свете и устремился к окну. Вклиниваясь между Роном и Гермионой, гриффиндорец стал искать глазами подозрительных незнакомцев. Действительно, рядом с домом стояли два закутанных в темные мантии человека.
  - Что ж, если не знают наверняка, то уж совершенно точно догадываются, где мы находимся
   - Они не просто смотрят, они вглядываются именно в то место, где находится наш дом. Никто сторонний не знает о существовании  дома номер двенадцать, а этих людей я вижу впервые… На долю секунды Гарри показалось, что незнакомец смотрит прямо на него, от чего по телу прошла неконтролируемая дрожь. Парень отошел от окна и оперся спиной о стену. Это не совпадение, то пришли про наши души. Они не видят нас, но слышат как дрожат наши пальцы явно что-то подозревают.
  - Надеюсь, Волдеморт оценит их усилия и позволит лишний раз поцеловать край мантии.
   Тут Гарри усмехнулся и с сарказмом в голосе продолжил.
  - Максимум что позволим им поцеловать мы, так это ручку от входной двери. Пусть только попробуют взломать замок, сильно пожалеют!
   Гриффиндорец был взбудоражен, хотя осознание того, что хоть что-то происходит весьма утешало. Волнения по поводу возможного проникновения Пожирателей в дом даже не намечалось, Гарри почему-то был уверен, что вместе с товарищами он сможет дать достойный отпор врагу, нужно лишь по очереди нести дежурство, чтобы в буквальном смысле не проспать появление нежелательных гостей.

+2

21

- Да куда уж там осторожнее, - ответил Рон на Гермионино замечание о Фиделиусе. – Сидим тут вон, носу не кажем.
Последние пару дней Рону казалось, что Гермиона стала какой-то нервной и повышенно раздражительной. Не то что он не видел к тому оснований, но заговаривать с ней он временами опасался, предпочитая молча обмениваться с ней взглядами, что сейчас представлялось гораздо более содержательным и продуктивным форматом общения. Поэтому он поспешно сменил вербального собеседника, обратившись к Гарри:
- Ну ты лох, Гарри. Как это никто не знает о существовании, когда все знают! Он же в министерстве зарегистрирован, и все, кому надо, знают, что ты его унаследовал. Вот они тут и выстроились. Только вот не видят они его нифига.
Тут Рон скорчил в окно еще одну рожу и даже приставил к голове раскрытые ладони наподобие лосиных рогов. На этом, правда, его запал иссяк, он отошел от окна, запихал руки в карманы и задумался. Конечно, выставленный караул свидетельствовал о том, что они небезосновательно заседали в этом малоприятном здании. Опять же, он внес некоторое разнообразие в докучное ожидание. Но в то же время такой поворот событий означал, что теперь они точно подохнут с голоду, если этот тупой эльф решит еще с неделю проваландаться в поисках похитителя крестражей.
При этом Рон очень не хотел, чтобы незваные гости целовали ручку входной двери, потому что это бы означало, что дом рассекречен, а связываться с этими хлопчиками Рону ни разу не хотелось. Может, тут второй выход есть, чтобы можно было незаметно выскользнуть на улицу, затариться едой и всё такое?
И тут Рона осенило.
- Слушайте, - сказал он. – У Гарри же есть мантия-невидимка! Гарри, дай ее мне, я под ней сбегаю на улицу, еды натырю и мы наконец поедим хоть нормально, - он проникновенно посмотрел на Гермиону. – Ну не могу я больше эту дрянь жрать!

+2

22

- Да куда уж там осторожнее, - недовольно пробурчал Рон. – Сидим тут вон, носу не кажем.
- Чем меньше наш нос будет замечен посторонними, тема лучше, - решительно заявила Грейнджер и демонстративно отвернулась от окна. Хотя так и тянуло посмотреть еще. Но суровая логика (а логика Гермионы быть женской просто по определению) говорила, что если это Пожиратели, смотри на них или не смотри - все едино. Ну, нельзя им выходить из дома? Так им и прежде было нельзя этого делать.
Немного утешало то, что как бы ни пялились в их сторону вражьи глаза, добраться до них Пожиратели не могут. Пока не могут. Но все в жизни имеет свойство меняться. А дом... Ну да, он отвратителен, но это какая-никакая крыша над их головами, к тому же им нужно дождаться тут Кричера, это домовое чудовище. Если бы не это, то девушка не мытьем, так катанием уговорила бы убраться из особняка на Гриммо, у Гермионы Грейнджер были варианты и на тот случай, если им придется оставаться и вовсе без постоянного убежища. Предусмотрительность должна быть во всем.
- Они не просто смотрят, они вглядываются именно в то место, где находится наш дом. Никто сторонний не знает о существовании  дома номер двенадцать, а этих людей я вижу впервые… - несколько нервно заметил Гарри, которого появление незнакомцев рядом с бывшим штабов тоже крайне взволновало.
- Ну ты лох, Гарри. Как это никто не знает о существовании, когда все знают! Он же в министерстве зарегистрирован, и все, кому надо, знают, что ты его унаследовал. Вот они тут и выстроились. Только вот не видят они его нифига.
- Рональд Уизли, тебя можно поздравить. Это была поистине дельная мысль, - торжественно изрекла девушка, хлопнув рыжего друга по плечу. Попутно еще раз осознала, насколько же сильно он выше нее. - Именно, Гарри. Фиделиус не позволяет им найти этого дома. Но где он находится им известно более чем хорошо. Даже слишком.
- Слушайте, - воскликнул Рон. – У Гарри же есть мантия-невидимка! Гарри, дай ее мне, я под ней сбегаю на улицу, еды натырю и мы наконец поедим хоть нормально. Ну не могу я больше эту дрянь жрать!
Гермиона резко двинулась к Уизли глядя точь-в-точь как его незабвенная матушка на близнецов после очередной выходки.
- Рональд. Биллиус. Уизли. Да будет тебе известно, что нынешняя ситуация несколько отличается наших школьных прогулок по коридорам! И я решительно против того, чтобы рисковать настолько сильно без крайней необходимости!
Гриффиндорку и саму уже изрядно воротило от "этой дряни", но она не была твердо уверена, что прогулка по улицам не обернется большими проблемами. Мантия может задраться, в того, кто скрывается под ней, могут попросту врезаться. Нет. Ужасный, самоубийственный вариант.

+3

23

- Как это никто не знает о существовании, когда все знают! Он же в министерстве зарегистрирован, и все, кому надо, знают, что ты его унаследовал.
   Избранный сдвинул брови к переносице, задумчиво поджал губы, затем устроился на диване, складывая руки на груди и рассуждая вслух.
   - Так… А ведь и правда, завещание Сириуса, должно быть, не через одни руки прошло. Министерство сейчас кишит Пожирателями и их людьми, что стоит просто взять и, перерыв все документы, найти информацию, касающуюся моей разыскиваемой личности. Но все же,  подозрения, это еще не полная уверенность. По-адвокатски спокойным тоном заметил парень. Мы не ведем себя осторожно, ничем не выдаем своего присутствия, под граммофон не пляшем, хотя, даже если бы и плясали, заглушающие чары, надеюсь, еще достаточно сильны. Пусть наши нелюбезные недрузья сидят под дверью сколько влезет. Пусть хоть почтовыми совами прикинутся, все равно в сию обитель мы никого не впустим.
   Слова Гарри звучали уверенно, голос ни разу не дрогнул, однако внутри, в самом центре, появилось тягостное и в то же время щекочущее ощущение. Грифиндорца посетило нечто похоже на чувство страха, причем страха не за себя, а за друзей, которые могли пострадать. Что если Пожиратели попытаются взять эту неприступную крепость? Далее последовала бы или попытка сразу уничтожить или притащить на допрос, а уже затем устранить как общепризнанных «врагов народа». Признавать конечно будет Темный Лорд и его приспешники.
   - Риск все же имеется, с этим не поспоришь. Вот бы сотню капканов поставить в коридоре или полы клеем намазать. Как бы сейчас пригодились некоторые изобретения твоих братьев, Рон. Что называется, когда ситуация приобретает опасный характер взбодриться помогает шутка и улыбки товарищей. Гарри ощутил, что в этот дом уже забралась гнетущая тоска, которую срочно надо было развеять. А еще над дверью можно повесить подкову, на счастье, так сказать. Когда кто-то из незваных гостей вздумает войти, сей железный предмет незамедлительно соскочит с плохо прибитого гвоздя прямо на грешную пожирательскую голову. Парень огляделся по сторонам Осталось только узнать, не водил ли Сириус в дом лошадей…
   Тут гриффиндорец и правда задумался, реально ли найти в этом доме подкову, так как уже немало интересных вещей было найдено. От размышлений столь занятного характера парень отвлекся на реплику Рона.
   - У Гарри же есть мантия-невидимка! Гарри, дай ее мне, я под ней сбегаю на улицу, еды натырю и мы наконец поедим хоть нормально
   Глаза избранного радостно заблестели за стеклами очков.
  - А ведь и правда! Мантия! Но… Гарри вдруг погрустнел и указал на окно. Но за домом следят, сейчас самое опасное для вылазок время.
   Собственно, Гермиона донесла последнюю мысль куда более эмоционально и подробно, в то время как Избранный посылал Рону сочувственные взгляды. Соблазн произвести вылазку и нормально поесть был и впрямь велик, все-таки, оголодавшие гриффиндорцы это вам не шутка. Зная, что вступать в спор с гриффиндоркой смерти подобно, дабы не вызывать огонь на себя, Гарри поправил очки и сдержанно заметил.
  - Аээ… Возможно шанс обезопасить себя все же есть? Например, выйти когда Пожиратели отвлекутся или будут заняты, они же тоже люди и простое желание, например, поесть им не чуждо. Мы их прекрасно видим, они нас – нет, это преимущество. Надо просто улучить момент, когда наблюдение за домом будет производиться недостаточно внимательно. Сто процентов наш караул изредка будет отбегать на пять минут.
   Гарри посмотрел на Гермиону, пытаясь предугадать что она скажет. В голове тем временем уже происходил мыслительный процесс, направленный на разработку наиболее удобного маршрута, по которому можно было бы пройти, не привлекая внимания и благополучно минуя все преграды.

+3

24

Рон понял, что его друзья уперлись рогом и теперь они тут скорее с голоду подохнут, чем выйдут наружу. От тоски он сел на пол и подпер щеку кулаком. В том, что оба наблюдателя будут одновременно оставлять свой пост, он сильно сомневался. Кроме того, кто их знает, может, там еще какие-то хмыри попрятались так, что они их не видят вовсе. Но возражать он не стал.
- Лошадей не водил, наверно. А вот гиппогрифов - вполне возможно, - Рон нахмурился и брезгливо поморщился. Не доверял он этим хищным пернатым тварям.
Конечно, Гарри тут сейчас будет шутить и боевой дух поднимать, но какой нафиг дух, когда в желудке пусто. А при упоминании братьев Рону и вовсе стало грустно. Натерпелся он, конечно, от их экспериментов сполна, но сейчас он понимал, что неизвестно, когда он их снова увидит и увидит ли вообще. Потому как перспектива безвременно и бесславно окончить свои дни от голода в защищенной Фиделиусом дыре представлялась ему вполне уже реалистичной. Еще, главное, Гермиона так на него глянула, что он чуть не отпрыгнул. А от её дружеского похлопывания он до сих пор чувствовал звон в плече. И вообще, даже когда она вроде бы одобряла его высказывания, ему казалось, что она не то иронизирует, не то откровенно издевается.
Ну и пусть издевается, пожалуйста. Рон щелкнул делюминатором, отчего загорелся свет, и исподлобья посмотрел сначала на гордо отвернувшуюся от окна Гермиону, потом на усевшегося на диван Гарри.
Сейчас небост опять в книжку уткнется, - неодобрительно подумал он про Гермиону. - И ладно бы в какую-нибудь полезную книжку, так наверняка опять Биддля примется штудировать. Тоже мне книга откровений.
Пользуясь новообретенной возможностью, Рон не без мстительного удовлетворения снова вырубил свет. Пусть в темноте читает, если так хочется. Впрочем, Рон совершенно не считал еще разговор оконченным, поэтому предпринял еще одну попытку увещевания своих не в меру осторожных друзей.
- Ребят, ну мы что тут до старости сидеть будем? Нам вообще-то еще эти долбаные крестражи искать. А если эта тварь (Рон, конечно, говорил о Кричере) вообще не явится? А если Флетчер помер нахрен уже? Эти-то - он кивнул в сторону окна - тут, может, еще год стоять будут. И чё? Мы всё это время здесь прохлаждаться будем? А Тот-Кого-Нельзя-Называть пусть всех убивает? - под "всеми" Рон имел в виду, прежде всего, свою семью. - Надо хоть попробовать, может?

Отредактировано Ronald Weasley (2012-08-04 07:30:01)

+2

25

Рон как всегда рвался вперед. И явно планировал прошибить по дороге пару-тройку стен, чтобы жизнь стала увлекательней и ярче. Грейнджер подавила желание дать другу подзатыльник. Это непедагогично. И бессмысленно. И все равно не поможет. В общем, смысла никакого, к тому же Гермиона Грейнджер всегда была против насилия и жестокости, даже если очень хочется и исключительно ради доброго дела.
- Ребят, ну мы что тут до старости сидеть будем? Нам вообще-то еще эти долбаные крестражи искать. А если эта тварь вообще не явится? А если Флетчер помер нахрен уже? Эти-то тут, может, еще год стоять будут. И чё? Мы всё это время здесь прохлаждаться будем? А Тот-Кого-Нельзя-Называть пусть всех убивает? Надо хоть попробовать, может?
- Очень экспрессивный и выразительный монолог, Рональд, - процедила гриффиндорка, прожигая его раздраженным взглядом и красноречиво фыркнув. - Если понадобится, мы будем сидеть тут до старости. И чтобы найти эти, как ты выразился, долбаные крестражи нам необходимо дождаться Кричера.
Грейнджер демонстративно встала напротив окна, стараясь закрыть его для обзора. Попытка не слишком удачная, не те у ученицы Гриффиндора были габариты.
- Кричер явится. Потому что ему приказал хозяин. И притащит Флетчера, живого или мертвого. Если живого - то мы узнаем, что хотели. Если мертвого - что ж, будем думать дальше. Не стоит недооценивать домовых эльфов, Рон, вспомни, что творил Добби на нашем втором курсе. Эти создания довольно могущественны и способны на слишком многое.
Грейнджер сложила руки на груди и безапелляционно заявила:
- Мы не будем рисковать, только потому что тебе стало скучно. Мы дождемся тут Кричера. А если ты выкинешь какую-то глупость... Что ж, Рональд Уизли, ты знаешь, что с меня станется и магию применить, чтобы заставить тебя здесь остаться.
Гриффиндорка и правда могла помешать друзьям. Не в первый раз она проделывала подобное. Империусом пользоваться она, разумеется, не собиралась, но этого и не нужно. Инкарцеро будет вполне достаточно.

Отредактировано Hermione Granger (2012-08-06 20:07:55)

+3

26

Пока Рон испытывал новую, доверенную ему Дамблдором игрушку, а в руках Уизли даже самая серьезная вещь тут же превращалась в средство увеселения (так уж сложилось исторически), Гарри взял обшитую рюшами красную подушку, подложил под затылок и лег. Мысли текли как вода, неслышно, незримо. Гриффиндорец прикрыл глаза и постарался сосредоточиться, чтобы понять как поступить в сложившейся ситуации. Необдуманное скоропалительное решение могло привести к плачевным результатам, проблемы сейчас совсем ни к чему. Гарри понимал, что от его голоса будет многое зависеть и ответственность за все что может случиться ляжет именно на его плечи. Опасение за друзей рождало осторожность, в то же самое время извечное гриффиндорское «Действуй!» никак не давало покоя, звучало где-то в глубинах сознания, призывая поскорее набросать план для вылазки и пробежаться с кульком еды прямо под носом у ничего не подозревающих Пожирателей. Гарри открыл глаза и стал вглядываться в потолок, будто еще мгновение и рукой невидимого мастера там будет начертан верный ответ, однако такого рода подарков провидение делать не собиралось, и все что узрел над собой гриффиндорец это пожелтевшая от времени лепнина. А еще бодрый паучок, оценивший изящество итальянской люстры, твердо намерился свить на ней одну из своих лучших паутин. Мрачное великолепие – вот фраза, которой можно полностью охарактеризовать дом на Гриммо. Пока Избранный увлекался созерцанием, Рон стал приводить аргументы в пользу вылазки.
   - Ребят, ну мы что тут до старости сидеть будем?
  - И вовсе нет, Гарри тихо посмеялся в кулак и продолжил с почти серьезным видом только представьте, наши караульные ввиду своего возраста уйдут на пенсию раньше нас и, быть может, мы когда-нибудь в далеком будущем выйдем отсюда. Хотя… не исключаю того, что на смену ушедшим на заслуженный отдых Пожирателям явятся новые. Кто знает, возможно мы, уже с сединой в волосах, маразме в голове и радикулите в пояснице однажды выглянем в то же самое окно, а там Драко Малфой стоит, конечно тоже изрядно поседевший, а может даже и полысевший. И с ним обязательно будет парочка павлинов. Павлинов мы, так и быть, впустим на чай без сахара и заварки, да и без кипятка видимо, а Малфой пусть стоит на улице, я все еще помню как он издевался над нами и надо мной в частности.
   После эмоционально-шутливой речи гриффиндорец нарочно хмыкнул, затем интеллигентным движением поправил свои очки и перешел к более серьезной теме.
   - Что касается крестражей, их мы несомненно найдем, нужно лишь время и терпение. Да, терпение не в гриффиндорских традициях, но  в данном случае лучше проявить благоразумие. Мы могли рисковать в менее серьезных вещах: когда играли в квиддич, когда думали над ингредиентами зелий, когда искали пару, чтобы пойти на бал, но не теперь. Что касается Флетчера, не тот это человек чтобы просто взять и помереть. Он скрывается, засел как мышь, но воодушевленный Кикимер вытащит его оттуда, вот увидите. Гарри внимательно посмотрел на своего рыжего товарища. Пойми, Рон, мы здесь не прохлаждаемся, мы заняли выжидательную позицию. Мне самому надоело, но что поделаешь? Темному Лорду оказывают сопротивление члены Ордена и другие, оставшиеся верными идеям Дамблдора люди. Чтобы сделать удачный шахматный ход и подобраться ближе к черному королю, нужно задержаться на одной из клеток пока остальные фигуры не встанут более удачным образом. Нас трое, мы сильны до тех пор, пока нераздельны. Это так похоже на мат Легаля… Лишь бы только удалось.
   Гарри взбил подушку, как он не ворочался, неизменно чувствовал какой-то дискомфорт под ухом.
   - Целого петуха они туда что ли вшили вместо пуха…
   Подосадовав на неудобства, гриффиндорец краем глаза посмотрел на Гермиону. Лицо которой по-прежнему выражало решимость и крайнюю степень непоколебимости.
   - Гермиона права. Домовики не так просты как принято считать, зачастую их недооценивают. Если уж Критчеру удалось в свое время выбраться из заколдованной пещеры, ему не составит особого труда достать Флетчера, в какой бы части Магической Англии тот не находился.
   Томимый бездельем и голодом Гарри одной рукой потянулся к стакану, дабы обмануть голодный желудок несколькими глотками воды, другой рукой он нащупал лежащую на спинке дивана книгу.
   - Кстати, Гермиона, в сказках Барда Бидля так и не видно намеков на шифр или может подсказки какие имеются?

+2

27

На отповедь Гермионы Рон только пожал плечами, потому что решил, что спорить бесполезно. В конце концов, остынет – может, сама передумает.
- Гыгы, - ответил Рон на Гаррино замечание о петухе, но тут же снова помрачнел. - Да блин, про домовиков я и без тебя знаю. Это ты удивлялся позавчера, как это Кричер от инфери удрал, а я так ни разу. Подлые твари, что им сказали, то они и сделали. Только вот сколько он еще будет этого Флетчера ловить… эх! – он махнул рукой. – Ладно, подождем еще.
Только если он завтра не явится, я сдохну с голоду. Не, нифига не сдохну на самом деле. А пошлю всех нахрен и пойду на разведку. Этого Рон не сказал, чтобы не сеять в друзьях подозрения и не длить бесполезную дискуссию.
Сидеть в темноте надоело (а между тем, стемнело уже по-настоящему, на площади зажглись фонари, отчего небо стало гораздо темнее, чем за секунду до того), и он включил свет делюминатором. Со скуки он стянул с ноги ботинок и обнаружил у себя на носке дыру, которой он раньше не замечал. Сквозь дыру радостно рвался на волю большой палец. Рон поковырял дыру, отчего она стала больше, а палец еще радостнее, потом потянул носок вперед, и палец спрятался. Он надел ботинок обратно и выразительно, с подвыванием зевнул во всю пасть, оправдав тем самым свою принадлежность к львиному факультету.

+1

28

Завершился еще один день ожидания взаперти. Наступил день следующий. Гермиона, Гарри и Рон коротали время в гостиной на втором этаже. День клонился к вечеру. Гермиона читала сказки, которые ей завещал Дамблдор, Рон игрался с делюминатором, который ему завещал всё тот же Дамблдор. В результате между ними то и дело вспыхивали словесные перепалки, и Гарри, которому это порядком надоело, незаметно выскользнул из комнаты, с тем чтобы спуститься вниз и проведать кухню на предмет того, не нарисовался ли там Кричер с Флетчером впридачу.

0

29

4 сентября

>>> заброшенное здание (очень условно говоря)

Когда Люпин открывал входную дверь дома номер двенадцать, уже смеркалось. Беготни получилось много, и увенчалась она акробатическим упражнением по трансгрессии на верхнюю ступеньку крыльца.
Оторвавшись от погони, он для надежности сделал последнюю петлю и аппарировал сначала в Косой переулок. Выглядел он весьма потрепанным, поэтому в «Дырявом котле», куда он зашел, чтобы привести себя в относительный порядок, многие посетители уставились на него с нескрываемым брезгливым любопытством. Он справился со своей первоочередной задачей минут за десять. Когда он снова показался на людях, он с удовлетворением отметил, что больше не вызывает у зрителей повышенного интереса. Там же, в «Дырявом котле», он купил четыре бутылки сливочного пива, которые тут же при помощи несложных трансфигурационных манипуляций рассовал по карманам, и нечто компактное и предположительно съедобное, но неопределенного жанра – для подкрепления собственных жизненных ресурсов, хотя есть не хотелось совершенно. В довершение всего он купил свежий номер «Ежедневного пророка». Съедобное он кое-как запихал в себя еще на выходе из заведения, попутно просматривая газету. Регистрация магглорожденных, приехали. Вникать было некогда, и он затолкал сложенную газету в карман.
Затем он аппарировал в людное место в паре кварталов от известной площади. Там суетились магглы, и он, присоединившись к их беспорядочному движению, добрался до выхода на площадь. Там он свернул в неприметный тупичок, примерился и аппарировал сразу на скрытое Фиделиусом крыльцо, чуть не потеряв равновесие. Он оглянулся. Как он и ожидал, напротив дома стояли две на первый взгляд неброские, но характерные фигуры в мантиях. Еще один господин в маггловском костюме прогуливался по площади без какой-либо видимой цели. Оставалось надеяться, что Гарри и его товарищи проявили должную бдительность.
Дверь лязгнула замками и открылась. Последовал знакомый сценарий. Голос Грюма осведомился, не Северус ли это Снейп. В ожидании возвращения дара речи, Люпин мысленно отдал честь покойному коллеге по Ордену.
-  Это не я убил вас, Альбус, - тихо, чтобы не разбудить скандальный портрет, сказал он возникшему перед ним призраку. Призрак, от вида которого даже ему, посвященному в защитные механизмы человеку, стало не по себе, рассеялся; путь был свободен.

+4

30

Наступивший вечер оказался особенно богат на конфликты, разгорающиеся между Роном и Гермионой подобно тому, как разгорается огонь в камине, когда подкидываешь старые газеты. Уизли нетерпеливостью своей и стремлением поскорее перейти к действиям вызывал раздражение всегда рассудительной и непреклонной гриффиндорки. Напряженная обстановка начинала порядком надоедать, ведь стоило начать думать о важных вещах, как мысли словно дикие птицы разлетались от звуков человеческой речи. Прошло уже несколько дней, с каждым из которых уходила частица спокойствия, надежды на благоприятное развитие событий. «Почетный караул» с завидной регулярностью прогуливался мимо дома, казалось, работал он без выходных и перерывов на обед. Возможно даже элементарно люди менялись, никто не знает, данные граждане были в одинаково темных одеждах и, казалось, даже с одинаковыми лицами. В лучшую сторону сдвигов не было и Гарри ходил мрачный как пасмурное небо. Времени прошло достаточно, а Критчер до сих пор не вернулся. Теперь уже разные мысли лезли в голову: и что домовик намеренно не оправдал надежд, и что тот действительно старался, но обстоятельства неудачно сложились или его постигло какое-то несчастье. Исходя из складывающейся ситуации, Гарри постепенно начал разрабатывать план «Б», так как эльф мог и не вернуться или вернуться, но один.
   Гриффиндорец решил уйти подальше от очередного конфликта, возникшего между его друзьями, и уединиться для раздумий на кухне. Парень откинул в сторону подушку, поднялся с дивана и медленно побрел к лестнице. Спускаясь вниз, Гарри с замиранием сердца услышал как в дверном замке повернулся ключ, раздался характерный щелчок. Гриффиндорец почувствовал, как быстро заколотилось сердце и как обострились все чувства, особенно зрение и слух. Гарри достал из кармана палочку и остановился в том месте лестницы, откуда было безопаснее всего вести наблюдение. Дверь открылась, однако сразу же весь обзор закрыло облако пыли, возникшее после того как призрак отреагировал на вторжение незваного гостя. Кошмарное видение на удивление быстро исчезло, казалось бы, если в дом крадется Пожиратель, защитные чары стали бы набирать силу, однако Гарри уже вытянул перед собой руку с зажатой в ней палочкой. Он встал чуть боком, ближе к стене, чтобы в случае атаки со стороны противника можно было быстро спрятаться за угол. После появления человеческого силуэта видневшегося сквозь оседающее пыльное облако Гарри громко произнес следующую фразу.
  - Ни с места! Вы на мушке, прошу проявить благоразумие и не делать резких движений.
   Каково же было удивление гриффиндорца, когда в странном госте он узнал своего бывшего преподавателя ЗОТИ, а ныне просто члена Ордена Феникса.
   - Ремус… Люпин! Я глазам не верю. Как замечательно что ты здесь!
  Лицо мальчишки озарила радость, впервые за последние дни. Как же было приятно осознавать что тебя не забыли, что кто-то готов оказать поддержку, несмотря на сложную ситуацию, сложившуюся вокруг Золотого Трио. На полпути к гостю Гарри остановился с таким выражением лица, будто видел этого человека впервые. Парень вновь поднял палочку и заговорил.
   - Даже глазам своим верить нельзя. Отвечай, чем стал мой боггарт во время нашего дополнительного занятия по ЗОТИ на третьем курсе?

+5

31

- Перестань щёлкать этой штукой! - снова взрываюсь я и вскакиваю с места, швырнув книжку на диван. В тот момент мне показалось, что я сейчас же заберу у Уизли его подарок и вышвырну в окно. Конечно, я знаю, что "эта штука" - это деллюминатор, который покойный директор Хогвартса завещал Рону, а тот ещё не знает все возможности этой занимательной вещицы, которая будто бы была создана, чтобы раздражать меня. И я прекрасно осознаю, что ссориться - это последнее дело в этой ситуации. Но я же читаю, а он щёлкает, а свет... А что если в этих сказках нужная информация? Что если Дамблдор не просто завещал мне книгу рассказов Барда Бидля, а пытался натолкнуть меня на какую-нибудь мысль, дать какую-то подсказку? Он же был великим человеком и мог кое-что логически предвидеть. И я надеюсь, он успел заметить, что я довольно смышлёная, так что решил доверить решить мне какую-то загадку.
А тут свет выключается! Класс! Ну как же тут не злиться? Нет чтоб поспать, что ли. Не могу сказать, что меня саму устраивает перспектива просидеть здесь неопределённое количество времени, в ожидании когда же появится этот домовой эльф, вероятнее самый мерзкий и вредный во всём свете. Но сейчас, да, я всё ещё считаю, что самым разумным будет оставаться здесь.
Я топаю ногой, и свет, как по заказу, включается. Я замечаю, что Гарри в комнате уже нет, и мне становится не по себе, будто мы с Роном довели его своими перепалками до того, что он сбежал. Но куда же он ушёл? "Может просто проверить, не вернулся ли Критчер. Прошло уже достаточно времени, и меня саму мучает вопрос, куда запропастилось это, мягко говоря, вредное создание".
Я подхожу к месту, куда кинула книгу, поднимаю её и, запомнив страницу, на которой остановилась, и аккуратно закрыв, кладу её на стол. Повернувшись к Рону, я уже относительно спокойно заявляю:
- Пойду посмотрю, куда делся Гарри.
Я, конечно же, хотела ещё добавить, что это именно он, а не я довёл лучшего друга до нервного срыва и тот наверняка решил сдаться с потрохами пожирателям, пока мы сами не взорвали ему мозг, но я всё же сдерживаюсь: как сама и размышляла, ссоры - дело последнее. А их, с моим то характером, за сегодняшний день было предостаточно. Хотя это и ссорами назвать-то нельзя. Так, неконтролируемый выплеск эмоций на нервной почве.
Я слышу внизу какой-то шум, потом словно свист ветра, такой же, как когда мы увидели приведение, а потом говор человеческих голосов. Я ускоряю шаг, быстро спускаюсь по лестнице и вижу, что Гарри, который "держит на прицеле" Ремуса Люпина.
- Ремус! - от неожиданности восклицаю я, привлекая к себе внимание.
Я не сразу понимаю поведение Гарри, поэтому тут же спрашиваю:
- Гарри, что ты делаешь?
"Проверяет..." - отвечаю я сама себе и выражение лица сменяется с удивлённого на предельно понимающее.

Отредактировано Hermione Granger (2012-08-18 23:01:40)

+5

32

Обстоятельства были таковы, что раздумывать и выстраивать сложные и далекоидущие стратегии было некогда, а проблемы приходилось решать по мере поступления. Расправившись с призраком, Люпин осознал, что теперь он рискует стать мишенью для испытания всевозможных магических гадостей, которыми его начнут, не разобравшись,  осыпать засевшие тут перепуганные дети. Дети, конечно, подобрались выдающиеся, но переоценивать их способности было бы неосмотрительно. Если тут вообще дети, а не поджидающая гостей засада пожирателей.
В следующий момент, впрочем Люпиновы опасения рассеялись. Он у видел на лестнице Гарри, а затем услышал его спокойный и совершенно уместный контрольный вопрос, призванный установить его собственную идентичеость и одновременно с большой степенью вероятности подтверждающий идентичность самого Гарри.
- Твой боггарт, Гарри, принимал форму дементора, и я использовал это на наших дополнительных занятиях, чтобы научить тебя вызывать патронуса, который принимает форму оленя. Я, как ты справедливо отметил, Ремус Джон Люпин, по прозвищу Лунатик, один из создателей Карты Мародеров, женат на Нимфадоре, которая предпочитает, чтобы её называли Тонкс.
Пока он это говорил, на лестнице появилась Гермиона.
- Гарри всё правильно сделал. Он должен был убедиться в том, что я - это я. Здравствуй, Гермиона.
Рона пока не было видно, но Люпин предположил, что он тоже где-то здесь и должен вскоре здесь появиться.
- Рад, что нашел вас. И что вы, по всей видимости, в порядке. За нами всеми следят. Тут, на площади, уже целый отряд пожирателей выстроился. Мне пришлось аппарировать точно на верхнюю ступеньку крыльца, чтобы не рассекретить дом. Имейте в виду. Спускайтесь-ка вниз, в кухню, я вам расскажу, что происходит. Кстати, а где Рон?

+3

33

- Гарри, что ты делаешь?
   - Должен же я удостовериться что мы в безопасности. Пожиратели коварны, кто знает под чьей личиной они могут гулять...
   Убедившись что перед ним действительно Люпин, Гарри с облегчением вздохнул, опасности не было. На смену волнению пришла радость от созерцания старшего товарища, друга, человека, который столько раз оказывал необходимую поддержку, в том числе и моральную.
   - Тут, на площади, уже целый отряд пожирателей выстроился. Мне пришлось аппарировать точно на верхнюю ступеньку крыльца, чтобы не рассекретить дом. Имейте в виду.
   Гарри покосился на прикрытый материей портрет матушки Сириуса, о котором он только вспомнил и, порадовавшись что шум в коридоре остался незамеченным, последовал совету Ремуса пройти на кухню.
   - Да, мы знаем что за домом следят, причем хорошо так следят, даже не скрывают своего присутствия. Мы здесь сидим как заключенные, даже за хлебом выйти возможности никакой. Рон наверху, страдает от голода и безделья. Признаться, я тоже понемногу начинаю страдать и от того и от другого. На этих словах Гарри грустно улыбнулся. Ты знаешь, мы все на нервах, когда я услышал как в замке поворачивается ключ, аж ноги подкосились, думал Пожиратели наконец решились зайти в гости, а у нас для них ни чая, ни конфет... только боевые заклятья.
   Гриффиндорец выдвинул из-под стола стул и жестом указал, что Люпин может располагаться и чувствовать себя как дома, сам же Гарри занял место напротив, чтобы собеседника не только хорошо слышать, но и хорошо видеть. Пламя в камине своим теплым освещением давало иллюзию комфорта, появилось благостное чувство защищенности. Гарри сложил руки в замок и оперся о них подбородком, разглядывая гостя.
   - Мне бы хотелось узнать все ли в порядке в том мире, который нам пришлось покинуть? Никто не пострадал?

+5

34

- А почему бы мне ею не щелкать? – взорвался Рон. – Вон ты уткнулась в дебильные детские сказки, потому что тебе их Дамблдор оставил. А мне он делюминатор оставил – вот я и щелкаю!
Гермиона явно злилась, но Рон, который уже извелся от недоедания, скуки и неопределенности, был совершенно не в том настроении, чтобы спускать конфликт на тормозах. Наоборот, у него уже возникла хищная потребность его еще и развернуть, потому что он был хоть какой-то отдушиной. К ощущению непосредственного дискомфорта примешивалась еще и тревога за родителей, братьев и Джинни, утихшая было после того как отец прислал им патронуса, но за прошедшие дни возросшая многократно. По поводу Джинни, собственно, можно было, пожалуй, и не беспокоиться – она ведь отправилась в Хогвартс, а там всё-таки было поспокойнее. Но он уже начал накручиваться, и рациональные аргументы воспринимал плохо.
Он открыл было рот и оглянулся, чтобы привлечь к дискуссии и Гарри, но тут обнаружил, что в комнате его нет. Очевидно, это же одновременно с ним заметила и Гермиона, которая тут же вскочила, чтобы идти его искать. Рон не двинулся с места. Ему уже порядком надоели эти поиски Гарри по всему дому, стоит ему только скрыться из виду. Если в сортир пошел, то пусть живет, - рассудил он. – А если опять выяснится, что он что-то там искать пошел, не предупредивши, морду набью.
Но тут Рон понял, что слышит голоса со стороны лестницы, причем не только Гарри и Гермионы, но и еще кого-то. Они с кем-то переговаривались. Пожиратели? Вскочив как ошпаренный и с палочкой в боевой готовности, Рон вылетел за дверь. Он не сразу узнал человека, с которым разговаривали его друзья, - он стоял внизу, и его было не очень хорошо видно из-за неверного освещение, которое, хоть и наличествовало, всё равно оставляло ощущение полумрака. Через несколько секунд Рон наконец узнал Люпина и как никогда обрадовался ему. Появление Люпина означало, во-первых, что тревога оказалась ложной, во-вторых, что он, наверно, принес какие-то вести из дома. В-третьих, вероятно, он принес какую-нибудь еду. Рон тут же опустил палочку.
- Привет, Ремус! – поприветствовал он гостя.

+2

35

Гарри и профессор Люпин, то есть Ремус (ох уж эти старые привычки! чего только в голову не взбредёт в волнующей ситуации!) подтвердили мои загадки: друг проверил - гость ответил. Ответил правильно, а заодно доложил, что пожирателей за пределами убежища огромное количество. Я, конечно, и сама об этом догадывалась, но сейчас, когда Люпин лишний раз повторяет об угрожающей опасности, я невольно вздрагиваю.
Ремус просит пройти на кухню. Гарри идёт первый, потом идёт "гость"... потом я. Всё думаю и думаю. О чём? Сама понять не могу. В голове обрывки фраз из книги, воспоминания о событиях прошедших дней, всевозможные прогнозы дальнейших вариантов развития событий. "Они всё ещё следят... Их слишком много... Критчера нет... Патронус известил, что всё нормально... Да, здесь действительно Ремус... В сказках всё ещё никакой зацепки..." Я лишь улавливаю интонацию слов друга, но их смысл до меня не долетает. Похоже, он пытается шутить. И похоже он спросил о чём-то. Словно очнувшись ото сна, я задаю вопрос, понятия не имея, не спросил ли Гарри о том же:
- Ремус, ты хотел что-то рассказать, верно?
И тут на пороге кухни появляется... кто бы вы думали? Правильно. Тот самый Рональд Уизли. Палочка наготове, вид слегка... взъерошенный, что ли. Но, увидев Люпина, парень опускает палочку:
- Привет, Ремус!
Я возмущённо закатываю глаза, размышляя: "Неужели он думал, что напали пожиратели? Если он с такой скоростью и в дальнейшем собирается бороться против врагов, то я опасаюсь за его безопасность..." Я вздыхаю и скрещиваю руки. "Ну, хотя бы игрушку свою в покое оставил".
Я поворачиваюсь к Гарри и Ремусу и строго произношу, слегка нахмурив брови:
- Мы должны что-то предпринять. Я больше не могу сидеть сложа руки.
"Сказки я уже изучила, точнее попыталась изучить, но ничего, кроме странного значка, о происхождении которого, сидя тут, я ничего не узнаю, я не нашла. И как в такое время мы можем просто бездействовать? Я уже сомневаюсь, что Критчер вернётся. Да, в данный момент начинаю сомневаться. Мы сидим здесь уже столько времени, окружённые врагами, и ничего не можем сделать... Это.. это... ужасно".

Отредактировано Hermione Granger (2012-09-05 08:10:13)

+4

36

На кухне Люпин извлек из карманов четыре бутылки со сливочным пивом, привел их в исходное состояние и поставил на стол. Потом сел, повинуясь жесту Гарри, на отодвинутый им стул. Реплику Гарри о голоде он комментировать не стал. Он уже понял, что помимо сливочного пива следовало прихватить с собой еще хоть что-то из еды, но это дело поправимое. С этим можно будет разобраться чуть позже.
- Да, Гарри, я понимаю, что напугал вас, но ты молодец, что сохраняешь самообладание и бдительность.
Люпин еще не успел ничего ответить на посыпавшиеся на него вопросы, как в дверях появился запыхавшийся Рон с палочкой наизготове. Впрочем, атаки не последовало, потому что Рон (видимо, полагаясь на осмотрительность своих друзей – по крайней мере, Люпину хотелось думать именно так), увидев его, сменил гнев на милость и поздоровался.
- Здравствуй, Рон, - ответил Люпин. – Да, так к вопросу о том, что произошло. Первое и главное: все живы, - он посмотрел на Рона. – Кингсли нас буквально спас своим предупреждением. После того, как вы аппарировали, явилось не меньше десятка пожирателей. Кстати, Гарри, они действовали наугад. Они не знали точно, где ты, как не знают и сейчас. Артур рассказывал, что, по слухам, они пытали Скримжера, чтобы он сообщил им, где ты. Но он ничего им не сказал, и его убили. Одновременно с нападением на Нору были рейды и на другие дома – тоже в поисках Гарри. Но опять же, все живы.
Люпин полез в карман и вынул оттуда номер «Ежедневного пророка».
- Вам нужно осознать, что пожиратели теперь несравненно сильнее, чем когда-либо раньше. Они, в частности, захватили средства массовой информации, - он развернул сложенную газету. На первой странице красовалась крупная фотография Гарри. Заголовок гласил, что он разыскивается по подозрению в убийстве Дамблдора. Люпин протянул её через стол Гарри, чтобы он полюбовался, а сам продолжил свое повествование:
- Официально об убийстве Скримжера не сообщалось. Там пишут, что он ушел в отставку, а вместо него министром стал Пий Толстоватый. Он находится под империусом, естественно. Ну и… Гарри, открой-ка вторую страницу… Там говорится об обязательной регистрации магглорожденных волшебников. Вы понимаете, я полагаю, что всё это значит.
Теперь Люпин посмотрел на Гермиону. Для этого пришлось сделать некоторое усилие, потому что, говоря об этом, он вдруг почувствовал себя крайне неловко. Еще он подумал о том, что оставил Нору под наблюдением пожирателей, пусть одного из них и удалось увести.
- В настоящий момент вам лучше вести себя потише и не высовываться. Я понимаю, что это тяжело, Гермиона, но это необходимо. Через пару недель, возможно, станет немного поспокойнее, но пока… Я должен был быть здесь три дня назад, но все эти три дня я занимался тем, что пытался отделаться от преследовавшего меня пожирателя. Так что сейчас осторожность превыше всего. Ну да ладно. Расскажите теперь вы о том, что у вас происходит. Я так понимаю, вы сразу из Норы аппарировали сюда?

+4

37

Я протягиваю руку за сливочным пивом - обычно я о еде не задумываюсь, но, оказывается, если надолго лишить этого необходимого для жизнедеятельности организма элемента свой желудок, то начинает болеть голова и живот, а ранее не кажущиеся чем-то интересными еда или, как в данном случае, напитки видятся тебе теперь, как самые лучшие яства на всей планете.
Я беру бутылку в руки, но тут же отставляю в сторону, даже не открыв, так как Люпин рассказывает поистене захватывающие и шокирующие новости. Нет, я не про то, что все живы. Я про то, что пожиратели плохо осведомлены, что Скримджера убили, что были нападения на другие дома. Про нового министра, про империус, про регистрацию маглорождённых волшебников (нет, вот как раз таки это удивило меня меньше всего, а напугало довольно сильно - этого следовало ожидать) и про... "Пару недель? Он с ума сошёл?! Разве мы можем сидеть здесь парочку недель, пока за окном бушует неведомая маглам война! А маглов убивают! И их, и маглорождённых волшебников, то есть их детей. Я читала об этом! Читала! А что, если родители не успели добраться до Австралии? Я не могу сидеть сложа руки, я должна бороться. Мы все должны бороться. Те книги, которые есть в моей сумочке, я прочитаю за дня три от силы, а дальше что? Вместо того, чтобы обучаться новым аспектам магии, учится защищаться и нападать, я буду просто сидеть и наблюдать, как друзья нервно выглядывают в окошко. Или как мигает свет. Я этого не выдержу!!!" - думаю я, но моё лицо остаётся почти неизменным. Лишь слов об осторожности, той, которая превыше всего, я приподнимаю одну бровь, на лице появляется что-то вроде намёка на горькую улыбку. Я беру в руки бутылку с пивом и уже собираюсь её открывать.
- ...Я так понимаю, вы сразу из Норы аппарировали сюда? - задаёт свой вопрос Ремус как раз в тот момент, когда я открываю бутылку. Я поднимаю взгляд на Люпина, после смотрю на Гарри, затем на Рона. Опускаю взгляд и делаю глоток сливочного пива. Вновь поднимаю взгляд и вновь быстро гляжу на присутствующих.
- Что? - спрашиваю я, как бы говоря: "Да, я тоже устала и проголодалась, хотя вы наверное думаете, что я заколдованная кукла, которая работает как магловский робот", - Не стоит так на меня смотреть, так как я не собираюсь ничего комментировать, - говорю я, возвращаясь к темам регистрации маглорождённых и сидения в засаде, а точнее в ловушке ещё несколько недель.

+4

38

Гарри смотрел на гладкую поверхность стеклянных бутылок, не различая перед собой формы, но завороженно наблюдая как искры отраженного каминного пламени создавали игру света, мерцали и переливались. Парень положил сложенные в замок руки на стол, а подбородок на руки. Казалось, даже если бы стол сейчас ломился от еды, это не произвело бы никакого эффекта, куда больше для гриффиндорца значил сам факт заботы, соучастия. Осознание того что тебя не бросили, ты не один дает куда большие силы, чем порой та же пища. Как на третьем курсе, так и сейчас Люпин был для Гарри старшим товарищем, другом детства покойных ныне родителей и человеком, который всегда относится с пониманием, удивительно быстро находит выход из сложных ситуаций. Когда-то профессор спас мальчишку от гнева зельевара, так вовремя появившись в темных коридорах Хогвартса, теперь же Ремус, рискуя своей безопасностью, явился в дом, за которым не первый день следили Пожиратели Смерти. Чувство глубокой признательности – вот что наполняло Гарри. Гермиону волновал вопрос что делать дальше, очень хотелось дать ответ, однако гриффиндорец и сам колебался, понимая что один неверный шаг сейчас может разрушить все. Прежде чем изложить свои мысли относительно дальнейших действий Гарри решил выслушать все сведения, которыми располагал Люпин, уж этот человек знал что происходит в мире и мог дать дельный совет.
   - После того, как вы аппарировали, явилось не меньше десятка пожирателей. Кстати, Гарри, они действовали наугад. Они не знали точно, где ты, как не знают и сейчас.
   Слышать о десятке Пожирателей на празднике, где собрались все знакомые и друзья было крайне неприятно. Парень живо и красочно представил себе что могло бы быть дальше, благо обошлось.
   - Хорошо, если они не знают наверняка. Только опасаюсь, что люди Темного Лорда могут все же не сегодня, так завтра наведаться в дом из чистого любопытства и напороться на такой вот подарок из трех отчаянных гриффиндорцев.
   Гарри обменялся взглядами с Гермионой и Роном. Понятное дело они думали о том же, ведь невозможно чувствовать себя в безопасности, если знаешь о наблюдении. Этот мрачный дом стал надежной тюрьмой, побег из которой не сулил ничего хорошего.
   - Артур рассказывал, что, по слухам, они пытали Скримжера, чтобы он сообщил им, где ты. Но он ничего им не сказал, и его убили.
   - Это ужасно… Гарри побледнел, ему было ужасно жаль что такое случилось, а еще было немного стыдно, потому что парень недолюбливал этого человека, недооценивал как оказалось. Коллекция смерти была пополнена очередным человеком, знавшим слишком много о делах Избранного. Чувство вины опять дало о себе знать. Творится невообразимое, а я не могу оказать должное сопротивление. Вся надежда на Орден, потому что у нас есть важное дело, которое надо довести до конца, мы должны сосредоточиться именно на… Фразу Гарри не закончил, так как понял что может сказать лишнее, что Люпин узнать наверное не стоит. Мы должны сосредоточиться.
   Когда Ремус развернул свежий номер Пророка, гриффиндорец обмер, он и подумать не мог насколько серьезная и масштабная охота на него объявлена, а самое ужасное – его пытаются оклеветать, обвинить в смерти Дамблдора. Подумать только, Дамблдора! Наставника, человека, которому Гарри доверял, к которому привык. Гнусно, больно и противно. Избранный обхватил голову руками и закрыл глаза.
   Чудовищная клевета… Будь они все прокляты. Да как они смеют сваливать свою вину на меня?
   Стараясь не поддаваться нахлынувшим чувствам, мальчишка открыл газету на нужной странице и действительно, как и сказал Люпин, там была объемная статья о магглорожденных. Все было ясно как день: новое правительство их за людей не считает и хочет оставить за бортом, изгнать, а для этого надо произвести перепись. Гарри с заметной тревогой во взгляде обратился к Гермионе.
   - Ты сбежала очень вовремя. А вот как же быть с теми, кто остался в Хогвартсе? Неужели и им придется бежать? Мир сходит с ума и всему виной эта проклятая свора.
  Гарри пробежал глазами статью и смял газету. Он был зол и расстроен тем фактом, что у врагов развязаны руки. Даже шушера из низов получила власть над честными гражданами, вот что возмущало и не давало покоя.
   - Учет значит ведут? Неужели испугались «недоволшебников» как они называют магглорожденных? А почему бы тогда не включть в списки полукровок? С Лорда же и начать придется.
   Гриффиндорец хотел было со злости кинуть газету в камин, но решил что это ни к чему. Будет полезно поподробнее ознакомиться с тем бредом, который теперь называют законами, возможно изучив все это станет проще понять логику противника.
  - Я так понимаю, вы сразу из Норы аппарировали сюда?
  - Все так. Вообще я не думал что мы настолько здесь задержимся. Мы должны кое-что найти, этого хотел Дамблдор. Критчер должен явится в ближайшее время, мы который день томимся ожиданием.
   Гарри смотрел на Люпина, ему хотелось рассказать больше, как на третьем курсе. Профессор всегда был готов выслушать, это поистине тактичный и разумный человек. Опасно. Слишком серьезной информацией располагал Гарри и опасно было распространяться об этом еще кому-то, рисковать чужой жизнью. А если Ремуса поймают и станут выбивать информацию? За ним итак была погоня. Нет, как бы ни доверял гриффиндорец своему старшему товарищу, следовало молчать.

+5

39

Первое, что выхватил Ронов взгляд после первичной идентификации присутствующих, были бутылки со сливочным пивом, стоящие на столе. Вторым было то, что, помимо бутылок, ничего не наблюдалось. Это второе немедленно вызвало у него острый укол разочарования в районе многострадального желудка. Он ухватился за бутылку как за последнюю надежду и тут же вскрыл её безо всякой палочковой магии, а исключительно зубами. Сделал он это, не вполне отдавая себе отчет в своих действиях, просто потому что был очень голоден и, кажется, практически готов к поглощению несъедобных предметов. Впрочем, внимание его уже было полностью сосредоточенно на том, что сообщал Люпин.
Все целы. Рон выдохнул и сделал большой блаженный глоток восхитительной субстанции, опорожнив разом треть бутылки. Мир сразу стал добрее и дружелюбнее, а к Люпину он испытал прилив исключительно теплых чувств. Теперь можно было с чистой совестью ужасаться по поводу происходящего и сокрушаться о судьбах магического мира. Краем глаза он покосился на Гермиону, которая стояла с открытой бутылкой как будто в нерешительности.
Беседу с Люпином проводил Гарри. В ответ на его реплику о перспективе пожирателей, которые к ним наведаются, Рон выразительно пнул его ногой по ноге же. Не столько для того, чтобы напомнить о том, что дом находится под Фиделиусом – эту тему они уже не раз обсуждали за время своего заточения, - сколько для того чтобы Гарри перестал каркать, когда и так тошно. Но Гарри был, видимо, слишком погружен в разговор, чтобы внятно на это отреагировать, и Рон стал слушать дальше.
Тем временем на столе появилась принесенная Люпином газета, с передовицы которой на Рона глянуло до боли знакомое лицо его друга, которому он только что по-приятельски двинул ногой. Рон не с первого раза понял смысл заголовка. Ему пришлось перечитать его несколько раз, чтобы понять связь между «разыскивается», «нежелательное лицо», «убийство Дамблдора» и собственно Гарри. Когда до него дошел смысл прочитанного, он открыл рот, но от возмущения не смог сказать ничего внятного, да так с открытым ртом и остался на некоторое время, забыв даже про свое пиво.
- Пий Толстоватый? – переспросил в недоумении Рон. – А почему, интересно, министром не стал Сами-Знаете-Кто?
Но Гарри уже переворачивал страницы газеты, ища место, указанное Люпином. Там говорилось про магглорожденных. Поистине этот день был несказанно травматичным для Роновых глаз. Он просматривал статью, нависнув у Гарри над плечом и сосредоточенно сопя ему в ухо, и опять не верил своим органам зрения. Регистрация магглорожденных, кража магии… что за бред? Рон воззрился на Гермиону, которая заявила, что не станет ничего комментировать. Он поспешно соображал, как жить дальше.
- Гермиона, если что, я буду говорить, что ты моя родственница. И я расскажу тебе родословную, чтобы ты знала, что к чему… - ему сейчас не приходило в голову, что само по себе присутствие в обществе «нежелательного лица» - это гораздо более серьезное преступление, с точки зрения нынешнего положения дел, чем неправильный статус крови. Он растерянно посмотрел на Люпина.
- Но это же неправда? Это ж полная лажа! Люди не допустят…

Отредактировано Ronald Weasley (2012-09-12 03:58:27)

+4

40

Люпин внимательно наблюдал за реакцией собеседников на его повествование. Несмотря на то, что первое сообщение было хорошей новостью, всё остальное было очень плохо. Он искренне сочувствовал Гарри, потому что догадывался, каково ему было видеть себя на передовице в качестве подозреваемого в убийстве человека, к которому он относился, при прочих равных, несравненно более личностно и тепло, чем сам Люпин.
- Мне очень жаль, Гарри, - сказал он. – Но рано или поздно ты всё равно бы это увидел.
Люпин сильно сомневался в том, что ему удастся оказать этим моральную поддержку Гарри – он скорее испытывал потребность в том, чтобы немного облегчить себе бремя плохого гонца. Но тут от Рона поступил в высшей степени остроумный вопрос, так что Люпин от неожиданности рассмеялся, хотя на самом деле ничего смешного не было, потому что вопрос свидетельствовал об удручающей наивности, которая едва ли говорила о большой жизнеспособности этого сепаратного проекта.
- А зачем ему быть министром, Рон? – ответил он. – Он и так теперь министр. По факту. Он всем управляет, а бумажками за него Толстоватый занимается. Вот и вся схема.
Тут он посмотрел на Гарри и сказал, обращаясь ко всем:
- Вы ведь, конечно, понимаете, что теперь Гарри с Сами-Знаете-Кем поменялись ролями. Теперь, когда Дамблдор мертв, - Люпин сознательно проговорил это, дабы дети привыкали к реальному положению дел, - врагом номер один будет Мальчик-Который-Выжил, а этот будет, наоборот, благодетелем, которого оболгали. Разумный ход…
Известие о новой политике в отношении магглорожденных Гермиона восприняла стоически. Впрочем, насколько он её знал, у неё всегда была не свойственная её возрасту твердость. Зато Гарри и Рон явно были под сильным впечатлением.
- Ну да, - невесело ответил он Гарри, - если за полукровок взяться, то, считай, всех пересажать придется. А потом можно и за чистокровных браться, что уж там.
Рон продолжал упорно сопротивляться действительности. Вполне понятное и даже достойное поведение в ситуации, когда действительность начинает походить на дурной сон.
- Нет, Рон, это правда. Увы. Их уже регистрируют, и уже идут эти уму непостижимые процессы.
Основные новости были изложены, первичные реакции – выданы. Теперь нужно было приступать к главной задаче, хотя Люпин, пытавшийся всё это время прощупать почву, чувствовал себя очень неуверенно. Однако затягивать с этим делом он не хотел – лучше было определить расстановку сил сразу, чтобы не терзаться неопределенностью и сомнениями в том, что он поступает правильно.
- Гарри, - он старался говорить спокойно, сдержанно и взвешенно, - Я знаю, это не мое дело, и я пойму, если ты откажешься мне отвечать. Но я всё-таки спрошу. Орден… В Ордене поселился устойчивый слух о том, что Дамблдор оставил тебе некое задание. Так ли это? И можешь ли ты мне сказать, что это за задание?

+2


Вы здесь » Hogwarts. On the verge. » ЛОНДОН » пл. Гриммо, 12