Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts. On the verge.

Объявление







BEST OF THE BEST





FORUM LIFE
Нам исполнилось четыре месяца! Троекратное ура, чепчики в воздух, праздничный торт во флуде и все такое) Спасибо всем, кто был и остается с нами!
Множество квестов готово к запуску, записываемся. Игра не стоит на месте, идет отыгрыш второго квеста.
19.09.12. Дорогие участники, объявление обновлено. Голосование по конкурсу обнулено и с сегодняшнего дня начинается заново, каждый голос важен, поэтому активно начинаем голосовать. На ваши вопросы в «5 вечеров» отвечает Ремус Люпин. .

PARTNERS
Live Your Life
NOX. Marauders era. and may the odds be ever in your favor White PR
IMPORTANT
время: сентябрь 1997 г.
погода: уточняется в каждом конкретном квесте.

GAME NEWS
Ученики осваиваются в новом Хогвартсе, где после гибели Дамблдора установлены новые порядки. Пожиратели смерти различными способами пытаются установить местонахождение Гарри Поттера. Гарри, Гермиона и Рон скрываются от пожирателей и исследуют дом на Гриммо. Орден Феникса придумывает средства коммуникации, путает следы и пытается расколоть шпиона.

GAME IN LOCATIONS
подвал Малфой-Мэнора
больница Св.Мунго
кухня в Норе
площадь Гриммо, 12
кабинет зельеварения
кабинет ЗОТИ
кухня школы
Запретный лес
школьная библиотека

ADMINISTRATION
Harry Potter, ICQ: 631675991
Remus Lupin, ICQ: 648673057
Chloe Folson, ICQ: 612347698
Ron Weasley, ICQ: 613215782
Astoria Greengrass, ICQ: 646948676
WELCOME
Бесценные участники и дорогие гости! Мы рады приветствовать вас на нашем ролевом проекте, посвященном второму поколению Гарри Поттера - поколению золотой троицы и Темного Лорда. Мы постарались сохранить сказочную и уютную атмосферу книг волшебницы Джоан Роулинг. Пожалуйста, уделите нам должное количество внимания. Мы не собираемся превращаться в массу ролевых-однодневок, столь часто создающихся в последнее время; мы планируем тщательно бороться за место под солнцем и собирать коллектив чудесных и творческих игроков. Надеемся, что вы, именно вы присоединитесь к нам! :)

Рейтинг игры: NC-17
Система: локационная с элементами эпизодов
Временные рамки: 1997 год, Дары смерти
Навигатор: ссылка

WE NEED
В игру требуются каноничные персонажи, в частности: Минерва Макгонагалл, Невилл Лонгботтом, Ремус Люпин, Нимфадора Тонкс, Кингсли Шеклболт, Алекто Кэрроу, Яксли, Рабастан Лестрейндж, а также некоторые другие представители ОФ и ПС. Будем бесконечно рады акционным персонажам, для каждого из которых подготовлено теплое местечко в сюжете.



RATINGS
КЛИКАЕМ ЕЖЕДНЕВНО!
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts. On the verge. » ЛОНДОН » Дом Лизы Форбс


Дом Лизы Форбс

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

0

2

----> Министерство

Кингсли провалился во времени. Он даже не мог с точностью сказать, что происходило в реальности, а что было сном. Боль растекалась по всему телу, потом стала частью него самого. Он стал успокаиваться. Где-то слышались разговоры, потом крики. И снова его голову поглотили видения. Он помнил себя молодым, амбициозным. Обремененным лишь одним желанием.
Это было желанье странствовать, вот и все, но оно налетело на него  как приступ лихорадки, обернулось туманящей разум страстью. Он жаждал  видеть, его фантазия, еще не умиротворившаяся после долгих часов работы, воплощала в единый образ все чудеса и все ужасы пестрой нашей земли, ибо  стремилась их представить себе все зараз. Он видел: видел ландшафт, под небом, тучным от испарений, тропические болота, невероятные, сырые, изобильные,  подобие дебрей первозданного мира, с островами,  топями,  с  несущими  ил  водными протоками; видел, как из густых зарослей папоротников, из земли,  покрытой сочными, налитыми, диковинно  цветущими  растениями,  близкие  и  далекие, вздымались волосатые стволы пальм; видел причудливо  безобразные  деревья, что по воздуху забрасывали свои корни в почву, в застойные, зеленым светом мерцающие воды, где меж плавучими  цветами,  молочно-белыми,  похожими  на огромные  чаши,  на  отмелях,  нахохлившись,  стояли  неведомые  птицы   с уродливыми клювами и, не шевелясь,  смотрели  куда-то  вбок;  видел  среди узловатых стволов бамбука искрящиеся огоньки - глаза притаившегося  тигра, - и сердце его билось от ужаса и  непостижимого  влечения.  Затем  виденье погасло. Он понимал, что это всего лишь сон.
Вообще, он думал, что пребывает в сознании. Его рука коснулась портала, он точно помнил. Одну руку Софии сжимал он сам. Вторую сжимал кто-то еще. Этот кто-то был союзником. Точно. Ее он не видел, но чувствовал. Она была рядом.
Чернокожий волшебник открыл глаз. Красная пелена не спадала. Кто-то сгрузил его на диван в прихожей. Это место было ему не знакомо. Аврор попытался подняться, но боль в груди помешал ему это сделать. Со стоном Кингсли откинулся обратно на подушку. Прежнее чувство страха и неопределенности поглотило мужчину. Страх. Он — единственно настоящий враг жизни. Только страх может победить жизнь. Он — хитроумный, коварный противник. Ему неведомы приличия, законы, традиции, он беспощаден. Страх выискивает у вас самое слабое место — и находит его точно и легко. А зарождается он всегда в сознании. Только что вы спокойны, владеете собой и чувствуете себя счастливым. Но вот страх, в виде ничтожного сомнения, точно шпион закрадывается в ваше сознание. Сомнение порождает недоверие — и оно пытается прогнать прочь сомнение. Но недоверие сродни слабо вооруженному пехотинцу. Так что сомнение одолевает его без особого труда. И вот вас уже охватывает тревога. На вашу сторону встает разум. И вы снова обретаете уверенность в себе. Разум сполна вооружен самыми современными военными технологиями. Но к вашему удивлению, невзирая на тактическое превосходство и число былых безоговорочных побед, разум терпит поражение. Вы чувствуете, как теряете силы и твердость духа. Тогда-то тревога и перерастает в страх.
Ему не было так страшно в Министерстве. Он знал, что и как нужно делать. А сейчас он лежал на диване, как беспомощный мальчишка, лишенный возможности за себя постоять.
- Кто-нибудь, - хрипло позвал Шеклболт. Хотелось услышать любой звук, любой голос. Возможно, убедиться, что все это происходит на самом деле, что он жив. А не готовится к круговороту на сковороде ада.  – Где я? Где София? Где Лиза? Кто-нибудь….

+3

3

-----> Заварушка в Министерстве

        Дом, милый дом. Оказавшись в нем, Лиза стала чувствовать себя намного лучше, зная, что самое страшное уже позади и больше не чего бояться. По крайней мере здесь, где их бы точно никто не смог найти. Да и не стал бы искать, потому что в Министерстве только София знала где она живет, а испанка как раз сейчас лежала рядом на холодном полу. Родные стены все же могут подействовать на человека успокаивающе. Особенно, если перед возвращением домой что-то случилось. Что-то плохое. Ужасное и страшное. Посмотрев на Кингсли и Софию, мисс Форбс тихо застонала. То ли от счастья, ведь те живы, то ли от неудовольства тем, что они без сознания и им нужна профессиональная помощь, которую женщина не в силах им дать. Но выходить из дома, или слать сову с помощью прислать колдомедика было бы как минимум глупо.
        Поднявшись на ноги, Лиза кое как довела Кингсли до дивана, а затем положила Софию на кровать в другой комнате. Та дышала спокойно, на ее теле не было кровоточащих ран, да и Форбс не помнила, чтобы на нее насылали какое-то проклятье *она просто не видела*. Поэтому женщина решила сначала помочь аврору, который нуждался в помощи больше. Зайдя в ванную, она открыла шкафчик и первым делом стала искать нужное зелье. Будучи хорошей мамой, она всегда в доме имела набор зельев, чтобы вылечить ребенка или себя в случае чего-то плохого. Достав нужное, она поставила его на раковину. А затем привела и себя в порядок. Заклинанием остановив кровь, которая продолжалась сочиться из неглубокого пореза, оставленного заклинанием Яксли, умылась и только потом посмотрела на себя в зеркало. Будучи далеко не колдомедиком, она не могла убрать шрам от заклинания, посему теперь он был на пол лица. Шрамы украшают, как говорят многие? Ага, мужчин, но не женщин, которые до этого считали свое лицо привлекательным, а теперь лицезрели это безобразие в зеркале.
        "Я не буду думать об этом сегодня. Я подумаю об этом завтра", - пронеслись строки из маггловской книги в голове Лизы, когда она услышала голос Кингсли. Наверное, многие женщины себя так утешают, когда находятся в сложной для них ситуации. А Форбс сейчас как раз была в одной из них, так как пару минут назад чуть не встретилась со смертью в одном из коридоров огромного Министерства Магии, а теперь была жома вместе с мужчиной и женщиной, забота о которых ложилась на ее плечи. И почему она пошла работать в Отдел Тайн, а не в аврорат или хотя бы в Больницу Святого Мунго? Тогда бы события развернулись совсем по-другому. Взяв в руки маленькое ведерко, она налила туда теплой воды. а затем, прихватив полотенце, вышла из ванной в комнату к лежащему на диване мужчине. Поставив ведерко на тумбочку рядом, она немного приподняла голову волшебника и влила в приоткрытый рот зелье, а затем села рядом с ним на диван.
       - Да, я знаю, неприятное оно на вкус, но тебе станет легче, пей, - тихим, успокаивающим голосом проговорила она, прекрасно зная, что боль действительно уйдет. На первых порах всего на пару часов, ведь зелье не такое сильное, как, например, было бы в больнице, но, если принимать его по расписанию, то его плохое самочувствие уйдет через какое-то время и он снова будет здоров. Затем намочив полотенце, она стала заботливо вытирать кровь с его лица, приговаривая тем же успокаивающим голосом:
      - Все будет хорошо. С Софией, со мной с тобой. Мы в безопасности. И ты скоро поправишься, - Лизе хотелось добавить "я надеюсь", но она не стала, а во время прикусила язык.

+2

4

2 сентября

Отголоски прошлого всегда преследуют нас, они всегда рядом. Стоит немного забыться, и они настигают тебя, манят к себе своими жестами, укутывают в нежную шаль, и ты уже не думаешь ни о чем, кроме тех воспоминаний, будоражащих твою кровь. Но не все воспоминания яркие и теплые, есть холодные, липкие нити, впивающиеся в твое сердце, мечтающие сжать его, чтобы оно не билось. И нет сил бороться с ними, но нет желания снова с головой тонуть в том болоте, которое засасывает, лишая возможности мыслить разумно.
Кингсли пытался успокоиться. Но это было непросто. Вдруг снова появятся пожиратели Смерти. Вдруг снова придется сражаться, а он сейв состоянии даже руку поднять. Не то чтобы палочку держать. Мысли в голове путались. Подходящих слов не находилось. Кингсли сцепив зубы, подавил стон отчаяния. Но ее голос был настойчив и спокоен. Как ей это удается? Можно было только восхититься. Он слышал о ней, она разведена. Воспитывает сына. Тогда понятно.
Но Кингсли был не просто аврором. Он был главой Авроров. Видимо, бывшим. Если такое подразделение вообще оставят в Министерстве. Немного грубовато и неуклюже он перехватил ее руку с полотенцем. Несколько минут он всматривался в е ладонь, пока не увидел все четко и ясно. – Я жив? Мерлин, я жив…
Смерть, она постоянно с нами - каждое мгновение, в каждом ощущении и в каждой мысли. Мы засыпаем и мы пробуждаемся, задумываемся или увлекаемся, любим или ненавидим, эта наша суженная не покидает нас.
Неразрывный спутник жизни, как обнаружить тебя? ... наблюдение и размышление. И обнаруживая её в каждый момент нашей жизни, постигаем её суть  ради постижения жизни, ради наполнения её смыслом и энергией. Мир преходящ, преходяще и тленно и всё что нас окружает, что нас наполняет, наши чувства и переживания ... стоит только внимательно оглядеться.
Самоубийцы хотят покончить с жизнью ... глупые, они это делают каждое мгновение, не замечая этого и не извлекая уроков, и не принося себе пользы. Так почему же они думают, что смогут это сделать со смертью своего тела..
Люди хотят жить и цепляются за жизнь ... невнимательные, они из привязанности и страха теряют её, не получая ничего ..
Думайте о финале этой жизни, но не забывайте о жизни настоящей, только тогда вы сможете прожить её достойно и со смыслом.
Он был знаком со смертью, видел ее перед собой не раз, но сейчас хотел захлопнуть перед ней дверь навсегда. Что-то неуловимое влекло его к этой женщине, вот так просто Хотя они практически не были знакомы. Мужчина внезапно почувствовал прилив благодарности. Именно она спасла его жизнь. И жизнь Софии.
- Спасибо, - только и смог вымолвить мужчина, при новой попытке подняться. Он не может обременять ее свои присутствием. – Я должен…
Боль в судороге сводит его тело, и Кингсли падает обратно на диван. Ну, хорошо, пару часов он может отлежаться. 
- Лиза, - зовет он. – Почему, ты вмешалась?

+2

5


        Женщины вообще странные существа. Они не поддаются никаким мужским законам логики и здравого смысла. Мы можем сами придумывать себе какие-то проблемы, можем дуться на что угодно, можем думать только о прошлом, забывая о настоящем и будущем, что вообще неправильно и глупо. Да, женщины интересные создания. Они обижаются тогда, когда мужчины их не понимают и в то же время они радуются в глубине души, что соответствуют этой фразе "в женщине должна быть загадка". Только вот некоторые переходят черту и становятся либо ребусом, либо огромным плакатом со всеми секретами и своими и чужими, который может прочитать каждый.
         Но как бы женщины не пытались быть разными, они в глубине души все одинаковые. И невинные девушки, и стервоподобные блондинки с манией величия или черствые леди. И почему мужчины этого не видят? Почему не могут просто найти подход? почему не замечают важные мелкие детали, которым женщины уделяют очень много времени? Ведь детали важны. Именно с их помощью можно добиться расположения любой женщины, не зависимо от того, какой она себя пытается показать в обществе. Именно с их помощью женщины посылают мужчинам любые сигналы пусть то будут негативные или позитивные. Но мужчины отказываются их видеть. Они погружены только в свои мысли, считая, что все делают правильно, хотя в большинстве случаев только рушат все, не понимая, когда женщине действительно нужно опереться на сильное плечо, а когда, наоборот, остаться в одиночестве.
         Но что-то автора куда-то унесло. Куда-то далеко и не в ту степь, за что он просит прощение и посылает всем лучи любви.
         На самом деле Лиза до сих пор не знала какого черта она ввязалась в ту заварушку. Никаких адекватных причин не было, ведь была совершенно удобная возможность уйти и никто бы даже не узнал, что она вообще видела сие безобразие. Альтруистический порыв? Дружеская помощь? Желание попасть под ужасное заклятие и умереть на работе, как герой? Да кто вообще понимает женщин? Ведь они сами себя толком не понимают.
         - Потому что София моя лучшая подруга, - тихо проговорила она, проведя влажным полотенцем по его лицу, вытирая пыль от разваленной стены министерства, смешавшуюся с кровью волшебника. - И вам была нужна помощь, разве я не права, - пожав плечами спросила Форбс даже не зная видит ли он ее заботливую улыбку или нет. Это был не вопрос, это было утверждение, ведь она знала, что он бы начал сейчас отрицать все и говорить, что это не так и он бы справился.
         Лиза прекрасно понимала, что он собирался уйти. Это как будто было написано красными большими буквами у него на лбу. Умыв лицо, она тихо проговорила: - Отдохни, тебе это надо. Потом будешь думать о том, что будет дальше. Сейчас тебе нужен отдых, а я скоро вернусь.
          Забрав ведерко с водой и полотенце, она прихватила с собой чистую одежду и вышла в ванную. Там она переоделась в чистую одежду, предварительно приняв душ, от чего стала чувствовать себя намного лучше. По пути из ванной она заглянула посмотреть что там с ее подругой. Та до сих пор спала, посему Лиза не стала ей мешать, а вернулась к мужчине, надеясь, что зелье на него подействовало и ему наконец-то стало лучше.
           - Тебе стало легче? - спросила она, подходя поближе.

оп

а вот и я!)
да, знаю и дико извиняюсь за такую задержку, я больше не буду такой плохой и буду пытаться быстрее отписываться.
и да... ссори за начало поста. оно получилось какое-то.. хм. странное. не обращай внимание)

+3

6

...

Я такой слоупок, простите за задержку  :blush:

София не поняла, как ее вырубило в стенах Министерства. Сначала появился Малфой, потом Яксли. А дальше заклинания начинали лететь в разные стороны, и женщина пыталась от них отбиваться, но последнее из них сильно ударило ее в грудь. Она отлетела в противоположную стену, сильно ударилась головой и, упав на землю, потеряла сознание. Ей снился странный сон. Будто она бежит по длинной пустынной улице, с дикой головной болью и болью в ногах, зовет на помощь, а никого нет в округе. На ней была лишь черная пыльная мантия – не ее мантия, на два размера больше. Вся улица была разрушена, словно после неслабой бомбежки, а вокруг – тишина. Мертвая тишина, которую разрезают отчаянные крики молодой женщины. Этот сон был долгим – кошмаром, из-за которого невозможно очнуться и вернуться в реальность. Та улица была похожа то на коридоры Министерства, то на Косой переулок, то на окрестности Хогвартса. Все эти места, так или иначе значимые для женщины, были собраны в одну картинку и были разрушены.
Кабрера проснулась в холодном поту, резко открывая глаза, а затем попыталась сесть в кровати, но из-за боли в спине это не получилось. До боли знакомые стены, знакомая обстановка в комнате, в которой проснулась женщина. Это дом Лизы Форбс.
София помнит, как ее лучшая подруга как нельзя кстати оказалась рядом в Министерстве, правда, у них так и не получилось сражаться вместе. И тут женщину словно ударило током – Кингсли тоже здесь?
В голове волшебницы начала складываться картина всех произошедших событий – слова Кингсли про Сами-Знаете-Кого, появление Пожирателей смерти, лучи заклинаний, боль и темнота. Значит, догадки женщины подтвердились – теперь на имени темного мага стоит табу, и любой, кто это имя произнесет, встретится с прислужниками его носителей. От таких выводов Софию передернуло.
Вдруг она услышала знакомые голоса недалеко по коридору – мягкий и заботливый голо Лизы, и голос Кингсли. Женщина облегченно вздохнула, понимая, что с ее друзьями все в порядке и попыталась опустить ноги на пол. Спина продолжала болеть, и с каждым движением боль нарастала, но София не хотела больше лежать в кровати. Скинув с себя одеяло, женщина увидела, что одета в ту же одежду, что была на ней в Министерстве, только мантия снята. На ней темно-синее платье до колен простого кроя, в некоторых местах грязное и пыльное, но Кабрера не обратила на это внимание. Наконец, опустив ноги и через силу встав с кровати, София направилась в коридор, в комнату, где сидели ее друзья. Они сидели за стеной, хотя женщине казалось, что они находились дальше, судя по приглушенным голосам.
Подойдя к двери, София открыла ее, прислонившись плечом к косяку и придерживаясь за него рукой, слабо улыбнулась при виде Лизы и Кингсли.
-Эй, ну как вы? – хрипло спросила женщина. – Никто сильно не пострадал?
Говорить оказалось труднее, чем можно было представить. Голос был сиплым и ниже, чем обычно.
-Лиза, даже не знаю, как отблагодарить тебя за то, что ты перенесла нас сюда, - обратилась София к своей подруге с искренней благодарностью.

+3

7

У Кингсли просто не было сил спорить. Мужчина откинулся на подушки, проглатывая комок отчаяния и боли. Он не был железным и все могущим. То, что не отражалось на его лице, вулканом кипело у него в душе. Ему было больно и страшно, но для всех остальных он был вынужден казаться спокойным и рассудительным, как будто совсем ничего не произошло. Подумаешь потасовка в стенах Министерства…
- Права, - согласился Шеклболт, не имея возможности привести доводы в ее неправоте. Им нужна была помощь. Еще никогда Кингсли не был в такой ситуации, когда не знал, как правильно себя вести и воевать. Врагу не пожелаешь, хотя нет, еще как пожелаешь. В некоторых моментах такая нерасторопность может стоить жизни.
Она ушла, а он едва не попросил ее остаться, не удержал насильно возле себя. В пустоте комнаты было что-то гнетущее, что-то пугающее для него, которого почти ничего не боялся. Кингсли ждал ее возвращения, и минуты тянулись целую вечность. Почему никогда раньше он не слышал, что ее голос такой милый и заботливый? Почему до этого никогда не отмечал ее фигуры? И не пытался запомнить черты ее лица? Почему сейчас все это стало вдруг так важно? Слепая благодарность? Вряд ли. Может, в его сердце на конец-то зародилась надежда на светлое будущее, которое он мог бы провести не в одиночестве.
- Немного, - признался мужчина, когда Лиза вернулась. Улыбка осветила его уставшее, измученное лицо. Бывают люди, рядом с которыми хочется улыбаться, как бы тяжело это не было. Рядом с Лизой мир становился другим. Может, у него просто разыгралось воображение, а может, все, действительно, было именно так.
Мужчина снова попытался сесть. На этот раз его попытка увенчалась успехом. Не издав и звука, он принял вертикальное положение и смог, наконец, осмотреть комнату. Ему здесь нравилось. Плюс атмосфера. Плюс забота и уют. Но…
- С Софией точно все в порядке? – он только задал свой вопрос, как в дверях появилась Кабрера. Цела и невредима, хотя бы чисто внешне. Он бы не смог простить себе, если бы девушка пострадала по его вине. А ведь именно он накликал беду на их головы. Необходимо было обсудить случившееся. Но время ли для этого? – Ну, как тебе сказать? Руки-ноги целы, а остальное не так важно.
Немного слукавил. Но среди них троих никто не был силен в колдомедицине. Одно дело залечивать ссадины и ранки на коленках, другое дело раны, полученные при магической борьбе. Здесь определенно не хватало Молли Уизли. Она бы в миг поставила их на ноги. Дабы не пугать женщин, Кингсли не стал говорить о своем самочувствии. В конце концов, не впервой.
- Я вот тоже, София, даже представить не могу, как отблагодарить Лизу. Если бы она не вмешалась, у Пожирателей бы появился повод станцевать на наших могилах, - беззлобно проговорил волшебник. Появление Лизы, как знак судьбы.

+3

8


            - Немного, - признался мужчина, когда Лиза вернулась. Заметив на его лице улыбку, Форбс также улыбнулась ему в ответ. То, что он чувствовал себя хоть чуть получше, означало, что он скоро поправится и ему не нужна серьезная помощь колдомедиков. И это было просто замечательно. Конечно, она не думала, что сможет его вылечить так хорошо, как надо бы это сделать, но, однако, раз первая часть удалась, то в последующем все будет только лучше.
            Только она хотела ответить про здоровье Софии, как та вышла сама к ним. И это обрадовало брюнетку еще больше, ведь подруга наконец-то очнулась, значит, с ней тоже все замечательно и не будет никаких проблем. Дак еще эти  два стали говорить про благодарность. Лиза серьезно посмотрела на обоих своими карими глазами, а потом произнесла:
            - Вы так говорите, как будто, если бы я была в беде, то вы бы меня не спасли.
            Хотя она и не знала что сделал бы Кингсли, если бы увидел, что у Лизы серьезные проблемы. Помог бы? Или оставил в одиночестве разбираться со всеми трудностями? Ведь до этого дня они максимум перекидывались где-то в министерстве взглядами. Возможно он где-то открыл перед ней дверь, но не больше. Удивительно откуда он вообще узнал ее имя. Может где-то слышал? А может просто давно его знал, но не было подходящего момента пообщаться поближе. А, если бы она не подошла во время, то этот момент ни за что бы не настал.
            Другое дело София. Так как женщины были подругами, то та, по всем правилам, должна была помочь ей не задумываясь. Сделать все, чтобы спасти подругу. Не дать ей умереть. Что и сделала на своем месте Лиза. И теперь та утверждает, что не знает как благодарить? Глупости. За такое не благодарят. Нет, ну магглы бы за такое поблагодарили бога, а колдуны Мерлина и его бороду.
            Посмотрев на то, как Кабрера слабо держится за косяк двери, Лиза фыркнула и перевела взгляд на сидящего Кингсли. Уже сидящего Кингсли. Поднявшись на ноги, брюнетка заявила, смотря сначала на одного, а потом на второго.
            - Как вы оба знаете, я не могу сделать так, чтобы вы выздоровели одним только взмахом руки. Поэтому ты, - на этих словах, Форбс указала пальцем на подругу и мягко улыбнулась ей, сверкая глазами, как бы намекая на то, что сопротивляться нет смысла и она все равно будет лежать в кровате. - Сейчас идешь в комнату Генри и будешь лежать там, пока я не разрешу вставать. Я все же не мадам Помфри, чтобы вылечить тебя за минуту. Теперь ты, - на этих словах брюнетка снова обернулась мужчину и посмотрела на него, командуя: - Ты должен выпить зелье, от него тебе станет еще лучше. И отдыхать надо обоим. А я сейчас приготовлю что-нибудь на троих и тоже посплю.
           Лиза выжидательно смотрела на друзей, ожидая, пока те улыбнутся и согласятся с тем, что она сейчас сказала. О том, где она сама будет спать, Лиза пока даже не подумала, так как заведомо укладывала и Кингскли и Софию на две единственные кровати, которые были в ее доме.

для Софии

Генри - это мой сын, если чо) ты как подруга должна знать.

+2

9

4 сентября

За прошедшее время Софии, Кингсли и Лизе удалось несколько поправить здоровье. На столе лежит выпуск Ежедневного Пророка от 2 сентября 1997 г. В доме находится только Лиза Форбс. Накануне под утро Кингсли Шеклболт уполз ушел, подозревая, что здесь находиться небезопасно. Чуть позже дом из тех же соображений покинула София Кабрера. Теперь им предстоит по возможности найти более надёжное укрытие

0

10

Подозрения как хитрая крыса, сначала не проявляют себя в полной мере, но со временем начинают подтачивать уверенность в каком-либо, казалось бы, достоверном факте. После грандиозного обрушения в министерстве Люциус даже не озаботился проверить точно ли все кончено, собственными глазами посмотреть на тела аврора и двух попавшихся под горячую руку женщин. За кратковременное малодушие пришлось заплатить спокойствием, сомнения в том, что министерцы мертвы возрастали. После неудачи в Отделе Таин Малфой стал более осмотрительным и теперь терзался предчувствием что надо было сразу разгребать завалы и лично проверять пульс каждой из жертв. Да еще после осмотра ремонтниками, по словам Яксли, кроме обрывков одежды и крови ничего не нашли. Вот ведь странно. Когда человек попадает в каменную мясорубку от него по всем правилам должно остаться что-то существеннее туфли и драного куска ткани. Еще одной осечки Лорд не простил бы, слишком глубоко он погряз в безумии войны и убийств, слишком мало человеческих чувств, привязанностей. Опасаясь очередной вспышки гнева Повелителя, аристократ решил не терять времени, а как можно скорее явиться с проверкой к каждому из работников министерства на дом. Если бы кот бездумно полез в аквариум и начал ловить сразу трех золотых рыбок, разумеется, он получил бы только водоросли, зато совсем другое дело когда кот осматривается, выбирает первую рыбку, после чего без особых проблем расправляется с ней. За первой подтянутся и остальные. Люциус разумно задумал выловить каждого (если те и правда каким-то чудом выжили) по отдельности в их же домах, ибо не дело напрягаться, носясь за целым стадом по местам особого скопления людей. Кидаешь свое невидимое лассо на одного, а в него попадают трое, естественно путы не выдерживают.
   Прихватив с собой пару надежных людей на случай если в намеченном доме окажется более одного человека, Малфой отправился по адресу, который был предусмотрительно записан в маленькую черную книгу-ежедневник. Хлопок аппарации и вот уже трое мужчин в развивающихся на ветру темных мантиях уверенным и спешным шагом идут по направлению к дому. Люциус безмолвным жестом дал понять своему сопровождению, чтобы те остались караулить снаружи, сам же перепрыгнул невысокую белую оградку клумбы, с остервенением надрал цветов и вошел в дом.
   Если окажется жива, вручу этот веник собственноручно в честь намечающейся доверительной беседы, если мертва, пафосно возложу на могилу…
   На губах Пожирателя играла лукавая улыбка, он неслышно пробирался по коридору, держа палочку прямо перед собой. Защитные чары были взломаны, это даже не составило труда, учитывая предварительно проведенные манипуляции в министерстве. Все было подобно детской игре «в какой руке». Где находится искомый объект? Зайдя в одну из пустых комнат, Люциус встал рядом с дверью, прислонившись спиной к стене, так чтобы идущий следом человек заметил опасность в самую последнюю очередь. После того как правильная позиция была занята, Пожиратель направил палочку на вазу, стоявшую на середине круглого стола. Раздался звук бьющегося стекла, осколки разлетелись в стороны. Все что требовалось – подождать явится ли на шум хозяйка дома.

+4

11


          Но умирать вроде рано, не правда ли? На здесь и не сейчас, - говорится в маггловской песне. Умирать тогда, в тот роковой день было бы самым обидным фактом биографии Форбс. Я уверена, на небесах Лиза бы потом прокручивала всю свою жизнь и сидела бы с покер фейсом в тот миг, когда в воспоминаниях какая-нибудь каменная глыба ее придавила. Так что пусть все враги уткнуться в тарелки с салатом и будут только сожалеть о том, что у них не получилось сделать в министерстве, так как некоторые женщины не сдаются. Хотя бы просто из принципа. Просто потому что проигрывать - это неинтересно.
          Кингсли ушел через пару дней. Сразу было понятно, что ему неуютно чувствовать себя уязвленным в присутствии двух женщин, поэтому он быстро ретировался, в тот момент, когда она его поставила на ноги. Даже не дождался того, чтобы окончательно ушла вся боль, а Форбс видела в его глазах, что до конца он не вылечился. София тоже не стала оставаться надолго. Подруга сбежала к своему бывшему мужу. Возможно, в надежде просто спрятаться, а, может быть, из-за того, что их чувства окончательно не исчезли после развода. Но лучше не будем строить догадки, а подождем о том, что будет дальше. Возможно, дальше будет свадьба.. Налить всем по чарке, как говорил самый шикарный мужчина, имя которого я называть не буду.
          Поэтому это должен был быть спокойный день. Гостей уже в доме не было, никого другого женщина не ожидала, посему планировала провести время в гордом одиночестве, без кого бы то ни было.  Может быть она бы даже поехала к родителям, может быть просто провела время дома в компании со вкусным кофе и уютной ванной. Но мы никогда не узнаем чем бы она занималась, ведь женщина услышала звук бьющегося стекла в комнате.
          Шок, паника, ватные ноги и всенеобъемлемый страх. Она растерялась. Если бы в доме жил еще кот, собака или, например, гиппогриф, она бы списала весь шум на животное. Но кроме нее здесь не было никого. Так еще и тишина, которая наступила после неожиданного звука, резала слух.
           Говорил же Хагрид, что огнедышащие драконы - прекрасная вещь. Почему я не послушалась и не купила где-нибудь одного, чтобы охранял меня? - пронеслись мысли в голове брюнетки и она судорожно взяла палочку и направила ее перед собой, направляясь в комнату, откуда слышался шум. Дверь была открыта и, как ни странно, в комнате никого не было.  По крайней мере из коридора казалось, что там никого нет. В голове уе было море догадок о том, что вернулась София, пришел Кингсли... Но разве кто-то еще мог посетить ее? Благо в коридоре был мягкий ковер, от чего никто не мог слышать ее шагов.
           Еще пару шагов вперед. Еще один... И вот она заходит в комнату. Мышеловка захлопнулась. Господи, Лиза  была как героиня отвратительного маггловского фильма ужасов, которая сама пришла на неприятности. Почему нельзя было бежать, сломя голову? Аппарировать? Нет же, надо пойти и посмотреть. Вот мне только интересно - это женская логика или суицидные наклонности? Склоняюсь к последнему, так как первого, в принципе, не существует.

+3

12

А вот и развязка…
   Пока внимание женщины было занято кокнувшейся вазой, Малфой не теряя ни секунды, не давая хозяйке дома обернуться, осознать кто здесь и в чем дело, ударил полноценным оглушающим заклятьем.
  - Stupefy!
   Проследив за падением бессознательного тела на ковер, Пожиратель скривился в ироничной усмешке. Он выглянул в коридор, быстро проверил нет ли лишних свидетелей, затем поставил в центре комнаты два стула, на один из которых усадил даму, на другой сел сам. Люциус по обыкновению положил ногу на ногу, затем сделал пару круговых движений палочкой после чего на каждом из запястий жертвы появилось по небольшой змее. Рептилии обвили руки кольцами, после чего сплелись с деревянными подлокотниками стула, образуя некое подобие наручников. Проделав всю работу по фиксации хозяйки дома, змеи застыли будто металлическими были изначально, а Люциус тем временем перестал осматривать комнату и перевел внимание на Лизу. Та вела себя не слишком активно, поэтому Малфой встал, прошел к ней, взял за подбородок и повертел голову, ожидая хоть какой-то реакции.
   Перестарался что ли… Или притворяется.
   Мужчина нахмурился, всем своим видом выражая недовольство, но через некоторое время женщина стала приходить в себя. Люциус с мрачным удовлетворением кивнул и вернулся к своему месту. Осознавая, что Лиза уже слышит его, Малфой начал речь, начал с отвлеченных тем, этакое лирическое отступление, дабы впоследствии подвести Форбс к более серьезным вопросам.
   - Предчувствия меня не обманули. Удивительная это вещь, предчувствия… Это что-то необъяснимое, будто кто-то шепчет тебе навязчиво одну и ту же фразу. Малфой пристально, как бы изучающее посмотрел на Лизу. Глаза его были слегка прищурены, во взгляде читалось легкое удивление. Как можно было выбраться из-под груды каменных глыб? Как можно было уцелеть, если я сам, собственными глазами видел разверзшуюся и поглотившую вас бездну дементор ее подери! Ну да не станем более бранить бездну… На лице Люциуса появилась приторная улыбка Бездна вас не приняла, зато если бы не эта счастливая случайность, не сидели бы мы друг подле друга и не вели бы светских бесед. И я бы продолжал благополучно отдыхать, не носясь по всей Магической Англии как оголтелый. Последняя фраза была сказана уже без улыбки, с усталостью и иронией. А! Чуть не забыл… Пожиратель поднялся и взял забытый на тумбочке букет из шести цветков. Вот вазу-то я зря разбил.
   Малфой направил палочку на осколки, после чего они против всех законов физики поползли к тому месту, где несколько минут назад стояла ваза. Пожирателя явно забавляло созерцание складывающихся в мозаику вазы осколков. Когда последняя сверкающая часть заняла свое законное место, сосуд постепенно наполнился водой. После восстановления разбитой вазы Люциус поставил в нее цветы, как истинный ценитель прекрасного порадовался эстетичности образа и принялся прогуливаться по помещению, не выпуская палочку из рук. Сейчас аристократ собирался перейти к более важной части разговора.
  - Весьма милое обиталище и комната обставлена далеко не безвкусно, однако, как ты уже поняла, не об этом я собирался побеседовать. Пожирателю надоело мерить шагами комнату, тем более что все милые интересные безделушки были изучены. Малфой придвинул свой стул еще ближе и устроился поудобнее. Сейчас он приятно улыбался как на светском приеме, но было понятно, что конечно же, его собеседница так просто все не расскажет и позже придется перейти к допросу с пристрастием. Итак, для начала ответь мне на такие простые вопросы: Кингсли и некая София Кабрера тоже живы? Где они? После того как ответишь, готовься к тому что мне будет интересно узнать как вы выбрались из-под завала, такой вот я любознательный человек.
   В то время как женщина собиралась с мыслями. Люциус дотянулся до тумбочки, взял одну из зачарованных фотографий в пестрой рамке и начал ее внимательно разглядывать. Исходя из того, что было запечатлено на фото, в уме Пожирателя начал складываться план дальнейших действий, в случае если Форбс не захочет сотрудничать.

+3

13


           Если бы Лиза знала КТО именно ожидает ее в комнате, то она бы хоть приоделась как минимум. Как максимум она бы где-нибудь достала маггловский дробовик, чтобы на зло Малфою убить его именно маггловским оружием. Забавно бы вышло. Тогда бы он ее и после смерти ненавидел, за то, что его убила не магия а что-то сотворенное руками ненавистных ему грязнокровок. Да, Лиза сама по себе мастер троллинга. Правда так она себя вела, обычно, только с бывшим мужем, который ей изменял, но это не меняет сути.
           Как только волшебница очнулась от пущенного в нее заклинания, она открыла глаза и обнаружила себя в своей гостиной. Связанной. Мистер Малфой, если таким способом Вы обычно знакомитесь с женщинами, то это не правильная линия поведения. Хотя... У вас такая замечательная жена, что на Вашем месте я сидела бы дома и не ходила бы в гости к незнакомым женщинам, даже если они и сделали то, что сделала мисс Форбс.
           Но авторские реплики должны быть пропущены. Если говорить о Лизе, то сказать, что она была напугана просто нельзя, потому что это не  так. Нет, безусловно, в глазах женщины был страх, смешанный с удивлением и паникой. Она не знала чего можно ожидать от этого мужчины, хотя бы просто потому что он Пожиратель Смерти и пришел к ней отнюдь не для того, чтобы выпить чай. Лиза ни разу не слышала ни слова о том, что Малфой применял насилие относительно женщин... Будучи аристократом Люциус представлял из себя не просто обычного мужчину, а интеллигентного мизантропа, который в принципе относился к людям с пренебрежением... Но вот чтобы избить ведьму... Не считая заварушки, в которой она сама участвовала Лиза никогда не замечала за ним жестокости. Хотя она в принципе с ним никогда не общалась. Что ж, все бывает в первый раз.
          Она спокойно его слушала. Не перебивая и не пытаясь вклинить хоть слово в его пламенную речь. Никак не прокомментировав и то, что цветы, которые должны были быть на ее клумбе, оказались в вазе, она молча смотрела на блондина, в голове решая,что ни за что ему не скажет правды. Да пусть он убьет ее! Хотя в таком случае он точно не получит желаемое, поэтому это уже будет не выгодно для него самого, не правда ли? А, если Малфой любознательный, то он точно не пожелает остаться без информации о том, как она, простая полукровка смогла обмануть его, о великого аристократа.
          Кинув очень нервный взгляд на фотографию, которую рассматривал мужчина, Лиза прищурилась, почувствовав резкий прилив ярости к этому мужчине. Хочет узнать? Ну что же, никто не говорил о том, что она так просто сдастся. Не на ту напали, мистер Малфой.
           - И вам добрый день, Люциус, - спокойно проговорила она, хотя женщине дорогого стоило удерживать себя в руках и не высказать этому волшебнику все, что она о нем думает.  - Чудесная погода, не правда ли? Я думала именно так начинают разговоры все цивилизованные и воспитанные люди, - пожала плечами женщина, а затем прищурилась и подняла взгляд на него, твердо смотря в глаза Люциуса своими карими. Она знала, что в них мужчина мог заметить и страх и холодную ненависть и обиду, но не собиралась умолять его о пощаде и просить, чтобы тот ее отпустил. Пусть ей стоит это жизни, но нет. И почему шляпа в свое время не отправила ее в Гриффиндор, если она такая храбрая? Возможно потому что такой она стала всего пару лет назад.
            - Кстати, воспитанные люди стучат в дверь, прежде чем зайти. Ну или вовсе присылают сову с сообщением о том, что зайдут в ближайшее время. Или Вы не знаете правил приличия? - тянула время она, говоря свои слова с сарказмом, а в голове панически продумывала что делать дальше и что ему ответить на вопросы, ведь ясно было, что волшебник долго не будет церемониться с ней и будет пытаться узнать ГДЕ ее друзья.
            - Я бы предложила Вам чая или чего-то подобного, - Ага, щаз. Хотя... Чай с ядом подошел бы прекрасно. - но, простите, мои руки связанны.. Не без Вашего вмешательства. И кто Вам сказал, что я буду отвечать на Ваши вопросы?

Отредактировано Lisa Forbes (2012-08-19 22:40:39)

0

14

Чем больше Малфой убеждался, что Форбс боится, тем спокойнее он становился сам. Если человек волнуется, значит ему есть что терять, если человеку есть что терять, он уязвим, стоит только найти слабое место, а Пожиратель уже давно понял какие слова нужно произнести, чтобы сломить жертву. Она старается выглядеть спокойной и неустрашимой, однако нервничает, глядя, как гость заинтересовался фото в рамке. Ее глаза сверкают яростью, тем лучше, это только подтверждает верность выбранных Пожирателем методов. Люциус был упорен и терпелив, поймав птаху, он ни за что не упустил бы шанса послушать трели, нужно только не переусердствовать, сжимая ее в кулаке. Она как и любая жертва опасается смерти, но смерть – слишком просто и невыгодно. Вместе с жизнью исчезла бы искомая информация. Женщина заговорила, Малфой иронично улыбнулся. Дар речи не потерян, вот и славно.
   - Чудесная погода, не правда ли? Я думала именно так начинают разговоры все цивилизованные и воспитанные люди
   Пожирателя позабавила дерзость, с которой к нему обратилась хозяйка дома. Действительно интересное явление, особенность человеческой психики, наблюдаемая много лет. Поведение людей в одной и той же ситуации настолько схоже: сначала они дерзят, храбрятся, но очень скоро после психического и физического давления ломаются, становятся безропотны и послушны как дети. Люциус лениво откинулся на спинку стула, удобно сложил руки на колене, после чего спокойно ответил.
  - На войне как на войне. На поле боя не принято говорить о погоде, к тому же я здесь нахожусь не для собственного удовольствия, а по делу, следовательно чем быстрее мы достигнем взаимопонимания, тем лучше. Я и так достаточно оттягивал время, давая тебе опомниться, теперь только важное, без воды и приторных предисловий.
   Лиза пристально смотрела на гостя, тот в свою очередь думал о том, как невыгодно жертве иметь карие глаза. Обладателя кротких голубых глаз подсознательно хочется пожалеть, а те, что перед ним сейчас – темные, дерзкие, требующие укрощения. Неуместная самоуверенность только вредит.
- Кстати, воспитанные люди стучат в дверь, прежде чем зайти. Ну или вовсе присылают сову с сообщением о том, что зайдут в ближайшее время. Или Вы не знаете правил приличия?   
   Выражение лица Пожирателя изменилось, ему надоела эта игра. «Температура» разговора резко начала падать, манера стала пренебрежительнее и жестче. Люциус повысил голос.
   - Воспитанные люди не оказывают сопротивление властям. Воспитанные люди послушны и не помогают нарушителям закона. Воспитанные люди не скрываются, ведь им нечего скрывать. Не тебе рассуждать о воспитанности. Малфой встал с места и с высоты своего роста посмотрел на хозяйку дома. Воспитанные люди присылают сову… Так что же ты не прислала сову, оповещая, что цела и невредима? Я, можно сказать, волновался… Последняя фраза была полна иронии. Малфой наклонился к самому уху Форбс и четко, почти безэмоционально добавил. Вот такие мы оба невоспитанные.
   Пожиратель сделал пару шагов к столу, где находились молчаливые свидетели развернувшейся сцены – шесть садовых нарциссов. Взгляд проскользил от цветов к большим настенным часам, стрелка которых неумолимо бежала вперед.
   - И кто Вам сказал, что я буду отвечать на Ваши вопросы?
   - Ты будешь не просто отвечать, ты будешь кричать ответы и кричать достаточно громко, чтобы я услышал будь даже глухим.
   Далее темп происходящего, слов, жестов стал ускоряться. Малфою надоело нянчиться с дамой, он взял фото и перевернул лицевой стороной к Лизе.
   - Кто это у нас здесь? Узнаешь? Любимый и единственный сын! Как думаешь, где он сейчас? Что если бы он пострадал от упрямства собственной матери? Айяйяй… Это было бы поистине печально. Люциус снова сменил тон. Теперь слова его звучали почти ласково, а глаза смотрели с наигранным пониманием. Рука Пожирателя легла на спинку стула, на котором сидела Лиза. Жизнь так прекрасна. Особенно жизнь близкого человека. Разве есть на свете что-то более ценное и желанное, когда положение становится критическим? Ты сейчас можешь кричать, плакать, можешь жечь меня взглядом, можешь говорить что я чудовище, однако меня это не тронет. У каждого из нас своя жизнь, свои мотивы. Не расскажешь мне все как на исповеди, пострадает то, что тебе особенно дорого. Хочешь я покажу тебе кое-что?
   Не дожидаясь ответа, Пожиратель развернул стул Лизы к столу, так чтобы вазу с цветами было хорошо видно, затем вытащил волшебную палочку. Мужчина стал рисовать в воздухе спираль, медленно закручивая ее к оси, в то же время букет начал «умирать»: желтые лепестки сжались, потеряли форму, затем по очереди опали, оставляя высохшие коричневые стебли. Метаморфоза длилась каких-то пару мгновений. От великолепия не осталось и следа. Люциус повернулся к Лизе так, чтобы видеть выражение ее лица.
  - А теперь представь, что это не цветы, а вы с сыном.
   Пожиратель ждал ответной реакции и был готов продолжить беседу, только в случае очередного отказа она приняла бы совсем иной характер.

+1

15


           По нему было видно, что излишняя болтливость его бесила. Причем последнее даже исходило от него какими-то невидимыми волнами, доходя до брюнетки, словно сигналы, которые кричали: "Прекрати болтать, остановись и скажи ему то, что он хочет". Но Лиза ни за что бы не предала бы друзей. Ни за что сама бы не рассказала где они и что с ними. Во-первых, потому что всегда была преданной, а во-вторых, потому что сама не знала, куда ушли Кингсли и София, хотя на счет последней женщина все же догадывалась, не зря они были подругами. Но вот про Кингсли она действительно была не в курсе. Мужчина ушел очень быстро, не сообщив куда, так что если Люциус бы начал ее пытать по поводу чернокожего волшебника, то только бы зря потерял время.
            Внимательно выслушав все, что он говорил, Лиза съежилась в своем кресле, осозновая, что он не шутит, а говорит правду и реальные вещи. А, как только он показал ей что будет делать с ней и с сыном, она чуть не расплакалась от обиды и злости, заполнивших ее душу. Но также продолжала молчать. В ее голове сразу же возник образ великомученницы от такого решения, от чего даже захотелось улыбнуться. Это бы точно привело его в шок, хотяя... Мужчины такие непредсказуемые существа, за них ничего решать нельзя. Даже в мелких вопросах нельзя думать, что ты знаешь, как он отреагирует. Потому что они такие коварные и любят путать планы женщин, хоть сами того не ведают.
             Вернув взгляд карих глаз в его глаза, она прищурилась. Женщина продумывала в голове разные варианты того, что делать дальше. Тянуть и дальше время? Нет, это точно не выход. Соврать? А что дальше? Он плохо ее знает и не сможет определить лжет она или нет по эмоциям на его лице. Хороший вариант. Очень даже. Хотя… И чему тогда верить? С детства всем говорили, что врать – это плохо, а говорить правду – это хорошо. Если она скажет правду, то умрут люди, а, если соврет, то все будут живы. Так что же в этом мире хорошо, а что плохо?
             Ухмылка. Она на секунду озарила лицо Форбс, а затем та начала говорить,уверенным и четким голосом, без ноток сомнения и страха.
            - Люциус, ты не сможешь его найти, - сухо проговорила она, прожигая взглядом блондина и вот так вот просто переходя на ты, без лишних прелюдий. Во-первых, потому что они были в ее доме, а во-вторых, именно он в ее доме начал первый хамить и вести себя не так, как полагается это делать воспитанным людям. – Ты можешь убить меня, но его ты никогда не найдешь. Я позаботилась об этом и сделала так, что он в безопастности. Так что ты можешь меня разрезать на части и съесть, но я не стану отвечать на твои вопросы. Ты не сможешь достать моего сына, не сможешь причинить ему вред. А больше я ничего не боюсь. Возможно, я и буду кричать ответы на твои вопросы, как ты и сказал. Но по своей воле я никогда не скажу тебе правды. Пусть это будет даже последним моим безрассудным или каким-либо еще поступком в жизни.

+3

16

Превратив цветы в ничто, Люциус опустил палочку и опять обратил полный раздражения взгляд на хозяйку дома. Пожирателю было интересно проследить за реакцией женщины, которой угрожают уничтожением самого ценного, что было в ее жизни. Малфой конечно же не стал бы трогать мальчишку, слишком хорошо он помнил о том, что у него тоже имеется сын, а устрашение, это всего лишь очередной метод достижения цели. Люциусу было все равно на какие уловки пойти, лишь бы они сработали. Стрелка настенных часов неудержимо стремилась вперед, через пару мгновений раздалась мелодия, напоминая, что время не стоит на месте. Было заметно, что Форбс чувствует себя не совсем комфортно, но это было не то что надо. Что уж душой кривить, Малфой надеялся на душещипательную сцену с мольбами о помиловании, с искренними слезами, которые текли бы в два неиссякаемых ручья, а получил пресное молчание. Пожиратель опять остался недоволен.
    - Я вижу, ты дар речи потеряла? Напрасно и невыгодно в твоем положении. Давай, на счет «три» ты начнешь уже хоть что-то внятно мне говорить. Раз… Люциус не глядя на эмоционально отупевшую от происходящего собеседницу, поставил ногу на край стула и стал заботливо протирать носок ботинка от пыли. Два… У тебя еще есть шанс начать говорить до того как я рассержусь. Сердиться Малфою ну никак не хотелось, вообще его уже тяготила миссия выуживания информации из какой-то министерской работницы, тем более что, по-видимому, она не горела желанием выложить все как на духу даже после угроз.
   Ага, значит не на самое больное место нажал, ну ладно, у нас будет время найти нужные отмычки к этому замку.
   Как только ботинки были приведены в идеальное состояние, Лиза вдруг заговорила, что опять безмерно расстроило Малфоя, ведь он уже почти забыл о существовании еще кого-то в этом доме. Более того, сверх ожиданий, женщина вела себя уверенно, что никак не входило в планы Пожирателя. Люциус усмехнулся такой дерзости.
  - Люциус, ты не сможешь его найти
  - Да что ты говоришь? Все министерство повинуется Темному Лорду, каждый из вас и ваших родственников у нас как на ладони. Архивы ломятся от сшитых пергаментов, хранящих информацию о каждом, даже самом бесполезном создании в этой стране, а уж о людях, близких к министерству и подавно. Или может ты считаешь, что наши люди не найдут иглу в стоге сена? Не обольщайся, сено мы привыкли жечь… Искомое быстро найдется. Еще раз пробежавшись взглядом по вещам в комнате, Пожиратель стал что-то вычислять в уме, затем иронично улыбнулся. Кстати, надеюсь, до моего прихода ты там ничего не готовила? Будет подозрительно, если дом вдруг сгорит, нам это пока не нужно…
   Малфой уже почти не обращал внимания на Лизу, он уже все решил и собирался устранить все возможные следы своего присутствия в комнате. Второй стул был задвинут за стол, останки цветов ликвидированы, портреты в рамках аккуратно поставлены на свое привычное место.
  – Ты можешь убить меня, но его ты никогда не найдешь
  - Смерть – слишком простой выход, ее еще заслужить надо. А твоего щенка найдут, было бы желание.
   Змеи на руках снова ожили, но не освободили свою пленницу до конца. Пожиратель грубо поднял Форбс со стула, придерживая за ворот, затем посмотрел на собеседницу со смешанным выражением напускной брезгливости и интереса. И к чему храбриться, все равно все маски слетят под натиском Круцио и прочих радостей. Малфой был по природе своей любопытен, было бы занятно узнать как скоро она расколется, пусть это будут даже мелочи, даже это пригодится в поисках более крупной рыбы.
   - Так что ты можешь меня разрезать на части и съесть, но я не стану отвечать на твои вопросы.
  Бровь аристократа стремительно поползла вверх, губы скривились в усмешке.
   - Ах даже так? Я бы с радостью, только не хочется пачкать ковер кровью, люблю чистоту... Что ж, у тебя был выбор, теперь я сделаю так, как посчитаю нужным. Imperius!
   После произнесения заклинания подвластия можно было не опасаться что жертва сбежит или станет делать резкие движения. Оковы поползли по рукам, давая полную свободу действий и растворяясь в воздухе будто их и не было вовсе. Пока Лиза стояла посреди комнаты, Люциус выглянул в открытое окно, дал знак топтавшимся у входа в дом Пожирателям что можно покинуть пост, а через несколько мгновений вместе с Форбс трансгрессировал в место, где можно было провести более обстоятельную беседу.

Подвал Малфой-Менора>>>

Отредактировано Lucius Malfoy (2012-09-07 01:28:33)

+3


Вы здесь » Hogwarts. On the verge. » ЛОНДОН » Дом Лизы Форбс