Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts. On the verge.

Объявление







BEST OF THE BEST





FORUM LIFE
Нам исполнилось четыре месяца! Троекратное ура, чепчики в воздух, праздничный торт во флуде и все такое) Спасибо всем, кто был и остается с нами!
Множество квестов готово к запуску, записываемся. Игра не стоит на месте, идет отыгрыш второго квеста.
19.09.12. Дорогие участники, объявление обновлено. Голосование по конкурсу обнулено и с сегодняшнего дня начинается заново, каждый голос важен, поэтому активно начинаем голосовать. На ваши вопросы в «5 вечеров» отвечает Ремус Люпин. .

PARTNERS
Live Your Life
NOX. Marauders era. and may the odds be ever in your favor White PR
IMPORTANT
время: сентябрь 1997 г.
погода: уточняется в каждом конкретном квесте.

GAME NEWS
Ученики осваиваются в новом Хогвартсе, где после гибели Дамблдора установлены новые порядки. Пожиратели смерти различными способами пытаются установить местонахождение Гарри Поттера. Гарри, Гермиона и Рон скрываются от пожирателей и исследуют дом на Гриммо. Орден Феникса придумывает средства коммуникации, путает следы и пытается расколоть шпиона.

GAME IN LOCATIONS
подвал Малфой-Мэнора
больница Св.Мунго
кухня в Норе
площадь Гриммо, 12
кабинет зельеварения
кабинет ЗОТИ
кухня школы
Запретный лес
школьная библиотека

ADMINISTRATION
Harry Potter, ICQ: 631675991
Remus Lupin, ICQ: 648673057
Chloe Folson, ICQ: 612347698
Ron Weasley, ICQ: 613215782
Astoria Greengrass, ICQ: 646948676
WELCOME
Бесценные участники и дорогие гости! Мы рады приветствовать вас на нашем ролевом проекте, посвященном второму поколению Гарри Поттера - поколению золотой троицы и Темного Лорда. Мы постарались сохранить сказочную и уютную атмосферу книг волшебницы Джоан Роулинг. Пожалуйста, уделите нам должное количество внимания. Мы не собираемся превращаться в массу ролевых-однодневок, столь часто создающихся в последнее время; мы планируем тщательно бороться за место под солнцем и собирать коллектив чудесных и творческих игроков. Надеемся, что вы, именно вы присоединитесь к нам! :)

Рейтинг игры: NC-17
Система: локационная с элементами эпизодов
Временные рамки: 1997 год, Дары смерти
Навигатор: ссылка

WE NEED
В игру требуются каноничные персонажи, в частности: Минерва Макгонагалл, Невилл Лонгботтом, Ремус Люпин, Нимфадора Тонкс, Кингсли Шеклболт, Алекто Кэрроу, Яксли, Рабастан Лестрейндж, а также некоторые другие представители ОФ и ПС. Будем бесконечно рады акционным персонажам, для каждого из которых подготовлено теплое местечко в сюжете.



RATINGS
КЛИКАЕМ ЕЖЕДНЕВНО!
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts. On the verge. » ЗАМОК » больничное крыло


больничное крыло

Сообщений 1 страница 40 из 43

1

http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2011-08/thumbs/1314550365_84499-46804312-ue5744.jpg

Больничным крылом называются несколько комнат в Хогвартсе, где хозяйничает школьный врач. Одно помещение, довольно большое, выполняет роль лазарета. Здесь отлёживаются серьёзно заболевшие ученики. Вторая комната, видимо много меньше, — спальня самого врача, примыкающая к большой палате. Имеется еще несколько помещений: процедурный кабинет для лечения небольших ранений и болячек, возможно, какая-то душевая, и что-то вроде кладовки для сменного белья и лекарств.

0

2

====> Улицы Хогсмита

Сказать, что полет был ужасен – это ничего не сказать. Августус и так-то не питал особой любви к летанию на метле, а после этого окончательно уверился, что от полетов с Роули на перевес, его просто тошнит. Нужно было спешить, но лететь приходилось низко-низко и медленно-медленно. Тушка Роули безвольно моталась из стороны в сторону, мотая, соответственно, и Руквуда, и метлу. С управлением летательным средством  у Августуса и так бы возникли проблемы, но с необходимостью удерживать Торфинна, беспрестанно соскальзывающего с метлы, и отчаянной борьбой с мотылянием метлы из стороны в сторону, задача становилась почти непосильной. Пару раз в голове даже проносились мысли о том, что пешком все же было бы быстрее, но тут же логика очень вежливо намекала, что это заблуждение, в виду тяжести Роули. Да и скорость полета при всей его зигзагообразности все же явно превосходила скорость пешехода. Складывая все ругательства, приходившие в голову сумбурным потоком, кое-как  Руквуд с «поклажей», миновав ворота школы и прилегающую территорию замка, все же добрался до входа. Но радоваться было слишком рано. Взвалив Роули на плечи, Руквуд, хромая, и задыхаясь от тяжести, давившей на него, направился через длинные-длинные коридоры к больничному крылу. К счастью, стены Хогвартса все еще оставались родными, и ноги вели сами в нужном направлении.  Через главный хол, опять по коридорам, казавшимися нескончаемым лабиринтом, наконец-то в больничное крыло.
Ввалившись в сияющее чистотой помещение, Августус доковылял до ближайшей койки и не очень бережно бросил Роули на кровать.
- Мадам Помфри!- крик не получился из-за сбившегося дыхания. Руквуд обессиленно опустился на пол у постели, отдышался, прикрыв глаза, и позвал уже громко еще раз.

Отредактировано Augustus Rookwood (2012-05-31 19:05:26)

+1

3

http://s1.uploads.ru/AQLDg.png

Заканчивая разбирать пробирки, на которых нельзя было воздействовать магией из-за хрупкости магического баланса зелий, Кристофер думал о родителях. Об отце, который был очень рад тому, что его сын теперь Пожиратель Смерти. О матери с заплаканнымДень с утра у Криса явно не задался, а все началось с мадам Помфри, которая вверила своему практиканту очень щепетильное и важное дело, а именно – расставить колбочки с лекарствами и травами по алфавиту.
Грымза старая, не доверяет ничего серьезного, хотя кто ее винит? Надоело целыми днями только простейшие зелья варить, бут-то бы не колдомедик, а какая-то  первогодка.
В пасмурную погоду думалось намного лучше, но даже погода решила сыграть сегодня в новую игру с новыми правилами, которые абсолютно не вписывались ни в какие рамки, столь привычные для серого дождливого Лондона.  Иными словами, Кристофер Уоррингтон был с утра раздражен, а ведь до конца дня еще полно времени. Даже возвращение в школу, с которой было связано столько воспоминаний, не способствовало улучшению настроения. Его все раздражало, начиная с недовольно-возмущенной колдомедика Мадам Помфри, и заканчивая банальным бездельем, от которого сводило зубы.
и глазами провожавшей его до двери дома. В какой-то момент начинаешь забывать чего хочешь сам и думаешь лишь о том, как правильно. А для Уоррингтона младшего "правильно" всегда было связанно с волей отца, поэтому он постоянно отмахивался от подобных мыслей.
От раздумий его отвлек какой-то шум в Больничном крыле. Крис услышал, как что-то явно тяжелое, судя по жалобному скрипу, водрузили на больничную койку.
Пациенты? Не рановато ли?
Выругавшись про себя, парень поднялся и направился к выходу. Он думал, что это скорее всего опять лесничий, который «случайно засунул палец в рот очередного чудовища, которое на самом деле не хотело его кусать, а просто пыталось проявить свою благодарность» – парень передразнил великана, который и в самом деле часто наведывался в больничное крыло - и когда этот придурок научиться не совать свои руки и другие свои конечности в разные щели диких животных…
Когда парень зашел в основное помещение Больничного крыла, то его взгляду предстала странная картина: два Пожирателя, которые смотрелись немного дико на фоне белизны и спокойствия приемного покоя. Один из мужчин лежал на кровати, белый почти сливаясь с наволочкой. Второй же сидел рядом, тяжело дышав.
У Кристофера быстро прошел шок, скорее всего, сработал инстинкт. Хоть он еще не доучился до конца, но практики в его жизни было много, а первое правило для спасения жизней – нельзя медлить. Уоррингтон подскочил к кровати и начал осматривать лежащего мужчину.
– Мадам Помфри вышла, должна быть скоро, – парень обратился ко второму, не отрываясь от своего осмотра, - Что с ним произошло?

Отредактировано Сhristopher Warrington (2012-05-31 20:11:49)

0

4

Едва закрываешь глаза, как голова идет кругом. Хотелось думать, что виной всему драка в «Трех метлах», но что-то подсказывало, что  это не совсем так. Едва заметная дрожь в руках, то ли от нервов, то ли физического напряжения. Тяжелый выдох, когда слышишь звук шагов, но при первых же словах вошедшего резко распахиваешь глаза.
- Ты еще кто такой? – после  всех произошедших событий привычную учтивость, как волной смыло. Минута расслабленности оборвалась, вскакиваешь на ноги, хватаясь за палочку. Знакомое имя, но не ушедшей панике не до воспоминаний.
- Мне нужен нормальный колдомедик, а не, - обводишь презрительным взглядом юнца, - школьник. Ничего личного, но тут серьезный случай.
Взгляд падает на бледного, как полотно, почти полностью раздетого Роули, чьи губы чуть подрагивают в каком-то подобии улыбки.  Ну да, у него-то всегда все хорошо.
- Мне нужен опытный колдомедик, и срочно, - голос звучит тихо, но с нажимом на каждое слово, - беги, найди мне мадам Помфри. Ну что  ты встал – бегом! Действие рун скоро прекратится!
Время и вправду уже шло на минуты, если не на секунды, но думать о возможном и вероятном исходе событий не было сил. Пока есть проблемы, и нет возможности бездействовать, проще занять себя, хоть чем-то, но только не думать, рисуя себе всевозможные картины будущего.

Отредактировано Augustus Rookwood (2012-05-31 20:36:44)

0

5

МАДАМ ПОМФРИ
Пухленькая, приземистая женщина торопливо шла по коридору , спеша вернуться в своё царство покоя и уюта – больничное крыло, этот покой и уют она установила сама, там она была  увереннее чем где бы то ни было, а вокруг царил хаус, все спешили подготовить школу к приезду учеников, даже Пивз, всё лето не знавший чем себя занять и достающий школьные персонал, затаился где-то по всей видимости планировал что-то для первогодок, это было его любимое занятие, а значит и скорее всего обеспеченная работа на вечер для мадам Помфри. Ах, да, этой женщиной была именно она, и сейчас она как никогда торопилась, принести в больничное крыло только что взятые у Помонны стебли мандрагоры, благо профессор гербологии сама измельчила эту до невероятности в характере вредную траву. Да, у травы тоже был, как это не странно звучит.
За дверью в её маленький мирок, разносились мужские голоса, а вроде оставляла одного мальчишку. Тяжело вздохнув она толкнула дверь.
- Почему так шумно, мистер Уорриннгтон?  - в голосе еле заметно проскальзывали  нотки недовольства, она не любила когда в Больничном крыле шумели, для неё это было святая святых, где всегда должно быть тихо. Войдя в помещения, огляделась, схватившись за сердце, глубоко вздохнула.  На одной из кроватей, лежал мертвенно бледный Роувли, а рядом чуть более жизненного цвета, но тоже не само совершенство мистер Руквуд.  И в довершение картину Кристофер, стоящий со всем этим рядом. Первое о чём она могла подумать, что мальчишка в её отсутствие дал не ту микстуру, но всё же решила оставить пока эту мысль при себе.
Торопливо подошла к кровати, вручила мальчишке в руки мешок перемолотой мандрагоры.
- мистер Уоррингтон, отнесите это к колбам, и принесите мне успокаивающее зелье.  Мистер Руквуд,- обратилась она к более способному к разговорам мужчине – что же вы двое творите. Вы видели что с ним произошло, мне бы не мешало знать причину его состояния.   

0

6

http://s1.uploads.ru/AQLDg.png

Не успел второй мужчина договорить, как в палату вошла сама мадам Помфри.  Увидев картину, женщина схватилась за сердце, а Крис мысленно отметил театральность этого поступка. Хотя, он допускал мысль предвзятости своегорешения.
- мистер Уоррингтон, отнесите это к колбам, и принесите мне успокаивающее зелье.
Кивнув, парень пулей метнулся к чулану с зельями и колбами. Судя по цвету мужчины на больничной койке, тот вот-вот готов протянуть ноги.
Интересно, это была бы первая смерть в больничном крыле?
Кристофер быстро вернулся с необходимым зельем. Он внимательно наблюдал за всеми действиями колдомедика, впитывал и запоминал. Ведь не каждый день можно увидеть подобные проклятия, а, по мнению парня, это было все же какое-то проклятие. Он не стал бы лечить пациента, не зная наверняка, но утвердиться в правильности своих мыслей всегда приятно.  Если же это оказалось бы не так, то Крис в следующий раз просто знал бы ответ.
Она назвала второго мужчину мистером Руквудом? Что-то до боли знакомое…ай…подумаю об этом потом.
Парень старался не упустить ни единого действия мадам Помфри, у которой было сосредоточенное и напряженное лицо. Стараясь быть полезным, парень приносил женщине все необходимые зелья и травы, но ему не терпелось услышать вердикт.
Как-то само собой забылось о существовании мистера Руквуда.

Отредактировано Сhristopher Warrington (2012-06-01 08:46:10)

0

7

К великой радости мадам Помфри вернулась до того, как терпение Руквуда стало иссякать. Августус отступил от постели, чтобы не мешать  колдомедику делать свое дело.
- В него попало какое-то проклятье, но я не знаю, какое именно. Его просто стало выворачивать наизнанку вместе с желчью и кровью. Я запечатал на время рунами его состояние, но их действие уже на исходе, думаю, у Вас запасе не более нескольких минут, – переводя дыхание, Августсус вспомнил об инциденте в пабе, - остальные повреждения он получил до этого… по оплошности. И да… его, конечно, изрядно прополоскало, но перед этим выпито было немало.
Руквуд бы об этом и не заикнулся, но алкоголь в сочетании с каким-нибудь зельем мог привести к фатальному результату, а по запаху уже едва ли можно было бы определить опьянение Роули, слишком много новых примешалось  к нему.  Теперь Августус сделал все от него зависящее, и далее его присутствие здесь было лишним. Хотелось услышать только, что с этим Письменом недоделанным все будет в порядке, и удалиться, смыть с себя всю грязь и забыться сном хоть на пару часов. Все произошедшее невероятно вымотало и морально, и физически.  Да и руническая привязка кровью к себе активно высасывала силы.
- Думаю, мое присутствие больше не нужно, - сделав решительный шаг к двери, Руквуд пошатнулся и оперся рукой о ближайшую тумбу, свалив   посудину с чем в-то металлическим, громыхнувшим о пол.  Перед  глазами все поплыло, окуталось  дымкой, а затем пол резко бросился в лицо.

0

8

Слово «алкоголь» и она поджимает губы, с упрёком смотрит на мужчину, но молчит. Великовозрастные дети, не знающие что такое жизнь без огневиски или не желающие знать, как это всё было ей не понятно, и постыло. Она редко сдерживала при себе свою прямоту, но сейчас было что-то гораздо серьёзней чем необходимость высказать всё что она думает о их немного выпитом, лишь мелкое замечание, пока достаёт палочку из кармана передника.
- Этот факт был мне и без того понятен, столь мерзкий запах, распространённый вами двумя по больничному крылу мог обеспечить только огневиски. – Строго произнесла женщина, на дух не переносящая ничего крепче тыквенного сока, и начала быстрыми, но точными движениями водить палочкой, над Роули. Периодически пасуя, то в верх, то вниз, то в непонятном даже левому знритилю направлении, она рисовала какие-то неведомые фигуры и что-то нашёптывала, периодически отвлекаясь, на мистера Уоррингтона, давая ему указания, о необходимых зельях.
Последний пас палочкой, в воздухе, словно точка под картинкой, или роспись в углу бумаги,  завершил манипуляции и женщина устало вздохнув, убрала палочку обратна в карман передника.
- Мистер Уоррингтон – устало проговорила она – будьте добры принесите один пузырёк восстанавливающего зелья,   один пузырёк  укрепляющего раствора и  -внимательный взгляд на мужчин – пару отрезвляющих пожалуй – последнее было произнесено сторого и с нажимом.
- Мисер Роули – женщина слегка потрепала мужчину по плечу, было странно ведь он уже должен был очнуться. Может просто заснул, она ведь всё делала правильно.
Мистер Роули,- чуть более громко?и кажется добилась результата, но даже если и нет, то он всё ровно должен был слышать. – Я выпишу вам рецепт, раз в неделю вы будите должны брать зелья, у мисс Саливан. Она будет вам его варить в свободное от работы время.
- А вы мистер Руквуд, проследите, за своим другом, он должен брать зелья обязательно, и желательно две этих недели не пить ничего спиртного. Вы можете это обеспечить?

0

9

Как будто издали послышался голос Руквуда, выкрикивающее непростительное заклятие прямо посреди улицы в Хогсмиде. Роули счел, что это уже глюки, так как это было слишком неправдоподобно. Живот превратился в одно сплошное сосредоточение боли и он решил, что если ему суждено умереть, то тогда уж лучше больше не терпеть и дать себе возможность отключится. Что он в общем-то и сделал, проваливаясь во тьму.

***
Хогвартс, старый и добрый Хогвартс. Как давно я его не видел! О, а вот и озеро, но где ж кальмар?
Гигантский кальмар появился как по заказу. Сперва его длинная щупальца вылезла из воды, хватая несуществующую добычу, потом вторая, а за ней часть его большого гладкого туловища. Не пробыв на поверхности воды и 5 секунд, он снова нырнул в свои озерные глубины и после себя оставил только, расплывающиеся в разные стороны, кольца на водной глади. Справа, у берега, сидел Августус Руквуд с очень задумчивым выражением лица.
Ты что здесь делаешь? – думает Роули, но Руквуд как будто отзывается на мысленный вопрос, оборачивается и поднимается с травы, отряхивая свою мантию от мелких листиков и соринок. Он, улыбаясь во весь рот, подходит к Роули, и тот замечает большой букет ромашек, что Руквуд держит в руках. Ромашки какие-то невероятно большие и скорее походят на подсолнухи, но это именно ромашки. Роули берет одну из них, но Ромашка превращается в паука, а Руквуд, оскалившись, поднимает букет над головой и наотмашь бьет ими Роули в живот.
***

Роули пришел в сознание, но лучше от этого ему не стало. Внутреннее кровотечение не останавливалось и он, резко дернувшись, выдал из себя еще порцию крови. Боль несколько утихла, но только и всего. Он открыл глаза и посмотрел на белоснежный потолок затуманенным взглядом. Где-то рядом маячила Мадам Помфри и Роули обратился к ней.
- Я не знаю что ты там делала, - кровяной пузырь надулся на его губах и лопнул, из-за очередного плевка кровью, - но если ты сейчас же это не остановишь, глупая дыркорукая женщина, то я приду к тебе в виде призрака и не дам жить спокойно!
Голова нещадно кружилась, и сил не было никаких, однако он, возобладав со своими конечностями, впился пальцами в ее юбку и дернул что было мОчи. Тут-то Торфинн и заметил руны у себя на запястьях. Это могло много чего значить, но в данном случае только то, что Руквуд пытался его спасти ценой своих собственных сил. Мозг стал быстро соображать, однако тело было абсолютно непослушным. Все еще в судорогах он пытался определить местоположение своего старого, но не особо доброго, друга, но глаза не желали видеть. Рядом с кроватью мялся какой-то юнец, видимо не зная куда пристроить руки. Роули на мгновение закрыл глаза и попытался сделать глубокий вдох, что было не только болезненно, но и опасно, однако более-менее приводило в чувство. Вновь открыв глаза он заметил ноги валяющего посреди больничного крыла Руквуда и заорал, чтобы руны скорее стерли. К величайшему сожалению, на это ушли почти все его оставшиеся силы и задыхаясь в приступе кашля, он снова откинулся на подушку.

Отредактировано Thorfinn Rowle (2012-06-01 14:25:25)

+1

10

http://s1.uploads.ru/AQLDg.png

Проведенные мадам Помфри процедуры не возымели необходимый эффект и дело было, по мнению парня, в рунах, которые украшали ладони пациента.
Изо рта у мужчины шла кровь с желчью, и Уоррингтон пытался быстрее вспомнить все, что он проходил по этому поводу.
– Мадам Помфри, скорее всего Ваши заклинания не произвели достаточный эффект из-за рун, которые мистер Руквуд нанес, правда мне не совсем понятны их действия, – парень обернулся ко второму мужчине, на которого не обращал внимания все это время и даже немного испугался, когда увидел его лежащего без чувств. Ведь он и не подумал даже, что на второго мужчину тоже наложили заклятия. Крис метнулся к нему и, провел диагностические чары. Руки тряслись, и поначалу парень не совсем понял, что произошло с мужчиной. Пришлось повторит заклятие еще два раза. Повреждений не было, заклятий, известных ему тоже, но силы явно покидали мужчину. Крис леветировал его на соседнюю койку. Тем временем первый пациент очнулся, но лучше бы он этого не делал. Пришедший в себя мужчина заорал на все крыло, что необходимо срочно стереть руны.  Крис метнулся выполнять, потому что просто ничего другого в голову не приходило, а Помфри видимо была в легком шоке и возмущении от такого нахальства со стороны своего интерна и пациента, поэтому еще не успела опомниться. Но стереть руны было не так-то просто, так еще они были не только на руках и ногах, но и на ключицах пояснице…
После того, как руны были ликвидированы, Крис посторался повторить все те же действия и заклинания, которые до этого выполняла колдомедик. Парень поблагодарил Мерлина за свою память.
Уоррингтон влил в горло пациенту обезболивающее и заживляющее желудок зелье и, сделав пару завершающих штрихов сел на край кровати и вздохнул.
Хорошо, что второй отключился, а то он бы мне башку оторвал за самовольничество. Интересно, он вообще в себя придет или уже поздно? Хотя какая  мне разница, я сделал все, что мог.

Отредактировано Сhristopher Warrington (2012-06-01 19:29:52)

0

11

Лежу на гребаной кровати и думаю как таких мудаков вообще могли взять в колдомедики. Мадам Помфри, работавшая здесь еще в период моего обучения в школе, совсем постарела и даже не может нормально оценить обстановку. От этой женщины зависят жизни всей школы, а она только стоит и хлопает глазами, да еще и свое возмущение высказывает.
Тот самый юнец, как видно, практикант, и не особенно понимает что нужно делать, но хотя бы у него хватает мозгов, чтобы послушать меня и стереть рунические надписи на моем теле. Руквуд теперь валяется на соседней кровати и приходить в себя пока не собирается, а мелкий хлопочет, бегая туда-сюда, но так ничего толкового и не творит. Он машет своей палочкой, а я думаю о том, что как только приду в относительно нормальное состояние, то я убью либо его, либо эту идиотку. Легче мне становится только тогда, когда практикант вливает в меня сильнодействующее обезболивающее, вкус которого я хорошо помню, а следом что-то омерзительно горькое. Я понятия не имею как эти два зелья будут взаимодействовать друг с другом, но начинаю беспокоиться по поводу того, что с белладонной, что входит в состав обезболивающего, алкоголь просто напросто противопоказан. Остается только надеяться, что я не стану полоумным, а приду в чувство. Но что уж говорить тогда, когда дело сделано.
– Как твое имя, малец?
Голова как чугунная, но сейчас лучше не засыпать, а то ведь могу и не проснуться.
– Расскажи-ка мне кто ты такой и какого ты вообще здесь делаешь.
Надо бы встать и попробовать растолкать Руквуда, но хрен там! О том, чтобы двигаться с места и речи быть не может, по крайней мере сейчас. Все это выжало из меня слишком много сил и надо просто полежать.

Отредактировано Thorfinn Rowle (2012-06-01 20:10:39)

0

12

http://s1.uploads.ru/AQLDg.png

Мадам Помфри сегодня явно не в себе, но я чувствовал себя как какой-то школьник на контрольной по предмету, который ни разу не посещал. Ненавижу это глупое чувство, когда ты не владеешь ситуацией, а от тебя требуется выполнение каких-либо действий. А может она просто не хотела лечить Пожирателей?
То, что они Пожиратели нет сомнений, вот только надеюсь, что они не приближенные Темному Лорду и я их своими действиями не кокнул. Это было бы "весело", а то я еще даже полноценным ПС не стал.
Кажется, первого пациента пробило на болтовню. Голова не варит, но стараюсь сконцентрироваться на пациенте.
– Как твое имя, малец?
Так и охота было сказать: «Меня зовут Гарри…Гарри Поттер». Что за глупые мысли? А еще я был раздражен, хотелось все бросить и свалить, заранее пульнув во всех Конфундусом.
– Расскажи-ка мне кто ты такой и какого ты вообще здесь делаешь.
Нашел, блин, Шехрезаду…
Вместо тех слов, что вертелись в голове, я лишь дежурно ответил:
- Меня зовут Уоррингтон, я интерн в Больничном крыле.
Такая маленькая фраза, но она, в принципе, давала ответ на оба его вопроса. Не ждет же он от меня откровенный рассказ, о том, как я решил сюда поступить и почему решил стать колдомедиком.
– Вам стоит восстановить силы. Не понимаю, что с мадам Помфри.. – немного подумав, парень добавил – может, Вы знаете, что еще необходимо сделать для ускорения выздоровления Вашего друга или, возможно, Вы знаете, какое именно проклятие Вы умудрились заработать?
Колдомедецина – это не то, чем бы мне хотелось заниматься до конца своих дней. Начнем с того, что я не переношу запах рвоты, мочи, который неизменно будет присутствовать в практике, а во-вторых во мне нет той вселенской любви, которая заставляет, к примеру, мадам Помфри лечить как друзей, так и врагов на одинаковом уровне. Хотя после сегодняшней сцены я в этом не уверен.

Отредактировано Сhristopher Warrington (2012-06-01 20:50:11)

0

13

– Уоррингтон? – не могу сдержать смешок.
Между мной и его папашей была парочка историй, что нас связывает, но это настолько противно, что я не хочу вспоминать подробности. А это, должно быть, его сын. Как ни странно, но последний раз когда я видел Уоррингтона старшего он выглядел примерно так же, только крупнее в плечах и выражение лица поумнее. Мне даже становится интересно как бы отреагировал его отпрыск на те выходки, кои он выделывал в школе. Возгордился бы? Стал бы говорить мне гадости? Испепелил взглядом? Вряд ли, насколько я помню, у этой породы мания начищать рожы. По крайней мере его папаша был именно таким. Я хочу ему гадко намекнуть про то, что же именно произошло, но сейчас решаю этого не делать, потому что наслаждаться его выражением лица не в состоянии.
Мне становится как-то совсем нехорошо, я поворачиваю голову в сторону Руквуда, мир вокруг меня плывет и перед глазами как будто летает стая мелких мошек. Я вглядываюсь в его лицо и что-то не так, смотрю на грудь – она не поднимается.
– Выздоровления? Он умер.
Странно, но я не чувствую по этому поводу ничего. На меня за секунды накатывает апатия, тело непроизвольно сводит и появляются судороги, в горле начинает першить и говорить становится сложно.

+1

14

Сознание покинуло Августуса, однако, это не предотвратило вытягивание  его жизненных сил. Работая с рунами, всегда следует учитывать, что активируются они с нарастающей  силой, а после прекращают действие нисходяще. Поэтому даже, когда Уоррингтон, наконец, стер все рунические символы с тела Роули, силы все еще продолжали покидать Руквуда, высасывая из него жизнь, пока грудь не перестала вздыматься, а дыхание не остановилось. По счастью, руны были стерты, пока в Руквуде все еще теплилась жизнь, поэтому, вытягиваемые остатки жизненной силы уже не переходили в Роули, а собирались неким незримым сгустком ударов сердца, тока крови, вдохов и выдохов; копились, походили на пчелиный рой, нагнетание длилось около пятнадцати секунд. Пятнадцать секунд клинической смерти. Без движенья, без дыханья, где-то между миров, пока этот выросший сгусток не вернулся, словно  ударом тока пробивая тело, пробегая по венам, мышцам, ударяя в мозг, запуская сердце.

Резкий глубокий пробуждающий вдох, такой, что подскакиваешь в постели и дышишь часто-часто. Сердце бешено стучит, кажется, вот-вот выскочит из груди. Не видишь ничего вокруг, ничего не понимаешь, только вдох-выдох, вдох-вдох, вдох…  Мысли медленно возобновляют свою активность, возвращая в мир, подсовывая последние воспоминания о происходящем. Роули. Резкий поворот головы отдается гулкой болью в шее, но то, что предстает перед глазами, грубо возвращает в проблемную реальность.  Вскакиваешь с постели и хватаешь за ворот мантии растерянно стоящего Уоррингтона быстрее, чем осознаешь собственные действия.
- Что с ним?! Что ты ему дал? Что ты сделал? – секундный взгляд на мальчишку, и становится ясно, что от него сейчас ничего не добиться. Толкнуть его в сторону, куда-то к стене, прочь с дороги.
- Роули, - похлопать по щекам, пытаясь привести его в чувство.
Бесполезно.  Прикладываешь руку ко лбу Торфинна – горячий. Пальцами нащупываешь пульс на запястьях, затем сонные артерии на шее – слабый, непонятными случайными скачками.  Дело дрянь. Пощелкать пальцами и поводить рукой перед полуприкрытыми глазами – реакции нет. Приоткрытый рот чем-то смутил. Открываешь шире, оттягивая губу – вот оно – фиолетового оттенка слизистые рта. По телу Роули пробегает судорога. Дерьмо!
Поднимаешь пустые колбы из-под зелий. Надписи информируют, что в одной содержалось заживляющее для желудка, а во второй обезболивающее.  Отличный набор. Принюхиваешься к аромату: резкий, неприятный, дурманящий запах. Такой всегда дает белладонна. И кому только в голову пришло давать это, когда организм насыщен алкоголем! Хотя это может быть и передозировка белладонной, входящей в состав обоих зелий. Злой взгляд в сторону практиканта, даже нет слов.
Промывание желудка, срочное! Два шага к Роули и пауза. Куда ему еще? После всего, что пережил его желудок за сегодня, это будет только жестокий садизм, и не спасет его никак. Нервный жест по волосам, закусываешь губу, потираешь лоб, неотрывно глядя на Роули, дыхание которого становится рваным, из груди начинают вырываться хрипы, а тело его все чаще и чаще сотрясает судорога.
Конец. Обессиленно садишься на пол у кровати, и опускаешь голову на руки, лежащие на согнутых коленях.

Отредактировано Augustus Rookwood (2012-06-01 23:24:33)

+1

15

Я все еще смотрю на него, но мысли улетают куда-то далеко и становится все сложнее возвращать свой разум в реальность. Слышу глубокий хриплый вдох и понимаю, что хоть и смотрю на Руквуда, но я его не вижу. Он не умер? Это хорошо, я бы воскресил его и убил вновь, потому что он не смеет умирать без моего ведома.
Руки и ноги продолжают мерзко вздрагивать и я ничего не могу с ними поделать. Сознание то уплывает, то возвращается, становится сложно дышать и я почти не обращаю внимание на то какие манипуляции проделывает со мной Руквуд. Его скачущее появление то тут то там даже не раздражает. Странно. Обычно мелькающие перед глазами существа доводят меня до белого каления.
Мысли полетели в некоем странном направлении и я возвращаюсь во времена Азкабана. Я в камере 13, он в 15 - соседней. Как мы сидели бы спиной к стене, если бы не толстые каменные стены. Казалось, что за 13 лет соседства они даже сточились по форме спины. Наши частые разговоры по душам и злобные, но тем не менее дружественные подколы. В некоторые моменты мне хотелось его придушить, а в некоторые обнять как собственного брата, которого у меня никогда не было. Теперь я понимаю как он на самом деле для меня важен и когда я на сам на пороге смерти, то, что он трахнул мою жену кажется уже абсолютно не существенным. В конечном счете с ней я прожил всего 3 года, а с ним 13 лет. Он значит для меня гораздо больше, чем моя жена когда-либо смогла бы. Но с ней я больше не разговариваю, да и с Руквудом не разговаривал. Какое же ребячество!
Тогда, в один из этих дней, наполненных разговорами, я рассказывал ему про свою работу. Интересная она у меня была, это да. Я полностью возвращаюсь в тот момент и даже чувствую, что где-то недалеко шаркает ногами Барни – охранник этажа, и присутствие дементоров, от которого кровь стынет в жилах. Я стараюсь не обращать на них внимание.
- О, я ведь уже рассказывал про того сумасшедшего Ашваттхамана? Да, рассказывал. Так вот, я читал еще одни его рукописи. Только в этот раз он занимался уже кое-чем другим, забывая про чакры! Он решил, что поменяет свою хренову анимагическую форму. И он действительно в этом продвинулся!
Понимаю, что лежу на кровати и тут же замолкаю. Горло саднит уже нещадно и дышать еще сложнее, чем раньше. Язык плохо ворочается, но я еще могу осознавать реальность.

Отредактировано Thorfinn Rowle (2012-06-01 23:48:36)

+1

16

В голове какой-то беспорядочный ворох мыслей и воспоминаний. Не уловить ни одной, так быстро они сменяют друг друга яркими вспышками образов, слов и ощущений. Заплетающимся, как в лучшие пьяные времена, языком, Роули что-то пытается говорить. Еще живой. Бредит.
- Что? – голова поднимается по инерции, реагируя на что-то знакомое, резанувшее слух, но так и ушедшее, не коснувшись  осознания, пока его не догоняет совершенно четкое слово, - Чакры?
Чакры! В голове как что-то щелкнуло. Вскакиваю на ноги и замираю в нерешительности, что делать. Мысли пролетают так стремительно, что не успеваю их фиксировать, лишь следую их веянию. Роули. Помфри. Роули. Помфри. Уоррингтон…  перевожу взгляд последовательно. Роули. Помфри. Уоррингтон. Помфри. Помфри… Пол. Пустые колбы, смятое полотенце, какие-то инструменты, из-под кровати Роули выглядывает металлическая утка. Утка! Наклоняюсь за ней, поднимаю, кручу в руках, смотрю на Помфри и наотмашь ударяю ее мочеприемником по голове. Женщина без чувств оседает на пол, на всякий случай подхватываю ее и бережно опускаю – не приведи Мерлин ей стукнуться обо что-то головой и расстаться с жизнью. Знаю я такие случаи. В голове призрачным видением проносится нелепая смерть Каркарова от дикого невезения Роули. Выхватываю палочку и направляю на Уоррингтона.
- Только рыпнись, и ляжешь тут же рядом, - обычно не использую ни подобных методов, ни угроз, но сегодня день не задался: ссора, драка, круцио, наихреновейшее состояние моей жизни, и нервы-нервы-нервы. Ставки слишком высоки, и игра пошла по-взрослому.
- Роули, – бросаюсь обратно к постели и тормошу Торфинна, пытаясь хоть как-то вернуть его в сознание, - Роули, этот Ашвахтман или как его там… какие масла нужны? И по сколько?

0

17

Как во сне слышу глухой удар и звон, и я опять погружаюсь в воспоминания. А воспоминания ли? Все кажется настолько реальным, что я сомневаюсь, а после того как я вижу перед собой лицо Майлса Уоррингтона я уверяюсь, что реальность именно это. Он отводит свои большой кулак и ударяет меня в правую скулу. Голова откидывается назад, и очень мерзкое ощущение ударившейся о пол головы. Уоррингтон трясет передо мной медальоном, а я даже и не видел его никогда. Он спрашивает меня откуда я его взял и какого черта я занимаюсь карманничеством, но я не знаю что ему ответить. Я не понимаю что он хочет, ведь я вообще сидел и читал в библиотеке книгу по трансфигурации. А  он пришел неожиданно, схватил меня за шиворот и отволок в пустую и очень пыльную классную комнату. Мне нечего ему ответить. Я не знаю.
Он берет меня за плечи и я понимаю, что этого на самом деле не было. Он оставил меня со сломанным носом в класссе в гордом одиночестве и к Помфри я не пошел. Факт в том, что он не тряс меня и я тяжело возвращаюсь в реальность.
Мне хочется сказать, чтобы Руквуд не трогал меня, но не удается выдавить ни звука. По крайней мере пока он трясет меня за плечи.
- Масла? О каких маслах ты говоришь?
Шершавый тяжелый язык еле ворочается во рту. Вдыхать получается все реже. Неужели я тут так просто подохну? Только не это! Только не так! Во мне начинает нарастать истерика от понимания происходящего. Мне хочется выть и брыкаться, я хочу уйти в воспоминания и не знать того, что я сейчас понял. Только не так! Я НЕ ХОЧУ ЭТОГО ЗНАТЬ!
Мозг судорожно пытается вспомнить о чем я говорил пару минут назад и вроде бы это был Ашваттхаман. Но причем здесь анимагия? Нет, не анимагия… Неужели?
– Базилик, розмарин, чабёр, петрушка, кардамон, имбирь, ка…
Я не знаю как дышать, у меня не выходит, но, перегнуть твою мать через колено, я сделаю все, что смогу.
– Кананговое, сандал, пачули, розовая герань, гвоздика и черный перец
Делаю такой глубокий вдох на которое только способное мое тело. Я начинаю выгибаться дугой, но для прохода воздуха в легкие это мало чем может помочь. Мне становится настолько страшно, что я почти забываю себя и понимаю, что начинаю рыдать только когда чувствую прохладу на висках.
– 7 чакр! 2 – голова, горло, 3 на туловище и первая, твоя любимая.
Мой страх сильнее, а из-за истерики процесс задыхания становится быстрее. Я только и могу, что молить всех богов, про которых читал, чтобы либо забыть, либо спастись. На данный момент для меня это равнозначно.

+1

18

В глазах туман, просто трясет от напряжения, но внутренне почти спокоен. Какая-то дикая смесь ужаса, паники, сосредоточенности и решительности. Роули начинает говорить, повторяю вслух несколько раз, стараясь удержать этот список в голове. Мелькает мысль, что не помню соотношения и дозировки и от задыхающегося Роули уже едва ли чего-то добьюсь, не понимаю даже, как он вообще их вспомнил и назвал в таком  состоянии.
- Смит, - поворачиваюсь к мальчишке, думая отправить его за необходимыми маслами. Смит? Уоррингтон – Смит не так давно очень сильно налажал и встретил свой бесславный конец. Тут же понимаю, что сам все найду куда быстрее. Махнув на мальчишку рукой,  срываюсь с места, и бегом в кладовую. На повороте уже поврежденное сегодня колено пронзает боль. Падаю, снова отменно прикладываясь им об пол. Почти не обращая внимания на новую волну боли, набираю в руки колбы с озвученными Роули названиями, а заодно и те, на которые мне указывает интуиция. Бегом обратно. Всю эту груду склянок вываливаю на ближайший стол и дрожащими руками начинаю по памяти и  просто наобум смешивать масла. Кажется, больше всего было содержание розмаринового и сандалового масел, сандала чуть меньше. Затем масло черного перца и кардамона, в одинаковом количестве пачули, базилика и имбиря, потом горного чабера и петрушки и всего одна капля гвоздичного масла. Взболтать мутнеющий состав в колбе - похоже на правду. Теперь второй состав, его Роули даже не озвучил, но в экстренном режиме работающий мозг услужливо вычленяет из памяти обрывки того рассказа. По пять капель масел ромашки, мелисы и лаванды, по две тимьяна и шалфея, и по три ладана и нероли. Про капли, конечно, сказано громко – все льется интуитивно, часть масел проливается вокруг колбы.
Далее. Помфри. Роули. Кровать. Помфри. Салазар меня дери! Да, тогда, когда я это слушал, мне было смешно, а сейчас как-то не очень… Подбежав к колдомедику намерялся ее перетащить, но вовремя вспомнил о последовательности действий. Шумно выдохнув, присел на корточки и в состоянии аффекта с легкостью разорвал мантию женщины, обнажая тело.  Чакры. Какое бы состояние ни было, это не отменяло омерзения при осознании того, что теперь предстоит сделать.
Но времени на раздумья нет совсем, поэтому, кривясь и морщась, все же обмакиваю палец во второй состав и, собравшись с духом на выдохе, решительно раздвигаю ноги колдомедика и ставлю точку на первой чакре – между половыми органами и анусом. Затем вторая чакра – чуть ниже пупка, третья – диафрагма, четвертая – центр грудной клетки, пятая – яремная впадина, шестая – между бровей и последняя – на макушке. Теперь отставить сосуд с составом и перетащить мадам Помфри поближе к Роули. Секундное замешательство, и довольно грубо запихиваю ее под кровать.  Теперь Роули. Делаю шаг к первому составу  и нечаянно пинаю второй, оставленный мной же на полу. К лешему! Он больше не нужен. Первый состав бережно ставится на тумбу у кровати. Прежде всего, стаскиваю с Роули штаны – единственное из одежды, что на нем еще осталось . С чуть меньшим отвращением проделываю с ним те же манипуляции, что и с Помфри, отмечая последовательно  составом каждую чакру. Всплывают смутные воспоминания: Торфинн рассказывает, какая из них какую функцию несет и что-то про эти самые ауры... ах да, они должны соприкасаться. Расстояния должно хватить. Переворачиваю его, заметно похолодевшего,  на живот. Расположение чакр примерно одинакво, «друг против друга». Теперь времени совсем в обрез.
Формула. Помню принцип, но надо переделывать формулировку на нынешнюю ситуацию.
- Vita le capta plene est, sine vestigium  libenter vel non, a Poppy Pomfrey et transtulit ad  Thorfinn Rowle – во время произнесения формулы  делаю собирательное движение и направляю энергию на Роули, одновременно отступая назад к стене. Оттаскивая попутно и Уоррингтона из поля действия перекачивающейся жизни. Хорошо бы понаблюдать за действием, но времени все еще нет: если сработает, то времени на промывание желудка будет не так много.  Выуживаю из кармана малюсенький флакончик рвотного зелья и развожу его водой в соотношении один к трем.

Отредактировано Augustus Rookwood (2012-06-02 04:03:02)

+2

19

Руквуд стал суетиться вокруг, пытаясь сделать все нужные приготовления, но я понимал это только какой-то отстраненной частью своего сознания. Во мне все впало в дикий и необузданный страх. Я понимал, что нужно успокоиться и забыть на время про то, что я действительно умираю, но подумать об этом было легче, чем сделать. Я по жизни уже давно умею отстраняться от проблем, но никогда такая проблема не стояла передо мной так остро. Нужно было протянуть минуты, пока Руквуд не успеет воплотить все эти долгие приготовления. Я не знал подействует ритуал или нет. Я никогда еще так не желал чуда.
Спокойствие. Выживал же я как-то в Азкабане. Я сидел там чертовых 13 лет и я не подохну только из-за того, что какой-то молокосос совершил необдуманный поступок.
Что спасало меня в Азкабане? После посещения дементорами, я перечислял все знакомые мне языки, звуки египетского языка, футарк, кану, древнегреческих богов, гоблинов, являющихся большой частью магической истории и тому подобная хрень, являющая часть моей прошло жизни. Но сейчас мне кажется более подходящим вспомнить всех, кого убил я. С первого до последнего и я начинаю это гиблое дело.
Кто был первый? Ах, да, Роберт Полсон, парень с работы. Глупо вышло, я замочил его только из-за того, что он совал нос не в свое дело, т.е. в мое. Первое и самое запомнившееся из всех убийство. Следующей стала Бетти Пирсон - старая карга из Пула. Причину по правде не помню, но помню как именно она умерла. Авада Кедавра. Все просто. Моя первая жертва Авады.
Мое дыхание стало успокаиваться и вдохи стали не такими поверхностными, легкие жадно глотали кислород.
Следующим стало семейство Лайонс. Там я старался не один. На маленьких детей моя рука не поднималась, зато у Розье с этим было все в порядке.
Чувствую, что истерика отступила, однако дыхание начинает учащаться вновь. Каждый вдох становится все меньше и чаще.
Это побочное действие, понимаю я. От этого особенно легче не становится, однако я понимаю, что успокоившись окончательно смогу продержаться дольше.
Треск ткани, звяканье посудой, и вот-вот скоро должно все решиться. Слышу недовольное ворчание и фырканье. Я понимаю, что Руквуд делает, но мне не смешно. Может когда-то потом, но не сейчас.
Чувствую прикосновение его пальцев на себе, он переворачивает меня и я утыкаюсь лицом в подушку, все еще продолжая мысленно считать своих жертв. Слышу криво произнесенное заклинание и жалею, что не смог ему сказать правильную формулу, но и на том спасибо.
Вот здесь и начинается самое интересное. Никогда в своей жизни я еще не ощущал ничего подобного. Что может чувствовать человек, когда он сливается с другим человеком? Я не знал, да и сейчас не могу точно объяснить это. Чувствую, как по телу пробегают мурашки, волосы становятся дыбом, что-то настойчиво щекочет везде. Чесать не хочется, ибо щекотка очень приятна и она наполняет меня жизнью. Чужой энергией и жизненной силой. Я теперь знаю то, чего не знал никогда, но только на чувственном уровне. Узнаю чем отличается мужское мироощущение от женского, понимаю как по-разному ощущается оргазм, начинаю понимать женскую логику и внутренние противоречия, но все это практически сразу же забываю, как только всасываю все эти познания в себя. Они не полны, потому что часть энергии рассеивается, так и не добравшись до меня. Чувство утраты вызывает во мне эмоции, которых я раньше не знал. Мир переполняет меня собой. Параллельно с этим я ужасаюсь тому, что чужое тело умирает. Его смерть тоже отражается на мне. Сахасрара впитывает все последней, принося собой смерть.
Я никогда еще не был настолько полон сил и умирал одновременно. Нити, державшие душу Помфри обрываются и она умирает. Как бы я не ожидал подобного, я все равно не был готов. Сила, сужаясь, вырывается из моей макушки и мое безвольное тело дергается так, что я сваливаюсь с кровати, обрывая ритуал. Тяжесть наваливается на меня, но по сравнению с тем, что было до этого, мне легче и я даже в состоянии двигаться. Открываю глаза. Все белым бело. Промаргиваюсь, но это мало помогает. Пытаюсь что-то сказать, но и это я не могу. Это сон? Нет, а жаль.

0

20

Выдох облегчения. Сработает ли? Не напутал ли? Побочные действия? Все эти вопросы пролетали в голове, но где-то на втором плане. Успел. Роули продержался все это время, и это главное. Внезапно все эмоции отступили, оставив лишь прагматизм и холодную расчетливость. Еще никогда прежде Руквуду не приходилось убивать человека настолько хладнокровно и таким изощренным способом. На месте колдомедика мог легко оказаться практикант, да в общем-то и оказался бы, если не крайняя несговорчивость Помфри, давно известная  Пожирателю. Уоррингтон подходил бы для роли жертв куда больше в виду молодого возраста, сильной энергетики и пола, но, справиться сразу с двумя в таком состоянии Августусу было бы куда сложнее, а главное, дольше. Поэтому решение было принято быстро и без колебаний.
Руквуд  подошел к Торфину и помог тому сесть.
- Ну ты как? Глотать сможешь? – дождавшись смутного прояснения во взгляде и недоумевающего выражения лица, Августус без церемоний влил Роули в горло зелье и подставил ту самую утку, которой недавно приложил колдомедика. После того, как Торфинн в очередной раз за день хорошенько проблевался, Руквуд дал ему стакан воды, чтобы смыть оставшийся во рту привкус и прекратить рвотные позывы.  При взгляде на кровать мелькнула мысль о том, что нужно сделать что-то с трупом. С трудом подняв Роули, принимая большую часть его веса на себя, Августус дотащил Торфинна до ближайшей койки, ненароком наступив тому на ногу, и рухнул  вместе с ним. Вообще-то он намеревался подняться и как следует уложить Пожирателя, но последние силы покинули Руквуда, и он провалился в сон.

0

21

http://s1.uploads.ru/AQLDg.png

Все что происходило после того, как второй мужчина пришел в себя, прошло для меня как в тумане. Я был уверен лишь в одном - то, что я сделал пошло не так и теперь мне крышка. И какого Мерлина меня потянуло применять какие-либо действия?  Мне было страшно. Действительно страшно от осознания всего происходящего. Я старался казаться как можно незаметнее, чтобы не мешать и не попасться под «горячу» руку.
Мужчина возился со своим другом, проводя какие-то странные махинации. Сознание вернулось ко мне лишь тогда, когда я увидел, что он начал вытворять с мадам Помфри, а потом и со своим другом. Дело попахивало убийством – это почему то было понятно сразу, а что они будут делать потом? Уберут свидетеля?
Обычно, в стрессовые для меня ситуации я всегда знаю, что нужно делать, или, хотя бы, приблизительно знаю. Но в этот раз все было по другому. Осознание того, что мне хочется пожить ну еще немного времени, оттянуть момент расправы, был слишком велик. И пока в Больничном Крыле проходил некий обряд, я решил уйти.
В замке наверняка было пусто, да и, в любом случае, мне не стоило усугублять и так шаткое мое положение, пойдя к школьным профессорам. И я сбежал. Вот так вот запросто – «по Слизерински!», как сказали бы в школе, но, к сожалению, мирные школьные годы для меня миновали. Хотя, для нынешних школьников они тоже позади.

-------> Астрономическая Башня

Отредактировано Сhristopher Warrington (2012-06-14 18:50:44)

0

22

Роули заснул еще до того, как Руквуд поднял его на кровать. Чернота поглотила его и снов, ясно дело, он не видел. Измученный организм пытался возместить ущерб отдыхом, но кое-что ему это сделать не дало.
Сознание приходило медленно. Торфинн не чувствовал ног, сверху было что-то теплое, но непомерно тяжелое и дышать полной грудью было невозможно. Это-то и придавливало Роули к кровати, прекращая пропускание крови к конечностям в той мере, которая им необходима. Другими словами, что-то сверху его конечности отлежало. С трудом разлепляя глаза, Роули сфокусировал взгляд на предмете сверху. Спутанные грязные волосы покоились на груди, чьи-то руки под спиной, вдруг четко ощутилось чужое сердцебиение. Это что? Руквуд?
Секундное замешательство переросло в минутное, что это может вообще значить, Роули пока понять не мог, да и как бы он это сделал, когда последние часы перед сном были как в тумане? Решив, что разбираться с такими проблемами будет позже, он первым делом начал стаскивать с себя Руквуда, который посапывал и даже успел один раз всхрапнуть за это время. Единственное, что можно было сделать – это скинуть его с себя, что Торфинн в принципе и сделал. Сразу почувствовался холод и, как оказалось, одежды на нем не было никакой вообще. Ни маленького клочка. И сам он был весь в грязи, блевотине и еще каких-то непонятных жидкостях. Смачно ругнувшись, он скатил свои ноги с кровати в другую сторону от сваленного Руквуда и ощутил под ступнями чью-то руку. Воспоминания недавно минувших событий накатили волной, и у Роули закружилась голова. Он схватился за угол рядом стоящей тумбы, и отдышался.
Что было, то прошло. И хорошо еще, что благополучно, а то не миновать бы мне… да, не миновать.
Вонь изо рта, налет на языке, стянутая кожа и ноющие пальцы давали о себе знать. Надо было срочно принять душ, найти свою одежду, а дальше уже разбираться с проблемами насущными.
Уоррингтона в больничном крыле не оказалось, и это было к лучшему – только мешался бы. Хотя Роули отметил, что он ему еще все это припомнит.
Он встал и, на наполовину онемевших ногах, направился по направлению к двери, ведущей, предположительно, в ванную комнату.

0

23

начало игры

- Змеиное логово, - недовольно буркнула себе под нос МакГонагалл и ещё сильнее нахмурилась, наблюдая, как в Большой Зал подтягиваются Пожиратели, - Тоже мне, учителя.
Страшно было представить, что ожидает в этом году магглорождённых студентов. Сердце обливалось кровью, когда женщина думала о том, к каким последствиям для юных волшебников и волшебниц из лояльных Ордену семей могут привести стычки с этими жестокими людьми без чести и совести. «А ещё этот Снейп,» - при мысли о проклятом зельеваре пальцы невольно стиснули в кармане рукоять волшебной палочки. Назначение убийцы Альбуса новым директором стало бы последней каплей, переполнившей чашу её терпения, если б не горькое осознание, что сейчас её место здесь — рядом с неопытными подростками и немногими представителями Ордена Феникса, которые ещё оставались в стенах Хогвартса. Им может потребоваться помощь, а значит, она не позволит себе так просто уйти.
И всё-таки принимать участие в торжественной церемонии не хотелось — впервые с тех пор как Минерва МакГонагалл заняла должность преподавателя трансфигурации. Свернув в коридор, подальше от высоких дубовых дверей Зала, профессор решила не терять времени даром и уладить другое дело. Мэри Гилберт должна была появиться в школе со дня на день под предлогом давнего указа Министерства, предписавшего в случае войны удвоить количество медперсонала в общественных заведениях. Мэри была своим человеком — и в сложившихся обстоятельствах совсем не лишним. Однако, о планах, связанных с её прибытием, следовало уведомить мадам Помфри. МакГонагалл не сомневалась, что колдомедик отнесётся к этой вынужденной мере с пониманием и уважением, а потому уверенно шагала в сторону больничного крыла.
Подозрение закралось, когда Минерва заметила приоткрытую дверь в лазарет. «Поппи всегда раньше закрывала её,» - подумала она со смутной тревогой, вызванной недосмотром доктора, обычно столь ревностно заботившегося о благополучии своих пациентов. Подойдя ближе, ведьма прислушалась, но в палате стояла привычная тишина. Тогда она осторожно толкнула дверь и бесшумно переступила порог. В нос ударил едкий коктейль из десятка различных запахов, основной аккорд в котором принадлежал приторно кислой вони свежей рвоты. Справившись с волной отвращения, МакГонагалл осмотрелась. Первым, что сразу бросилось ей в глаза, была больничная койка, рядом с которой лежал Августус Руквуд собственной персоной, с таким бледным и потрёпанным видом, словно только что вернулся с побоища под Таутоном. Минерва подошла ближе, стараясь угадать, где же его так уделали, и вдруг мурашки пробежали у неё по спине — из-под кровати показалась человеческая ладонь.
Как во сне, она присела на корточки — и в ужасе отшатнулась. Мадам Помфри. Это была мадам Помфри. Такой знакомый и вместе с тем сделавшийся чужим в эти жуткие мгновения профиль гротескным росчерком выделялся на фоне каменного пола. Гротеск, неумелый, нелепый гротеск. Злая, бессмысленная шутка. Ком подступил к горлу, перед глазами всё поплыло. «Нет, только не это, нет!» — стучало в голове, пока сознание отчаянно, но безуспешно боролось с увиденным.
С трудом успокоив внезапно сбившееся дыхание, МакГонагалл аккуратно и бережно леветировала бесчувственное тело колдомедика на свободную кровать по соседству. С последней и от этого особенно жадной надеждой она нажала на сонную артерию женщины, стараясь нащупать слабый пульс — но только напрасно прислушивалась к собственным ощущениям. Для бедной Поппи Помфри всё было кончено. Шутка оказалась для неё роковой, а шутники... Перед мысленным взором Минервы встало добродушное лицо погибшей, её радостная улыбка, внимательные глаза, её чуткие и заботливые руки, которыми она осматривала больных и смешивала для них лекарства. Ужасающая реальность всё больше захватывала власть над разумом ошарашенного профессора: изверг, убивший добрую, отзывчивую Помфри, покусился не только на её жизнь, но и надругался над её достоинством.
И тут в груди МакГонагалл как будто что-то оборвалось. Убийца заплатит за всё — чего бы ей это ни стоило! Сколько бы времени на это ни потребовалось! Справедливость возьмёт верх и над условностями, и над обстоятельствами — в этом волшебница была твёрдо убеждена. «Надо постараться восстановить детали происшествия,» — мысли, беспорядочно метавшиеся в голове, с новой силой устремились в обозначенное русло. Укрыв тело простыней, Минерва вновь оглядела комнату. На этот раз её цепкий взгляд пробежался по незамеченным ранее склянкам с маслами, по осколкам и мутной луже на полу. На вид зелье было ей незнакомо, но с ним она разберётся позже. А пока...
- Мистер Руквуд, — МакГонагалл решительно бросилась к Пожирателю Смерти и настойчиво потрясла мужчину за плечо, - Мистер Руквуд, очнитесь! Очнитесь же!

Отредактировано Minerva McGonagall (2012-06-26 18:52:52)

+2

24

Августус Руквуд и Торфинн Роули: выведение из отыгрыша

Августусу Руквуду было плохо. Плавал он в каком-то гнусном зловонном мареве и никак не мог выплыть. Примечательнее всего было то, плавал он на глубине и совершенно без воздуха. Он делал нечеловеческие усилия, чтобы всплыть и глотнуть свежего воздуха, но у него никак не получалось, и это причиняло ему дополнительные страдания. Потом марево сгустилось, закрутилось воронкой и стало засасывать Августуса Руквуда в какое-то уж совсем скверное место. Вокруг обнаружились какие-то булыжники, которые ударялись в его бренное тело, отчего оно дергалось и вздрагивало. Потом к булыжникам прибавились еще какие-то голоса.
Руквуд открыл глаза и мутным взглядом уставился перед собой. Марева исчезло, но  зловоние никуда не пропало, а как не пропал и импульс, приводивший его тело в трясущееся состояние. И назойливый голос, взывавший к нему, обращаясь по имени, тоже не умолкал. Взгляд фокусировался плохо, Руквуд воспринимал только расплывчатые очертания нависшей над ним фигуры, которая, вероятно, и был источником раздражающего его голоса. Звук голоса стал совершенно невыносимым. Руквуд пошевелил сначала правой ступней, потом левым плечом, тихо хрипнул и попытался отползти от зловещего силуэта. Потом сделал над собой еще одно нечеловеческое усилие, на этот раз действенное, и несколькими медленными и плавными движениями перегруппировался в четвероногую позицию. В таком положении он приобрел способность к скоростному передвижению и неловко заковылял к какому-то дверному проему. Там он уцепился за притолоку, принял подобие двуногого создания и с полминуты стоял, покачиваясь и тупо глядя на всё еще не с трудом различимого агрессора.
Сколько он так простоял бы, неизвестно, потому что за его спиной в дверном проеме нарисовался угрюмый и молчаливый силуэт Торфинна Роули. Роули мужественным движением взял Руквуда за плечо, и переориентировал его в сторону выхода из помещения. После этого оба так же молчаливо и подавленно удалились куда-то по коридору. Есть предположение, что они пошли в ванную отмывать Руквуда, но это всего лишь гипотеза.

0

25

Минерва собиралась со всей строгостью расспросить Руквуда о том, что было ему известно. Зная о богатом на преступные приключения прошлом нового преподавателя, она нисколько не доверяла ему. Уже само его присутствие в лазарете в то время, когда здесь произошло убийство, было для женщины поводом заподозрить его в причастности к ужасному злодеянию, результаты которого предстали теперь перед ней во всей красе. Когда же на импровизированной сцене больничного крыла нарисовался ещё и Роули, в столь же невменяемом состоянии, как и его боевой товарищ, подозрения практически переросли в уверенность. Двое Пожирателей в радиусе трёх метров от места совершения преступления — простое совпадение? «Ну уж нет,» - профессор покачала головой, пристально глядя в спины удаляющихся мужчин, - «Им наверняка известно немало». Однако расспрашивать их сейчас, как оказалось, было совершенно бесполезно. Да и если её предположения верны, правды ей всё равно не видать как своих ушей.
Дел было невпроворот и без сомнительных допросов. Первым делом МакГонагалл прошла в подсобную комнатку, где мадам Помфри хранила медицинский инвентарь и ингредиенты, и внимательно осмотрела шкафы. К счастью, поддерживая тёплые дружеские отношения с несчастной Поппи, ведьма была в курсе и методов её работы, и содержимого её складов и журналов — даже беглого взгляда на полки было достаточно, чтобы прийти к выводу: склянки с маслами взяты отсюда. Тот, кто это сделал, явно спешил и оставил за собой красноречивый беспорядок.
Волшебница достала потрёпанную тетрадь, в которой убитая медсестра вела учёт поступивших в больничное крыло зелий и компонентов, захватила с собой пергаментный лист и несколько чистых пробирок, а затем вернулась в палату. Взяв по нескольку капель из каждой склянки с маслом и составив пробирки с пробами в штатив, она внимательно сверилась с пометками в журнале и записала на пергаменте полный перечень обнаруженных ингредиентов.
Покончив с этим занятием, Минерва, обратила своё внимание на зелья — при более детальном осмотре помещения их оказалось целых два. Аккуратно собрав в колбу разлитую по полу жидкость и разделив её на две части, женщина проделала те же манипуляции и со вторым составом, оставленным преступником на прикроватной тумбочке. Добавив по одному образцу зелий в штатив к маслам и сделав соответствующие записи, МакГонагалл поднесла к глазам вторую порцию странных смесей и с минуту рассматривала их. Однако, не будучи специалистом в области зельеварения, наверняка судить о действии этих веществ женщина не решилась. Понятно было только одно — они связаны со смертью Поппи Помфри, и эту связь ей предстоит установить. Надёжно запечатав пробирки, наложив на них охранные чары и уменьшив в размерах, профессор положила их в карман. После этого она перенесла приготовленные образцы, учётный журнал и собственные пометки в полупустой шкаф и плотно его закрыла. Они пригодятся, когда дело дойдёт до официального расследования.
«Официальное расследование...» - МакГонагалл тяжело вздохнула, глядя поверх мёртвого тела, накрытого простынёй, - «Будет ли оно вообще при теперешних-то порядках?» Шестое чувство подсказывало, что на такую милость рассчитывать не стоит. А значит, как ни щемило сердце, как ни стыдно было смотреть на восковую маску, в которую превратилось лицо дорогого человека, нужно было подумать и о живых. Несколькими взмахами волшебной палочки Минерва отгородила ширмами койку с мадам Помфри, убрала свидетельства недавних трагических событий и открыла окно, впуская поток свежего воздуха в сдавленную атмосферу лазарета.
Напоследок ведьма поспешно набросала заявление для больницы Св. Мунго. Подробно описав обстоятельства, при которых был обнаружен труп Поппи Помфри, она обратилась с убедительной просьбой к руководству лечебницы назначить новым колдомедиком Хогвартса Мэри Гилберт.
Сердце немело и разрывалось на части, на душе скребли кошки. Но это был единственный разумный путь. С этим слабым утешением МакГонагалл покинула больничное крыло.

-----> совятня

Отредактировано Minerva McGonagall (2012-06-27 03:49:47)

+2

26

Предисловие:
Что творилось в поезде, когда напали Пожиратели, словами не передать. Суматоха, все суетятся, толкаются, крики, заклинания, толчки. И страх, обычный страх за свою жизнь. С осторожностью Кристина просто старалась не высовываться, чтобы не попасть под горячую руку или чужое заклинание. Если честно, помнилось все смутно, как в тумане. И как оказалась в Хогвартсе, девушка сама не понимала, будто бы кто-то прокрутил время вперед. До того момента, пока она не переступила порог школы, Крис не чувствовала ничего. Но сейчас все чувства и эмоции будто бы обрушились на нее лавиной. Она ощущала жуткую моральную усталость, какую-ту странную слабость во всем теле, и резкое жжение в плече. Это ее обеспокоило и напрягло одновременно. В той бешеной кутерьме она так старалась ничего не повредить, а тут... Она осторожно коснулась плеча, и чуть не вскрикнула в голос, еле сдержалась. Нужно было срочно осмотреть его, мало ли что там. Видимо все-таки отрикошетило какое-то заклятие... Решив не искушать судьбу и не пытаться сделать что-то самостоятельно, она поспешила в Больничное Крыло.
*начало игры
Только бы поскорее избавиться от этой боли...Картер зашла в лазарет, стараясь двигаться как можно аккуратнее и в то же время быстрее, чтобы уже наконец-то покончить с этим. Она понимала, что скорее всего ничего серьезного ее здоровью не грозит, но девушка хотела проконсультироваться со специалистом и наконец избавиться от дискомфортного ощущения.
В помещении гулял ветерок, колыхая белые занавески. Не придав этому никакого значения (ведь понятно, что нужно проветривать такое место), она оглянулась вокруг. Колдомедика нигде видно не было, и девушка решила ее позвать – Мадам Помфри! Картер постояла с минуту, и так не получив отклика в ответ, решила позвать еще раз. Но чуда не произошло. Она дернула плечом от нетерпения, и оно тут же дало о себе знать. Кристина сдавленно зашипела. – Мадам Помфри, вы где?! Картер продвинулась вглубь помещения и ее внимание привлекла отгороженная ширмами кровать.
Хм, может кто-то сильно пострадал в поезде? И колдомедик настолько занята, что попросту не услышала? У девушки не было времени ни на раздумья, ни на что-либо еще. Просто хотелось побыстрее разобраться с ранением и вернуться в свою спальню. Она подошла к ширме, аккуратно отодвинула ее и зашла внутрь. Тихий вздох вырвался у Кристины. Чье-то тело было с головой накрыто простыней. Нет, этого не может быть! Неужели кто-то умер из учеников? Или же кто-то из взрослых? Хотелось опять позвать колдомедика, но как понимала девушка, ее тут определенно не было. Да уж, один на один находиться рядом с трупом,- она зябко повела плечами и ойкнула от боли. Хотя бояться нужно живых, а не мертвых. Но мне все равно нужна помощь, и наверное стоит дождаться целительницу... И тут внезапная мысль осенила ее, но она тут же попыталась отогнать ее прочь. Этого не может быть,- Картер даже не заметила, что сказала это вслух. Всего лишь чуть-чуть приподнять край простыни и взглянуть, и ее сомнения рассеются, да и не придется переживать, что это может быть кто-то из близких. Но казалось неправильным совершать такое, будто тут было что-то постыдное. В тот же момент возникло какое-то странное, неуместное в данной ситуации, любопытство. Всего лишь взглянуть и опустить ткань обратно, и все, а потом можно решать что делать: то ли дожидаться кого-либо здесь, то ли искать помощи в другом месте.
Кристина решительно вздохнула, аккуратно лишь двумя пальцами коснулась простыни, и затаив дыхание, приподняла ее. И тут же резко выдохнула, а ткань выскользнула у нее из рук, вновь покрывая лицо умершей. Умершей мадам Помфри. Застывшая восковая маска вместо по обыкновению румяного лица, мелькнувшая лишь на секунду, ясно свидетельствовала о том, что колдомедик мертва. Шокированная Картер осела на пол рядом с кроватью, невидящим взглядом уставившись куда-то. Она не могла поверить в увиденное, и была в растерянности, что для нее совсем не характерно. Надо что-то делать,- мелькнула мысль и девушка взяла себя в руки. Нужно позвать кого-либо на помощь, нужно разобраться, что случилось! Поднявшись с пола, снова сдавленно ойкнув от боли, она вышла из-за ширмы. Хотя, если кто-то так накрыл тело, возможно, что уже смерть колдомедика известна? Хотя все равно, нужно позвать кого-либо, чтобы разобрались, да и мне помощь нужна.,- так думала девушка, медленно, стараясь особо не двигать плечом, продвигаясь к выходу, на всякий случай сжимая палочку в руках.

Отредактировано Christina Carter (2012-07-12 18:10:58)

+1

27

Это пост игрока Mary Gilbert
у нее не грузятся форумы mybb, но она получила копию предыдущего поста и прислала свой ответ.

Холл >>>

Помимо приказа об увеличении количества медицинского персонала в общественных заведениях из министерства магии, у Мэри были и другие причины прибытия в Хогвартс. Орден сейчас в весьма плачевном состоянии, а действия Лорда Волдеморта набирают обороты и с каждым разом обрушиваются с большей силой. Хогвартс больше не безопасная обитель. Теперь это территория двух противоборствующих сторон. С каждым днем пожирателей в школе становится больше. Но Орден и волшебники, в которых остались силы бороться, люди, в сердцах которых горела свеча надежды, не собирались так просто отдавать Хогвартс. Тот самый второй дом. Хранитель детства и теплых воспоминаний. Эта школа слишком много значит для людей, которые его любят. Тем более, главной задачей для орденцев в школе, сейчас является – защита студентов.
Находясь во Франции, Мэри ежедневно следила за происходящим в Англии, и не прерывала связь с людьми из Ордена, но ситуация в магической Британии оказалась тревожней, чем казалась на первый взгляд.
Первый шаг – успешно пройден. Гилберт в Хогвартсе. Единственной трудностью на время пребывания в школе, будет являться то, что Мэри была, есть и всегда будет магом с кровью ничем не отличающей от простых магглов. Но женщина твердо решила, что будет это скрывать. Из Хогвартса уходить нельзя никак. Но так же, многие пожиратели - бывшие однокурсники и ученики, с которыми Мэри проучилась в Хогвартсе, будучи с фамилией МакДональд. Но фамилия сменена, и Гилберт надеется, что ее не вспомнят или не узнают. К тому же, школа нуждается в колдомедике, и Мунго не собирается менять или отправлять еще других специалистов по призыву.
Больничное крыло, что прямо по коридору, по которому сейчас ступает Мэри, уже издалека выдает себя различными резкими запахами трав, настоев и зелий различного вида. Ностальгия. Столь четкая как аромат амортенции. Последние дни стажировки в лазарете Хогвартса напоминают о сладком чае с медовыми ирисками и добрыми наставлениями мадам Помфри.
Мадам Помфри. Ладонь, в которой находилось помятое письмо с печальной вестью от профессора Макгонагалл, еще сильнее сжалась. Женщина отказывалась в это верить, хотя, просто разум не принимал эту новость. Но в любом случае, Мэри спешила в лазарет. Профессор написала о том, что убийца неизвестен, и что мадам была убита при странных обстоятельствах и неясным способом. Одно Гилберт знала точно – пожиратели. Если не они, то в любом случае они причастны. Но один неверный шаг или слово, то может случиться неизбежное. Спешить с выводами не стоит.
О, мадам. Неужели теперь вы. Скольким прекрасным людям придется пострадать в эти жуткие времена?
Непослушная прядь волос выбилась из аккуратно собранного пучка на затылке. Гилберт стянула заколку, и пышные волосы мягко опустились на плечи.
В дверях лазарета показался чей-то силуэт. Совсем незнакомый.
Ученик? Но что он делает здесь, в такое время?
Гилберт прибавила шагу. Странно, что ученики разгуливают в других местах помимо большого зала во время пиршества. Приближаясь ближе, стало четче видно, что это девушка. И, казалось, ее вид не походил на здорового внешне человека. В ее руках застыла палочка.
- Что ты здесь делаешь?
Мэри пыталась спросить как можно с мягкой интонацией в голосе. Оказавшись совсем рядом с девушкой, женщина смогла разглядеть ее. Рана на плече. Потрепанный вид. Бедняжка. Девушка срочно нуждалась в помощи.
Вероятно, она пришла к мадам Помфри.
В голове мелькнула мысль, что она могла узнать о смерти колдомедика, чего никак не хотелось бы. Не было перспективы в том, чтобы травмировать учеников психологически. Автоматом Мэри определила степень ранения.
Рана не сильная, не глубокая, что очень хорошо.
Женщина метнулась вглубь лазарета к шкафчику с зельями и противоядием. Рука тут же скользнула по полке с алфавитными данными. Отпечаток Помфри. Она всегда ставила все зелья в алфавитном порядке. В противном случае, заставляла заниматься этим стажеров.
- Садись.
Скомандовала Мэри, схватив найденный экстракт бадьяна. После, Мэри решила оставить девушку в больничном крыле. Рана не являлась опасной и уж тем более смертельной, но нуждалось в быстрой помощи.
- Ты знаешь, действие будет болезненное, но ничего не поделаешь.
Осень. Прохлада. Даже в проветриваемом лазарете гулял ветер. Но Мэри было жарко. Она сняла плащ и откинула его на свободную койку. Пальца раскрутили колпачек и открыли пузырек экстракта.

0

28

Выйти из помещения не удалось, так как путь ей преградили: -Что ты здесь делаешь? – мягко спросила незнакомая ей женщина. Она хотела бы ответить, но женщина сразу метнулась к шкафчику с лекарствами и принялась заботиться о ней.
- Садись. Картер послушно села. - Ты знаешь, действие будет болезненное, но ничего не поделаешь. Девушка не сомневалась в этом, ведь многие методы лечения были неприятными: лекарства горькими, мази жгучими и все в таком роде. Не то, чтобы она хотела оттянуть момент лечения, нет. Просто Кристина решила все же ответить на вопрос, который ей задали.
- Знаете, если говорить кратко, по пути в Хогвартс на поезд напали...И скорее всего в меня отрикошетило чье-то заклятие...Я смутно помню, все было как в тумане,- она перевела дух,- вот, а добравшись в Хогвартс, я сразу поспешила сюда, надеясь, что мне здесь поможет...помогут в общем,- она сглотнула, и невольно бросила взгляд на ширмы.- Меня зовут Кристина, Кристина Картер,- решила представиться девушка. И помолчав некоторое время сообразила, что рассказала незнакомке почти все, а сама не знает даже ее имени. Хотя на самом деле Кристи не боялась ее, потому что разве плохой человек метнется помогать раненому? Да и к тому же женщина так уверенно тут ориентировалась, и даже не подумала, что возможно Картер, к примеру, замешана в чем-то, связанным с мадам Помфри. Возможно, она не знает что случилось? Или напротив же, знает все подробности? – А вы кто? – спросила девушка, решив не томиться в неведении. – Я пришла сюда к мадам Помфри,- добавила Крис, - а ее...-  она резко замолчала, не зная, что говорить. Если эта незнакомка все знает, то это ни к чему, а если нет -  то напротив, скорее не следует это говорить, вдруг еще заподозрят в убийстве. – Вы говорили, что будет больновато? Ничего, я потерплю, - девушка перевела тему и с готовностью сжала руки в кулаки, стараясь больше не смотреть в ту сторону, где находилось тело колдомедика.

+1

29

http://s1.uploads.ru/CLlua.png

<---внутренний двор
Девушки шли быстрыми шагами в больничное крыло, немного опередив гриффиндорок. Они уже не поддерживали друг друга руками, молча шагали по лестнице и наконец зашли в так называемый медпункт.
По мнению хаффлпаффки, она сама вполне легко отделалась от дементора лишь сильной головной болью и ознобом, но, быть может, Ариет чувствовала себя в разы хуже? Помощь медика была бы как нельзя кстати, что немного другими словами говорила и Лаванда.
Анита вдруг резко остановилась прямо в дверях и повернулась к сокурснице, тихо, почти неслышно произнося:
- Там кто-то есть! Девушка и... женщина, но это не мадам Помфри! - девчонка украдкой посмотрела на незнакомку и снова обратилась к Ариетте. - Интересно. По-моему, она обрабатывает ей рану. Тебе не кажется это странным?
Лиса помолчала немного, но потом снова повернулась лицом к незнакомке и девушке, в которой она разглядела Кристину Картер, учащуюся на седьмом курсе факультета Рейвенкло. Она не знала эту девушку лично, но кто-то называл её по имени в присутствии Аниты.
- Кхрхм, - давая знать о присутствии себя и Ари, кашлянула хаффлпаффка. - Здравствуйте, извините за беспокойство, а где мадам Помфри? - "Что нам сказать, если эта женщина спросит нас, зачем мы пришли?" - собственно этот же вопрос она тихо озвучила в ухо стоявшей рядом Ариетте и прибавила:
- Стоит ли нам незнакомке говорить о дементоре? Впрочем, продолжи сама, - последние реплики вообще были произнесены тихим шелестом, который расслышать могла только сокурсница.

+1

30

<---внутренний дворУскорив немного шаг, девушки быстро догнали впери идущих гриффиндорок и не сговариваясь решили обогнать их. Некоторое время, идя за руки, Ариет, подумала, что вполне может идти сама и отпустила Лису. Дойдя до двери больничного крыла, хаффлпаффки обнаружили, что там не мадам Помфи, а кто-то другой. Интересно. По-моему, она обрабатывает ей рану. Тебе не кажется это странным? - поинтересовалась Хикс у Ари. Да, кажется - и немного помедлив, добавила, - может нам не стоит туда заходить, я себя хорошо чувствую, а ты? Я то думала, что здесь мадам Помфи. Но Анита, то ли пропустив слова девушки мимо ушей, то ли просто не услышав их, Милтон так и не поняла, приоткрыла дверь и, откашлянувшись, чтобы привлечь внимание, произнесла: - Здравствуйте, извините за беспокойство, а где мадам Помфри? И тут же склонив голову к Ари зашептала ей: - Стоит ли нам незнакомке говорить о дементоре? Впрочем, продолжи сама. У Ариет удивленно поднялись брови. -Я? Что я скажу? Не скажешь же, что у нас просто болит голова? Лучше бы пошли к себе в гостиную - сделала вывод девушка и хотела уже развернуться и выйти из кабинета, но поняла, что их заметили, а точнее Аниту, так как Ари успела спрятаться за сокурсницу. - Анита... - шепотом проговорила девушка, - мне как-то все это не нравится, я не пойду - стала пятиться назад девушка и аккуратно выскользнула за дверь, -пошли отсюда - но не дожидаясь действий Хикс, добавила, - прости. Милтон чуть ли не бежала по коридорам в гостиную Хаффлпаффа. Она сейчас наверное в ярости, как Хикс теперь выкрутится? Надеюсь она меня простит за такую выходку. Ари наконец-то добралась до своей спальни, не встретив при этом ни Джинни, ни Лаванду.
--->женская спальня хаффлпаффа

Отредактировано Arietta Milton (2012-07-16 17:17:28)

+1

31

Бадьян. Сколько раз ты спасал магов в экстренных ситуациях. Спасибо великим умам прошлого за такую находку  и изобретение.  Хотя после его использования, раненому следует еще некоторое время пробыть в постели. Но сам процесс лечения весьма болезненный. Несколько капель экстракта причиняют резкие, неприятные ощущения. Но это помогает быстрому срастанию кожи, залечивая раны, не оставляя шрамов.
Открыв колпачок пузырька с лекарством, женщина развернулась к раненой девушке.  Много чего беспокоило Мэри в этот момент.  Состояние Мадам Помфри, улики, письмо Макгонагалл, подозреваемые. Но ученице нужна была помощь. Но больше, женщина задавалась вопросом: как она могла пораниться? Где? За короткий период времени.
Это не похоже на случайный случай. Так нельзя просто пораниться чем-то.
Девушка послушно села и Мэри подошла к ней с лекарством в руках. Медленно, стараясь не задеть травму на плече девушки, Гилберт освободила руку пациентки от одежды. Теперь рану хорошо можно было разглядеть. Как и заключила для себя Мэри, рана не являлась опасной и глубокой.
Видимо, Мэри Гилберт расположилась доверием юной волшебницы. Девушка рассказала о том, что случилось, и как она получила травму.
- На вас напали?  - Внезапно Мэри повысила голос, - На вас напали пожиратели?
Гнев медленно охватывал женщину. В голове не укладывались эти события. Возмущению не было предела.
Пожиратели напали на детей в поезде? Может это как-то связано с убийством Помфри! А вдруг еще кто пострадал? Это же дети! О чем они думают? Что это им даст?!
Гилберт хотела обратиться к девушке и узнать, не пострадал ли кто еще в поезде. И в порядке ли дети. Но Мэри быстро уловила взгляд девушки, который явно был обращен на койку, окруженной ширмами. В сознании всплыли отрывки из письма профессора трансфигураций. Макгонагалл писала, что оставила тело колдомедика в лазарете. Любопытство не всегда приводит к хорошим последствиям.  Вспышки гнева и возмущения  смягчились, а потом вовсе исчезли. Мэри вздохнула прикрыв глаза.
- Я Мэри. Мэри Гилберт.  Называй меня по имени.
Женщина выдавила из себя слабую, но искреннюю улыбку и принялась за рану девушки.
- Ты молодец, Кристина. – Одной рукой женщина придерживала пузырек, а другой  извлекла пипетку, - Потерпи.
Несколько капель пали на область раны. Бадьян принялся за свою работу. Кожа девушки быстро начинала срастаться, а рана полностью исчезать.
Только начало учебного года, а ученики стаями спешат в медицинский пункт Хогвартса. Время в этом учебном году обещает быть не сладким. Особенно для учеников. В дверях показались две девушки. На вид растрепанные, но травм и ран, как показалось Мэри, не было.
- А в чем дело? С вами все в порядке? Мадам Помфри будет отсутствовать. И в этом году, я буду заменять мадам на посту колдомедика, - с этими словами, Мэри взглянула на Кристину. Девушка должна понимать, что не стоит знать ученикам о смерти колдомедика. Это еще больше навеет страх и беспокоиство в сердцах студентов.
Кристина, ты должна молчать. Пожалуйста.
- Проходите, девушки, - Мэри указала на свободные койки. Однако, видимо, одной из девушек не понравилась эта идея и быстро выскользнула из лазарета.Девушки не просто пришли в больничное крыло. Их что-то беспокоило. И если им нужна медицинская помощь, то нельзя принебрежительно относиться к своему здоровью. Мэри взглянула на вторую ученицу:
- Если вам нужна помощь, я всегда вам помогу. Что случилось?

Отредактировано Mary Gilbert (2012-07-17 13:40:33)

+4

32

Женщина аккуратно ухаживала за Кристиной, и было видно, что она знает свое дело. Это как-то успокаивало и умиротворяло, даже дышать становилось легче.
- На вас напали? - На вас напали пожиратели?
- Да,- с грустью в голосе ответила девушка. Она считала, что объяснять кого именно пожиратели искали и хотели заполучить не обязательно, так как это, по ее мнению, являлось очевидным.
- Я Мэри. Мэри Гилберт.  Называй меня по имени.
- Очень приятно познакомиться, Мэри,- Картер чуть улыбнулась в ответ, а про себя добавила – хоть и не при самых лучших обстоятельствах..
- Потерпи Ну что же,чем быстрее начнем, быстрее закончим. Когда экстракт попал на рану, сначала жутко пекло, но все быстро закончилось, благо ранение не глубокое. На глазах Крис ее кожа быстро срасталась, и наконец рана исчезла, будто и не было ничего.
И в этом году, я буду заменять мадам на посту колдомедика. А, так она новый целитель. Теперь понятно почем она так хорошо справляется. Картер поймала взгляд Мэри, и благоразумно промолчала, а затем перевела взгляд на вход в лазарет, где стояли две девушки. Или одна? Она так и не поняла это, заметив лишь Аниту Хикс, с которой была едва знакома лично. Скорее даже слышала ее имя от других студентов. В итоге новый колдомедик обратила внимание на нее и заговорила с ней. Картер же, пребывая в раздумьях, решила отблагодарить женщину. – Спасибо вам огромное за помощь, мне уже значительно лучше,- девушка улыбнулась. И правда, от раны не осталось ни следа, и чувствовала себя Кристина значительно лучше, - я могу пойти в свою гостиную? Она решила разъяснить ситуацию и уточнить этот вопрос, потому что мало ли, вдруг ей положено оставаться в Крыле, хотя ей этого ой как не хотелось. Ну хотя бы из-за того, что тут находилось мертвое тело прежней целительницы.

Отредактировано Christina Carter (2012-07-17 19:29:09)

+2

33

http://s1.uploads.ru/CLlua.png

- А... а... эм, - выдавливала из себя хаффлпаффка, тщетно стараясь ухватиться за край мантии Ариетты. "Вот зараза, а! Ну ладно, пока я тут останусь. Может, смогу что-то узнать про мадам Помфри," - подумала девушка и в ответ на эту её мысль последовали слова женщины о том, что колдомедик отсутствует. У неё округлились от удивления глаза, но расспросы она решила оставить на потом. Лиса быстро привела в порядок своё лицо, оставив на нём лишь непринуждённую улыбку, и присела на указанную незнакомкой койку.
Анита сперва хотела рассказать о случившемся серьёзно, но что-то в голове переключилось, и слова сливались в довольно шуточные фразы:
- Мы с приятельницей, - девушка бросила взгляд на дверь, - прогуливались во внутреннем дворе, как вдруг нас решил посетить до ужаса добродушный дементор. Он захотел остаться в нашем обществе на время, но буквально через несколько минут пришла Джинни Уизли и бесцеремонно нарушила нашу беседу. Так вот, как нам теперь с этим жить и в скором ли времени нужно начинать усиленно практиковать заклинание патронуса?
Последнее предложение было произнесено студенткой вполне серьёзно, потому что эти вопросы её действительно теперь мучили. Хаффлпаффка, практически не делая паузы, представилась новому колдомедику и заодно Кристине:
- Меня зовут Анита Хикс, - девушка вновь посмотрела на женщину. - Извините, я не слышала, представлялись ли вы именно на... мне. Так как ваше имя?
Анита уселась поудобнее на койке, как-то по-детски скрестив ноги и оперевшись на неё руками. В ожидании ответов от нового колдомедика, Лиса услышала, что Кристина собирается уходить. "Не радостно... Не очень хочется оставаться с незнакомой женщиной наедине... Хотя... Вдруг это даже очень удачно обернётся?" - она немного тоскливо посмотрела на Картер, но тут же переключилась на незнакомку.

+2

34

Теперь жертвами нападений стали сами ученики в своей же школе. А персонал школы, и те, кто хочет помочь и защитить детей, бессильны.  Каждый маг в магической Британии желает в Хогвартс свое дитя, зная, что это самое безопасное место для ребенка, место, где юного волшебника подготовят к магическому миру, научат всему, что ему нужно. Дамблдор вложил в эту школу все свои силы. В свое время, когда Мэри родила дочь, она была твердо уверена, что отдаст своего ребенка в Хогвартс. В ту школу, которую Мэри считала своим домом. Однако, семья есть семья. Решения надо принимать в согласии. В итоге родители мужа настояли на том, чтобы девочка поступила в Шармбатон. Сейчас Мэри задается вопросом: отправила бы она своего ребенка в Хогвартс в этом году, если бы она училась здесь?
Нет. Это совсем другое дело.
Осознание того, что в данный момент ее дочь находится в безопасности. Дает ощущение облегчения и настороженного спокойствия. Но дети, которые находятся здесь и сейчас в Хогвартсе, подвергаются нападениям со стороны пожирателей и темных сил, нуждаются в помощи и защите. И Гилберт пообещала, что будет защищать этих учеников любой ценой.
После применения бадьяна, пациенту все же требуется некоторое время поддерживающий курс лечения. Но на данный момент оставлять здесь ученика и вообще другого любого человека не имеет позволения. Впереди еще загадки со злодейством над бедной мадам Помфри.
- Да, Кристина, ты можешь идти. Зайди завтра вечером ко мне. В течение трех дней я буду давать тебе поддерживающий, целебный отвар. Будьте осторожны, мисс Картер.
Гилберт улыбнулась девушке и поставила пузырек с экстрактом бадьяна на прежнюю полку в шкаф с медикаментами. На свободной койке еще ждала помощи еще одна студентка. Женщину немного насторожило то, что вторая ученица так спешно выбежала из больничного крыла.
- Я вас слушаю, мисс, - колдомедик приветливо улыбнулась девушке и продолжила стоять у шкафчика с зельями и экстрактами. Как всегда, идеально расставленные медикаменты. Будучи стажером в свое время, Мэри никогда не понимала, почему мадам Помфри заставляла их заниматься столь нудным занятием. Иногда казалось, что у мадам просто не было больше заданий для молодежи, и она заставляла их расставлять зелья в алфавитном порядке. Только сейчас до медика доходит, насколько это удобно. Видно, каких отваров не хватает, какие кончаются, и удобно для быстрого поиска. Мэри скользила взглядом по полкам с зельями, перечитывая их названия, и внимательно вслушивалась в рассказ девушки.
Моментально доносившиеся слова из уст юной студентки врезались в сознание женщины. Дементор. Женщину охватил ужас.
Дементор на территории Хогвартса? Он напал на детей.  Немыслимо!
Многие взрослые волшебники в жизни не подвергались нападению дементоров, а то и вообще, не встречались. Конечно, сейчас они на свободе и выполняют приказы Темного Лорда. Однако, горела некая надежда, что хотя бы на время, ученики будут в безопасности.
- Мерлин упаси. Девочки с вами все в порядке? Где остальные?
Мэри подбежала к девушке и схватила ее за руки, крепко их сжимая, будто бы пытаясь успокоить.
- Точно…я сейчас.
Гилберт  схватила свою сумочку, где всегда носила на случай шоколад. Хотя, в женской сумочке всегда так много вещей «на случай». Отыскав в глубинах французкой, кожаной модели сумочки шоколад, Мэри протянула его девушке.
- Вот держи. Съешь его. Тебе полегчает. Он восстанавливает силы, - Женщина поднялась и глубоко вздохнула. Девушка, что представилась Анитой, была права. Они должны уметь защититься от дементоров. Как в этом случае, профессора не всегда смогут прийти на помощь. Тем более, что половина персонала в Хогвартсе – пожиратели, считая директора.
- О да, прошу прощения. Меня зовут Мэри Гилберт. Зови меня Мэри, - женщина кивнула и подошла ближе к студентке, - Анита, ты права. Вы должны уметь защитить себя в нужный момент. Я обещаю, что поговорю об этом с профессором Макгонагалл. Дементоры, свободно разгуливающие по территории Хогвартса… Хогвартс теперь словно Азкабан. Послушайте, девочки, будьте осторожны. Школа теперь не такая как прежде. Вы и сами это заметили. Прошу соблюдайте осторожность и будьте бдительны. И конечно, двери лазарета всегда будут открыты перед вами. Я буду ждать вас в любой момент. И в случае опасности, зовите профессоров. И Анита, передай остальным шоколад.
Мэри протянула девушке пару плиток шоколада.
- Заходите в любом случае, - Гилберт улыбнулась обеим девушкам.
Что же ждет учеников в этом году. И представить больно…

Отредактировано Mary Gilbert (2012-07-19 22:25:38)

+3

35

http://s1.uploads.ru/CLlua.png

Анита удивлённо посмотрела на мисс Гилберт, которая тем временем схватила студентку за руки. "Какая... эмоциональная женщина," - подумала девушка, а колдомедик уже оторвалась от неё и несла плитку шоколада.
- О, огромное спасибо. Не знала, что моё любимое угощение может помочь мне с последствиями действия дементоров, - хихикнула хаффлпаффка и жадно вцепилась в сладость. Как ни странно, шоколад действовал фантастически быстро, что бесспорно радовало Лису. Она уже поднялась с койки, немного пройдясь по лазарету и проглатывая последний кусочек шоколада.
- Да-да, мисс. Мы уже поняли, что особо радостным этот год не будет... - отвечала Анита, не смотря на Мэри. - Огромное спасибо вам за заботу, но, я думаю, что оставшиеся здесь профессора и прочий персонал, не принадлежащий к Пожирателям Смерти... во-первых, весьма в небольшом количестве, а во-вторых, вряд ли сможет спасти столько учеников. Впрочем, будем надеяться на лучшее.
Девушка повернулась к колдомедику и улыбнулась. Она приняла плитки шоколада и коротко кивнула, стремясь к выходу.
- Ещё раз благодарю вас. С вашего позволения, я зайду к вам на днях, Мэри? У меня есть несколько вопросов, но сейчас, наверное, для них не время, - Анита как-то странно осмотрела лазарет и, бросив взгляд на здесь присутствующих, удалилась из помещения. Она быстро спускалась по лестнице и практически бежала в сторону гостиной своего курса, так и не встретив на пути Джинни и мисс Браун, что показалось ей странным. Шоколад постепенно таял в руках, и девушке "просто пришлось!" его съесть, чтобы тот не стал совершенно бесполезным.

+1

36

------->Задний двор

То, что приключилось сейчас на Заднем дворе, саму Лаванду не очень-то и радовало. Данная ситуация очень разозлила девушку. Ну как они посмели пустить дементоров на территорию Хогвартса? Это было просто возмутительно. Хотя, если учесть то, что творилось вообще в замке, то это не так сильно удивляло. Но по сути они должны были хоть как-то помочь ученикам, но нет же.. Ведь даже никто с места не тронулся. Сейчас мысли девушки были лишь о том, что нужно было поскорее воссоединить ОД. Тем более слишком тёмные времена и нужно учиться более мощным заклинания, чтобы суметь хоть как-нибудь противостоять злым силам. Отличный первый денёк в Хогвартсе. Ничего не скажешь.-пронеслось в голове у мисс Браун. Лаванда и Джинни немного задержались во дворе,а потом двинулись в сторону Больничного крыла. Девушка неторопливо шагала до Больничного крыла, ведя за руку Джиневру. Вообще блондинка была рада, что девчонки смогли справиться с этими дементорами. И она знала, что они сильные и это не могло не радовать гриффиндорку. Слегка улыбнувшись, Браун завернула за угол и наконец-то две девушки оказались возле дверей Больничного крыла.
- Мы наконец пришли. Я пойду туда вместе с тобой. И подожду тебя там-же.-серьёзным тонном произнесла Лаванда и отворила дверь.
-Мадам Помфри!-крикнула тут-же блондинка, но ответа от той так и не услышала.Где же Мадам Помфри?-крутилось сразу же в голове.
-Чёрт! Ну где же она? Посидим и подождём её, хорошо?-спросила гриффиндорка и кинула свой взгляд в сторону Джинни.
Вдруг в помещении показалась незнакомка, о которой Браун совершенно ничего не знала и не слышала. Кто же она? Неужели она заменяет Мадам Помфри? Довольно странно..Надеюсь, что она на нашей стороне.-подумала блондинка и улыбнулась только, что явившейся девушке.
-Здравствуйте! Мы тут... Эм...Вообще у нас случился неприятный инцидент. На мою подругу напал только, что дементор. Надеюсь вы ей поможете? -неуверенно произнесла блондинка и стала наблюдать за этой неизвестной девушкой.

+1

37

----->Внутренний двор
Браво, Джинни! В твою копилку идет очередное «не угрожающее миру сему» заклинание. Уизли медленно следовала за подругой, которая подоспела как раз вовремя. Кажется, девушкам нужна медицинская помощь, а мне нужен кувшинчик  воды… или два… может три. Девушка неосторожно улыбнулась своим мыслям и повела головой, прислушиваясь к легким шагам группы студенток. Пара блондинок резво опередила Джиневру с Лавандой и направилась в медицинский кабинет. Оу… им не терпится получить свою порцию успокоительного.  Лаванда все еще держала гриффиндорку за руку, видимо ее беспокоило физическое, возможно и моральное состояние подруги. Но, как бы не казалось это странным - все было более или менее на уровне «Окей».
- Лаванда… - прохрипела Джи, взглянув на Браун, - эти существа напали на студенток на запрещенной территории, сегодня. А завтра они проголодаются и ворвутся в комнату каких-нибудь гриффиндорок или слизеринок (что менее вероятно).
Уизли ненадолго замолчала и уставила взгляд в пол. Девушки уже подошли к кабинету, как Лаванда нарушила тишину своим звонким голоском, заставив Джи вздрогнуть.
- Лав, ты ошибаешься. Мне не требуется помощь, по крайней мере, сейчас, - стиснув зубы, Джинни улыбнулась и прошла в помещение за подругой. - Здравствуйте, мисс. Скажите, тут только что были светловолосые студентки? Они должны были появиться здесь.
Очень странно, мы не столкнулись с ними в коридоре, может быть, они изменили курс направления и ушли за булочками на кухню? Увидев на столе кувшин с водой, девушка налила немного в стакан и отпила, вопросительно посмотрев на Лав-Лав.
- Может быть, нам не стоит ждать мадам Помфри? Я чувствую себя превосходно, особенно после глотка воды.
Глубоко вздохнув, Джи направилась к выходу.
- Пойдем, Лаванда, у нас сегодня еще много дел.
-----> В забвение.

0

38

5 сентября, первая половина дня

Начало игры
- Ну, вот и все, - закончив обрабатывать ожог, Мэри улыбнулась сидящему напротив нее мальчику. Второкурсник-хаффлпаффец все еще морщился от боли, но было заметно, что ему стало легче. Насколько женщина поняла из сбивчивого рассказа самого пострадавшего и девочки, которая привела его сюда, мальчишка допустил ошибку в тинктуре зелья, а потом еще и умудрился опрокинуть себе на руки котел с кипящим составом. Обжегся. Не смертельно, конечно, но неприятно. И больно. Последняя мысль едва не заставила поморщиться и саму Мэри.
Прежде, чем наложить повязку, женщина еще раз осмотрела обожженные предплечье и ладонь: небольшая отечность, покрасневшая кожа, кое-где появившиеся волдыри. К вечеру воспаление должно уменьшиться, а еще через пару дней от ожога останется только маленькое пятнышко. Все-таки колдомедицина была куда действеннее маггловской врачебной помощи: волшебные мази, экстракты, зелья помогали справиться с неприятными последствиями термического воздействия на ткани намного быстрее. 
- Ferula, - Мэри взмахнула палочкой, накладывая повязку. - После ужина зайдете еще раз, чтобы сделать перевязку.
- Да, мэм. Спасибо, - кивнув, хаффлпаффец соскочил с кровати и направился к поджидавшей его сокурснице – Мэри позволила девочке дождаться друга в стенах госпиталя, а не в кориоре. Вместе дети покинули Больничное крыло, оставив миссис Гилберт в одиночестве.
Мэри обвела взглядом школьный госпиталь и присела на ту самую кровать, где минутой ранее сидел второкурсник. Несколько дней прошло, а женщина все не могла свыкнуться с тем, что мадам Помфри больше не встретит ее добродушным ворчанием, ласковым советом или просто светлой улыбкой. Все время казалось, что еще мгновение, и целительница покажется из-за одной из множества ширм. Вот сейчас… еще секундочку… Но песочные часы отсчитывали минуту за минутой, а чуда не происходило, и только, отзываясь болью в горле, снова перед глазами вставала страшная картина: застывшее тело мадам Помфри, укрытое белой простыней. И у кого только рука поднялась на пожилую целительницу? Кому достало совести, чтобы отнять жизнь у этой женщины? Дикость.
Мэри постепенно осваивалась на новом месте работы, привыкала к нему, открывала для себя особенности работы в школе, сравнивала этот опыт с опытом работы в св. Мунго и не переставала удивляться тому, что затея Минервы удалась и не встретила никаких препонов. Многое казалось ей поразительным: в то время, когда многие магглорожденные старались оказаться как можно дальше от тех, кто имел отношение к действующей власти, она очутилась в "львином логове" и не лишилась палочки, не попала под министерское следствие. На нее вообще мало обращали внимания. По крайней мере, до сегодняшнего дня. И, дай же Мерлин, чтобы так продолжалось и дальше.
Встав, женщина подошла к небольшому шкафчику с зельями, которые использовались чуть ли не каждый день. Зелья, применяемые реже, хранились в смежной с основным помещением Больничного крыла комнате – ее личном кабинете. Миссис Гилберт с удовлетворением и благодарностью к мадам Помфри отмечала про себя тот порядок, который царил в госпитале: всему имелось свое место, благодаря чему отыскать тот или иной эликсир не представлялось сложным. Взяв в руки лежащий на нижней полке свиток, Мэри принялась сверяться со списком зелий, попутно отмечая не надо ли пополнить запасы.

+2

39

(вероятно, из своей комнаты) --->

Если вчерашний день складывался для Амикуса необычайно удачно, так что прямо душа пела, то сегодня всё шло из рук вон плохо. Началось с того, что ночью сбежали припасенные в кабинете грязнокровки. Как они ухитрились, уму было непостижимо. Но факт оставался фактом. И палочки, главное, сперли. То есть переживать-то было не с чего – всё равно далеко не убегут, потому что их теперь по всей Британии отлавливать будут. Но обидно было страшно. И главное, разделаться с ними своими руками уже вряд ли получится. А руки, между тем, свирепо чесались.
Но это еще не всё. Потом выяснилось, что подлюга Снейп таки выкрутился перед Лордом сам, да еще и грязнокровку отмазал. Сволочь. Причем наверняка понял, откуда к Лорду информация притекла. Причем виду не подает, а ходит себе такой как ни в чем ни бывало и хихикает про себя. Амикус, опять же, бесился, но сделать ничего не мог. Даже сестре не мог пожаловаться, потому что что толку-то. Еще бы ругаться стала. Так он промаялся всё утро, пока ноги не принесли его к больничному крылу. Он помедитировал немного, стоя на месте, а потом решительно двинулся на штурм, отпихнув каких-то мелких детей, которые неудачно попались под ноги. Убить он её, конечно, не сможет, даже, строго говоря, не сможет покалечить. И вероятнее всего, не сможет сделать так, чтобы она уволилась по собственному желанию. Но хотя бы на место поставить нужно. А то зазналась, поди, решила, что она тут самая умная.
Амикус рванул дверь и вошел. Грязнокровка (Гилман? Голдберг? А хрен их разберешь, всех не упомнить) рылась в шкафчике. Не иначе порядки свои наводить вздумала. Он скрестил руки на груди для пущей эффектности и подпер плечом дверную притолоку.
- Что, грязнокровка, хорошо устроилась? Думаешь, Снейп тебя выгородил, так теперь тебе всё можно? А вот чёрта с два. Я еще насобираю сведений. И добьюсь, чтобы духу твоего тут не было. А то развели бардак.
Амикуса не смущал тот факт, что его речь имела мало отношения к практической действительности и что даже внутри себя она была совершенно бессмысленной. Его это никогда не смущало. Его задача была в том, чтобы получить, при всех ограничениях, хоть какое-то удовлетворение после неудач, которые ему пришлось претерпеть.

Отредактировано Amycus Carrow (2012-09-28 06:24:48)

+1

40

Первая дорога – сидеть, ждать смирно,
Быть каменно спокойным, быть абсолютно мирным.
(с) Lumen

Мэри с самого начала была готова к тому, что в один прекрасный день ее иллюзорно спокойное пребывание в Хогвартсе будет нарушено, и все равно нервно передернула плечами от неожиданности, когда за спиной раздался мужской голос. Начинается, - подумала женщина, на мгновение возведя глаза к потолку. Отложив список, миссис Гилберт скрестила руки на груди и медленно обернулась к вошедшему, стараясь справиться с охватившим ее неприятным волнением. Это не было похоже на страх, но скорее, сродни тому ощущению, что испытываешь, проводя пальцем по наточенному лезвию ножа.
Сама по себе речь мужчины большого эффекта на волшебницу не произвела: угрозы были вполне ожидаемы вне зависимости от того, мог ли пришедший их исполнить на деле или только пытался припугнуть. И серьезно волноваться из-за них Мэри посчитала нужным бы только тогда, когда слова перестали бы висеть в воздухе и обрели какое-то конкретное выражение.
"Лестное" высказывание в свой адрес она предпочла пропустить мимо ушей, напомнив себе о том, что иного отношения со стороны объявившихся в школе Пожирателей было бы ожидать по меньшей мере странно. Единственное, что привлекло ее внимание и вызвало немалое удивление – упоминание роли Снейпа в ее судьбе. С чего бы Снейпу ее выгораживать? Хотела бы она узнать об этом больше, но вот расспрашивать об этом нежданного гостя было, к сожалению, заведомо проигрышным ходом.
- Это все, что вы хотели мне сказать, мистер... - Мэри вопросительно посмотрела на мужчину и немного помедлила, будто припоминая, - увы, не знаю вашего имени, - женщина говорила ровно, быть может, чуть напряженно, но без страха или ответной агрессии. Что же касается последнего, Мэри чувствовала, что подобный шаг сейчас не принесет ей ничего хорошего; не стоило подталкивать Пожирателей к открытому конфликту, в конце концов, вылететь из школы в краткий срок ни в ее планы, ни в планы Ордена не входило.
Все, что было в ее силах, - отвечать на любые выпады в свою сторону с каменным спокойствием, молча терпеть и режущее слух оскорбительное "грязнокровка", и угрозы, лишь бы не было лишних поводов к ней прицепиться. Миссис Гилберт была уверена, что причин для выражения недовольства и без этого найдется предостаточно. Впрочем, была она уверена и в том, что этим людям даже причин искать не надо: взять хотя бы этого – ввалился в Больничное крыло как ни в чем не бывало, чтобы, как говорится, качать права на пустом месте.

Отредактировано Mary Gilbert (2012-09-29 00:45:21)

+2


Вы здесь » Hogwarts. On the verge. » ЗАМОК » больничное крыло